Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Лучшие новости сайта

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери






Дарья Донцова

Дедушка на выданье

Глава 1

Накануне Восьмого марта даже умные мужчины начинают очень глупо тратить деньги.

Первое, что я увидела сегодня утром, проснувшись, был не циферблат будильника, а ярко-розовая коробочка, перевязанная синей лентой. Сверху лежала открытка. Я стряхнула со своей макушки уютно спящую кошку Ариадну, села, взяла глянцевую карточку, щедро разрисованную цветами, и прочитала напечатанные строки: «С праздником всех женщин! Желаю успехов на работе. Дмитрий».

Ну и как вам этот текст? Без обращения и подходящий абсолютно всем! Димон славится как гениальный компьютерщик, а еще все вокруг намекают на его удивительную любвеобильность, сплетничают об огромном числе бывших любовниц хакера. С первой характеристикой я согласна, а вот вторую ни опровергнуть, ни подтвердить не могу. Когда я вселилась в квартиру к Коробкову, здесь жили только две пожилые дамы, коих Димон именует своими тетушками: семидесяти с лишним летняя Марго, адептка здорового питания, фанатка тренажерного зала, бесшабашная оптимистка, обожающая джинсы с футболками, и Анфиса, пламенная революционерка того же возраста, непременная участница большинства столичных митингов протеста. Все свободное и несвободное время Фиса проводит, маршируя по улицам с плакатами в руках. Она защищает тюленей, выступает против уничтожения розовых ландышей, требует запретить аборты, закрыть телецентр, сжечь все современные газеты и журналы, начиная от гламурных и заканчивая псевдоинтеллектуальными. Анфиса всегда в оппозиции к правящему режиму и до недавнего времени работала на общественных началах при штабе некоего Олега Кириллова, который пытался стать депутатом и громил на всех углах тех, кто уже заседал в большом сером здании около станции метро «Охотный ряд». Кириллов ухитрился раздобыть кучу компромата на действующих народных избранников, что, в общем-то, неудивительно. Депутатами не рождаются, ими становятся, а на долгой дороге к кормушке с властью человек совершает разные, по большей части неблагородные, поступки. Анфиса верой и правдой пахала на Кириллова, пропадала в его штабе сутками, а дома заводила песню с рефреном: «Олег самый честный человек на свете, но такие, как он, никогда не станут у руля, потому что к руководству государством допускаются лишь…» Далее шли сочные эпитеты, сами понимаете, они носили не лестный характер. Перестав поносить власть имущих, Фиса принималась озвучивать политическую программу Олега: земля крестьянам, фабрики рабочим, мир во всем мире, молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет. Где-то я уже слышала подобные лозунги и поэтому не особенно верила Кириллову.

В отличие от Анфисы, Маргоша абсолютно аполитична. Она не читает газет, а по телевизору смотрит лишь программы Елены Малышевой про здоровье и еще про моду и спорт. Обе старухи не способны мирно беседовать более трех секунд. Повод для свары у них возникает сразу. Например, позавчера за ужином Марго попросила:

— Танюша, дай мне кусочек зернового хлеба, я купила новый на пробу.

Я начала кромсать ножом твердокаменную буханку, щедро обсыпанную семечками, а Анфиса вдруг спросила:

— И сколько же стоит сей продукт ужасного вида и стопроцентно жуткого вкуса? Явно дороже простого «нарезного».

Марго незамедлительно кинулась в бой:

— Белый хлеб — это яд! В нем содержится клейковина, которая провоцирует желудочно-кишечные проблемы, пшеничная мука — смерть! А фитнес-батон полон полезных пищевых волокон…

— Я просто спросила, сколько денег ты отдала за железобетонную булку, — перебила ее Анфиса.

— Триста рублей! — объявила Маргоша.

Фиса вскочила, вытянула вперед руку и произнесла страстный монолог о погрязших в разврате буржуазных элементах, которые выбрасывают на ветер огромные капиталы, в то время как деревня Трезвая вымирает от алкоголизма.

Маргоша растерялась, а я не удержалась и спросила:

— Каким образом деревня связана с хлебом из семечек? Неужели, если Марго перестанет покупать его, местные мужики забудут про водку?

— Да, — топнула ногой Фиса, — хлеб всему голова! Каждый колосок в дело! Нет простою комбайнов! Нельзя ждать милостей от природы, наша задача взять их самим!

Я заморгала. Эти лозунги я тоже где-то слышала! Или читала их в детстве в газетах? Моя классная руководительница устраивала политинформационные пятиминутки, во время которых частенько говорила нам и про хлеб, и про колоски, а потом читала передовицу из свежего номера «Правды».

Анфиса продолжала фонтанировать словами, я не смогла сдержаться и побормотала:

— Что случилось? Кириллов сменил платформу? Он теперь деревенщик? Нацелился спасать русского крестьянина от зеленого змия?

Фиса неожиданно села и горько сказала:

— Олег предатель! Принял предложение стать мэром большого города в Подмосковье. Конечно, теперь шельмец точно станет депутатом. Ручкается с теми, кого еще недавно обличал! Мерзавец! Забыл о борьбе с коррупцией!

— Не расстраивайся, — поспешила утешить революционерку Марго, — найдешь нового Робин Гуда.

— Я уже примкнула к настоящему патриоту, — заявила Фиса, — Велехов Кирилл! Он…

Я уставилась в тарелку. Есть женщины, не способные жить в одиночестве. Если от такой уходит обожаемый муж, она на следующее утро отыщет нового супруга. А наша Фиса не мыслит себя без борьбы за светлое будущее, ей нужен вождь, Маргоша же не нуждается в начальниках-командирах, она не из тех, кто любит ходить в строю. Самое интересное, что при всем различии Марго и Анфиса очень похожи внешне: обе тщательно следят за собой, красят волосы в один цвет, совершают всякие косметические манипуляции, порой их можно принять за близнецов, конечно, если дамы молчат.

Еще в квартире обитают четыре кошки, каждая тоже со своим характером: Клепа, Гера, Лера и Ариадна. Я до сих пор их путаю, потому что они похожи между собой больше, чем наши тетушки.

Я положила открытку на тумбочку. Текст и отсутствие личного обращения наводят на мысль, что Димон одним движением мышки создал сто одинаковых посланий. Я развязала синюю ленту и достала из розовой коробочки круглый флакон, на котором красовалось название «Comp». Ну надо же! Мало того что Димон не забыл про Восьмое марта, он еще подарил мне парфюм! Вот уж всем удивлениям удивление! Находясь в состоянии шока, я совершила ошибку: нажала на распылитель и чуть не задохнулась от удушливо-приторного аромата, в котором явственно ощущались ноты ванили и кокоса. В принципе, я неплохо отношусь к этим составляющим, но никогда бы не приобрела такие духи! Не хочу пахнуть, как творожная запеканка, которую повар в порыве щедрости посыпал килограммом кокосовой стружки.

Кошке Ариадне запах тоже не доставил удовольствия. С громким гневным воплем: «Мяуууу» — она слетела с кровати, подбежала к двери, боднула ее головой и столкнулась с Клепой, которая с тем же криком неслась в мою спальню.

Пару секунд кисы орали, глядя друг на друга, потом исчезли. Вместо них появилась Фиса с розовой коробочкой в руках.

— Танюшечка, — заискивающе сказала она, — Дима очень мило поздравил меня с праздником трудящихся женщин, который провозгласили великие Клара Цеткин и Роза Люксембург! Очень ценю его внимание. А еще Димочка сделал мне подарок — духи, но они мне не по нраву, их запах привлекает сексуально озабоченных мужчин! Мне надо думать о серьезных проблемах, в которых погрязла Россия, а не увлекаться любовными интрижками. Ты у нас молодая, свободная, поэтому я принесла тебе этот парфюм. Душись на здоровье, но, сделай одолжение, не говори Димусе, что его подарок теперь у тебя. Еще обидится мальчик!

Выпалив тираду на одном дыхании, Фиса поставила коробку на книжную полку и ушла. Я накинула халат, хотела пойти в ванную, но дверь в спальню снова распахнулась, теперь ко мне заявилась Маргоша. Угадайте, что она несла в своих накачанных руках? Правильно, духи с загадочным названием «Comp».

— Уж не знаю, по какой причине Димон решил, что Восьмое марта мой праздник, — затараторила она, — думаю, скорее это день цветочника и продавца, который хочет сбыть залежалый товар. Впрочем, хорошо, что Дима не приобрел коробку шоколада, теперь конфеты производят из пальмового масла, а оно убивает печень. С другой стороны, духи не лучше, они созданы из синтетических материалов, которые через кожу проникают в кровь и провоцируют слабоумие, запор, колит, туберкулез, облысение. Короче, мне такой презент не по нраву. А тебе в самый раз! Пшикайся на здоровье. Только Димону не говори, что я тебе его подарок передала, еще расстроится! Ох, я опаздываю на тренировку по картпештрайдингу!

Марго сунула коробку, перевязанную синей лентой, на небольшую этажерочку у входа и была такова. Через полминуты я обрела способность мыслить и задалась вопросом: а что такое картпештрайдинг? Впрочем, не важно! Интереснее другое, если, по твердому убеждению Марго, использование духов вызывает кучу недугов, то по какой причине она предложила мне: «Пшикайся на здоровье»? Маргоша жаждет моей мучительной смерти? Ответа на вопрос не нашлось, зато у меня возникло желание побежать к дедушке российского компьютера, поставить перед ним три коробки «Comp» и поинтересоваться:

— Кто надоумил тебя подарить нам одинаковые вонючки? Дорогой, запомни, есть вещи, которые не следует преподносить дамам, а именно: духи, косметику и белье. А еще девушкам не нравится источать один аромат!

Но я удержалась, взяла розовые коробочки, спрятала их в шкаф, на полку, где храню колготки, и поспешила в ванную. Шеф терпеть не может, когда сотрудники опаздывают на службу. Только не надо напоминать мне, что Восьмое марта красный день календаря. Бригада, в которой я работаю, живет по своим законам.

Я добрела до одной из ванных комнат, услышала из-за закрытой двери надсадное кошачье мяуканье, решила, что Клепа или Гера не могут выйти в коридор, дернула створку и увидела Лапулю, которая согнулась над унитазом. Вокруг нее сидели рыжие кошки и выли в унисон.

— Тебе плохо? — сочувствующе спросила я.

Лапуля со стоном обвалилась на пол и положила голову на пластиковый круг.

— Зайчик офигел, — прошептала она, — его подарок котика достал.

Лапуля — любовь Димона. Господь не одарил ее особым умом и сообразительностью, у меня есть подозрение, что Лапа так и не смогла закончить школу, но кто сказал, что мужчине нужна Софья Ковалевская, Маргарет Тэтчер и сестры Бронте в одном лице? Да, Лапуля не знает таблицы умножения, пишет с ошибками, обожает сериалы для подростков и с восхищением смотрит мультики для детсадовцев, зато у нее есть немалые таланты, которых не было у вышеперечисленных умниц. Лапа хороша, как картинка, она представительница вымирающего вида натуральных голубоглазых блондинок с объемом талии пятьдесят пять сантиметров. Прибавьте к этому длинные стройные ноги, четвертый размер бюста (ни капли силикона, все свое, родное), очаровательную улыбку, милый, абсолютно не скандальный характер, смазливое личико — и получите Лапулю. Принято считать, что белокурая девица — это тупое, никчемное существо, которое лежит целыми днями на диване, лопает шоколадные конфеты, пялится в телевизор или носится по спа-салонам и бутикам, просаживая деньги своего мужчины. Лапуля совершенно не соответствует данному образу. Она гениальная домашняя хозяйка, которая ухитрилась превратить многокомнатную мрачную квартиру Димона в уютное гнездышко за пару недель. Я не понимаю, каким образом Лапа достигла такого сногсшибательного эффекта, вроде никакого ремонта она не затевала, но после того, как девушка поселилась у нас, кухня, ванные, коридоры, спальни бабушек и моя стали похожи на бонбоньерки. Единственный уголок, куда Лапа пока не добралась, это кабинет Димона. Туда ей вход запрещен. А еще Лапа гениально готовит, благодаря чему я вновь набрала почти центнер. Ну как можно сидеть на диете, когда постоянно пекутся пироги, кулебяки, торты, запеканки, в кастрюльках булькают уха, борщ, щи, сборная мясная солянка, буйабес, шурпа, а на сковородках томится мясо, жарятся крабовые котлетки, дорадо с овощами и много чего другого! Я не могу пройти мимо гурьевской каши, гречки с луком и грибами или отвернуться от оладушек с домашним вареньем из персиков. Лапа самозабвенно закручивает консервы, гладит даже носки и моет плинтусы зубной щеткой. Да любой армейский сержант прослезился бы от умиления, глядя на то, как она старательно полирует замшевой тряпочкой никелированную пупочку на бачке унитаза. То, что должно блестеть, обязано блестеть, остальное необходимо накрахмалить! — вот основной жизненный принцип Лапули. Вам придет в голову встать на стремянку и ватной палочкой выковыривать пыль из загогулин лепнины на потолке? Нет? Тогда не смейте шутить по поводу умственных способностей Лапули, потому что данную процедуру она проделывает два раза в месяц.

Единственная беда — Лапа подчас непонятно высказывается, у нее своеобразная лексика и нестандартное мышление. Но я научилась понимать девушку. Вот сейчас она, привалившись к унитазу, произнесла вроде загадочную фразу: «Зайчик офигел, его подарок котика достал». А я легко расшифрую ее. Котик — это Димон. То есть хакер сделал любимой некий подарок на Восьмое марта, который заставил офигеть зайчика. Лапуля ждет ребенка, нерожденного малыша она называет «зайчик». К сожалению, бедную Лапу мучает токсикоз. Я не обзавелась детьми и понять ощущения беременной не могу, к тому же я постоянно пропадаю на работе, у меня элементарно нет времени, чтобы уделить Лапуле должное внимание. Димон тоже не заботится о будущей матери своей крошки, потому что безвылазно сидит в офисе. Анфиса и Маргоша реагируют на состояние любимой Коробка соответственно своим характерам. Первая, наблюдая, как Лапа бежит в сортир, бурчит:

— Вот почему наш народ попал в пучину перестройки! Все увлеклись глупостями и забыли о революционной бдительности.

А Маргоша восклицает:

— Я совсем не уверена, что беременность идет женщине на пользу! Лапуся, возьми маленькие гантели и сделай сорок приседаний, это тебя отвлечет.

Истинное сострадание к Лапе испытывают лишь кошки. Едва бедная девушка устраивается около унитаза, рыжие подружки садятся рядом и принимаются выть на разные голоса.

Я протянула Лапуле руку.

— Вставай, не сиди на полу, плитка холодная. Еще простудишь зайчика. Димон преподнес тебе духи?

Лапа застонала.

— О! Точненько! В розовой коробочке! С синей ленточкой! Красивенькие! Но вонюченькие! Фу! Я чуть не умерла, когда понюхала. Ты такая умная! Взяла и догадалась! О-о-о!

Лапулю снова согнуло над унитазом, Гера и Лера заорали, как положено мартовским кошкам, Ариадна и Клепа зафыркали.

Я погладила Лапу по спине и поспешила в другую ванную. Не такая уж я сообразительная, просто уже видела три одинаковых презента! А вот Коробок идиот! Надо осторожно намекнуть ему, что не следует приобретать парфюм оптом. Или наш компьютерный гений польстился на скидку, повелся на предложение: «Берешь две коробки и столько же получаешь бесплатно»? Кстати, о моей сообразительности! Лишь сейчас я догадалась, по какой причине хакер купил эти духи! Гляньте на название «Comp» и вспомните, что ничего лучше компьютера для Димона на свете нет.

Глава 2

На улице стояла промозглая погода и совсем не пахло весной. Поежившись, я влезла в джип и неожиданно подумала: а сколько лет Коробку? Я вот никогда не интересовалась годом его рождения, психологический возраст, если вспомнить внешний облик Димона: пирсинг, кожаные ошейники с шипами, татуировки, безумные браслеты и разноцветный начес, который он сооружает на макушке, соответствует восьмикласснику. Единственное, что меня смущает, это наколка на его предплечье «ДМБ 187…», последнюю цифру разобрать невозможно. Следует ли понимать, что в тысяча восемьсот каком-то году Коробок успешно отдал гражданский долг Родине, или эта надпись имеет иное значение?

Когда я вошла в комнату, где у нас проходят летучки и совещания, шеф крякнул, выразительно взглянул на большие часы на стене, но ничего не сказал. Федору присуща определенная деликатность, он не станет ругать сотрудников при посторонних, вот когда незнакомец уйдет, Приходько не преминет сделать мне выговор.

— Отлично, все в сборе, — громко объявил шеф, — начнем, пожалуй! Знакомьтесь, Егор Гордин!

Я навесила на лицо вежливую улыбку. Ну, здорово! Те же и Егор! После того, как из бригады ушел Чеслав, а на его место неожиданно назначили Федора, нас с Димоном повысили . Я теперь начальница оперативно-розыскного отдела, а Коробок стал заведующим технически-криминалистической частью. Мы получаем большие оклады и имеем всякие привилегии, вот только управлять нам некем. Мой отдел состоит из одной сотрудницы, зовут ее Таня Сергеева — то есть я руковожу сама собой. У Димона, правда, есть Фатима, наш эксперт, но она совершенно не воспринимает Коробка как начальника и говорит:

— Димуська, ты возись со своим железом и не суй нос в мою лабораторию.

Федор регулярно приводит практикантов. Помню странного юношу, который довел почти до обморока Коробкова, и девицу, до невозможности похожую на Марту , от которой у меня началась аллергия. Насморк, кашель и бесперебойное чихание прошли на следующий день после того, как клон Карц покинул офис. Приходько по сию пору считает, что я нарочно прикинулась больной, но, поверьте, мне действительно было плохо, когда я видела стройную фигуру в туфлях на высоченных каблуках и с сумочкой из невинно убиенного крокодила в наманикюренных лапках. И вот теперь у нас очередная радость по имени Егор.

Я окинула парня оценивающим взором. Какой-то он рыхлый, явно предпочитает сидячий или даже лежачий образ жизни. Впрочем, не мне швырять камни в людей с избыточным весом: позавчера я с трудом втиснулась в юбку размера XXL. Определенно пора садиться на диету! Хотя в моем случае полнота мне только на руку. Ну что подумают о женщине, смахивающей на пончик? Кто она по профессии? Бухгалтер, учительница, медсестра… Сотрудница особой бригады обязана быть стройной, накачанной девицей, ловко владеющей всеми видами оружия, лихо управляющей мотоциклом, вертолетом, самолетом, машиной, способной уложить в койку любого мужика, в сумке носить наимощнейший компьютер, подслушивающие устройства, шприцы с ядом и прочие подобные атрибуты. В полной добродушной тетеньке, тщетно пытающейся достать с верхней полки в супермаркете пакет дешевого кефира, ни одна душа не заподозрит Мату Хари. Кстати, мой пистолет хранится в сейфе, я им практически не пользуюсь, в основном держу в руках оружие во время тестов по стрельбе, которые прохожу с неизменно низким результатом. Вот машину я вожу отлично, наверное, в прошлой жизни работала кучером или управляла колесницей. А еще у меня есть часы с хитрой кнопочкой: нажмешь на нее, и через считаные минуты ко мне на помощь примчатся пехота, артиллерия, ОМОН, бригада быстрого реагирования, ДПС, ракетные войска нацелят боеголовки на моих врагов, над головой сотрудницы Сергеевой закружат вертолеты «Черная акула», прилетят МиГи последнего поколения, прикатят со скоростью четыреста километров в час черные, с виду дышащие на ладан «Волги» с номерами «екх 000»… Короче, мало моим обидчикам не покажется. Впрочем, не знаю, что случится на самом деле, если я приведу в действие сигнал «SOS»: мне, слава богу, им пока пользоваться не приходилось.

— Здравствуйте, Егор, — произнес Димон, который, судя по этим словам, ввалился в кабинет за пару секунд до моего появления.

— Добрый день, Егор, — в свою очередь поздоровалась я.

Парень указательным пальцем поправил здоровенные очки, сползающие на кончик бесформенного носа, и неожиданно приятным баритоном произнес:

— Здрассти.

Я лишний раз убедилась, как часто голос не совпадает с внешностью. Позвони мне Егор по телефону, я легко могла подумать, что на том конце провода находится роскошный мачо, а на самом деле Гордин рыжий, конопатый, не хватает лишь лопаты, которой некий субъект, если вспомнить известную дразнилку, убил своего дедушку.

— Егор блоггер, — продолжил Федор, — он пришел к нам с рассказом о…

Из моей груди вырвался вздох облегчения! Слава богу, парень не практикант, у стола сидит наш новый клиент. Коробок вскинул брови домиком.

— Ах, блоггер!

Я покосилась на Димона. Отлично знаю его отношение к тем, кто ведет так называемые личные дневники в Интернете. Коробок уверен, что большинство этих людей — нереализованные личности, которые не ходят каждый день на работу.

— Интернет — великая вещь, — говорит наш хакер, — миллионам пользователей он здорово облегчил жизнь, но, скажи, у тебя есть время строчить сообщения о том, что ты увидела сегодня на улице? И у меня нет! И у любого занятого человека тоже! Станет ли нормальный реализованный человек с пеной у рта ругать фильм какого-нибудь режиссера и ввязываться в словесную драку с тем, кто от него в восторге? И снова ответ: нет. Успешный человек уважает чужой труд, даже если конечный результат ему не по вкусу. И блог — это не дневник. На свете мало моральных эксгибиционистов. Это способ заработка. Кое-кто занимается скрытой рекламой. Не так давно ряд весьма уважаемых блоггеров начал взахлеб хвалить сеть продуктовых магазинов. Других не менее популярных интернет-авторов их панегирик возмутил, и они выяснили: отдел рекламы супермаркетов заплатил блоггерам за пиар. Впрочем, можно и открыто повесить на своей странице сообщение: «Продажа одеял из крапивы» и получить гонорар. Часто записи служат орудием мести или способом распространения выдуманной самим же автором сплетни. Впрочем, иногда блоггеры помогают найти свидетеля преступления или лекарство для больного человека. Не все интернет-авторы моральные уроды, но назвать их творчество личным дневником нельзя, это некий вариант журналистики, возможность удовлетворить желание писать для тех, кого не приняли в солидные СМИ, способ самоутвердиться, откусить свой кусок от пирога славы, избежать одиночества, получить возможность общения.

Блоггеры вызывают у профессионала Димона те же ощущения, что испытывает балерина Большого театра, которую пригласили в село Зюзюкино на премьеру балета «Лебединое озеро» в исполнении доярок. Бедную приму крючит от ужасной техники сельских лебедей, но воспитание не позволяет ей в голос заорать: «Ужас! Ужас! Ужас! Бедный Петипа в гробу переворачивается! Немедленно снимите пуанты и займитесь тем делом, в котором вы разбираетесь».

— Блоггер, — с натянутой улыбкой повторил Димон, — чудесно!

Я на секунду представила себе Егора в пачке и пуантах, хихикнула и тут же замаскировала вылетевший смешок кашлем.

Бровь Федора дрогнула, но он спокойно продолжил:

— Сейчас Егор…

Дверь распахнулась, и в кабинет вбежала женщина, до невероятности похожая на Лапулю.

— Умка! — воскликнула она. — Мы же договаривались пойти вместе! Это нечестно! Я первая сообразила про загадки!

— Это кто? — бесцеремонно спросил Приходько.

Егор зарделся.

— Моя… э… подруга… мы вместе… ну… короче…

— Ясно, — остановил парня Федор, — имя у дамы есть?

— Валя, — представилась блондинка. — Умка некрасиво поступил! Он знает, как я обожаю детективные истории, и нарочно не взял меня с собой! Знаете, он какой вреднючий! Если поймет, что ты любишь шоколадки, перестанет их покупать и будет по сто раз на дню повторять: «Сладкое вредно для здоровья, от него случается диабет, закупорка сосудов, тебе ампутируют ноги!»

— Кто такой Умка? — напрягся босс.

Валентина заморгала, потом указала на Егора:

— Он! Вообще-то Гошка взял себе ник «Наполеон пятый», но его народ Умкой зовет, потому что он…

— На медведя похож, — не утерпела я, — из мультика! «Плыву я сквозь бури и ветер к единственной маме на свете».

Егор поправил оправу очков.

— Вы ошиблись, сейчас процитировали песенку из фильма про мамонтенка, который искал маму!

— Вот поэтому он Умка, — заявила Валя, — слишком умный! От слова «ум» его так прозвали! К косолапым прозвище отношения не имеет. И к мультфильмам тоже! Гоша знает все на свете! Проверьте! Спросите что хотите, ну, не стесняйтесь! Давайте!

Мы с Димоном переглянулись, а Приходько повернулся к Егору:

— В конце восемнадцатого века ученые открыли новый язык, ранее им неизвестный. Он походил одновременно на латинский, древнегреческий, русский, персидский, литовский и на многие другие наречия, распространенные в Европе и Азии. Можете назвать этот язык?

— Эсперанто? — предположил Димон и был удостоен сердитого взгляда шефа.

— Нет, — возразил Егор, — первый международный конгресс эсперантистов состоялся только в начале двадцатого века во Франции. Вы говорите о санскрите.

Федор кивнул, а Валя захлопала в ладоши.

— Видите? Он Умка! Самый настоящий! Не герой мультика! Не медведь! Ум — Умка!

Но я была впечатлена не эрудицией клиента, а вопросом босса. Ну и ну, похоже, я плохо знаю Приходько. Предположить не могла, что он слышал слово «санскрит».

— Теперь, когда Егор подтвердил статус Умки, может, мы займемся делом? — недовольно протянул Коробок.

Я опустила глаза. Похоже, Димону эрудит не понравился. Мужчины как дети: каждый из них желает быть главным в песочнице и норовит треснуть по голове ведерком того, кто претендует на лидерство по выпеканию несъедобных куличиков.

Глава 3

Егор снял очки, потер глаза, водрузил оправу на нос и заявил:

— Буду предельно откровенен.

— Правильное решение, — незамедлительно одобрил Коробок. — Мы сразу видим, если кто врет!

— Я тоже чую нюхом, когда меня обмануть хотят, — обрадовалась Валя, — вот Умка слукавил, пообещал: «В среду вместе к ребятам из спецбригады поедем», а сам — фью! Во вторник поскакал. А почему? Меня брать не хотел. Он меня глупой считает. А почему? Не знаю! Но я не дура, поэтому тоже здесь. Если Умка собрался все рассказать честно, то он должен признать: я первая это заметила!

Коробок издал протяжный вздох, а я удивилась.

— Как вы догадались, что Егор вас собрался обмануть?

Валя засмеялась.

— Есть такие штучки, кругленькие! Мне о них Умка рассказывал, он ими пользуется. Впихиваешь их в сумку за подкладку, а потом на экране телефона или компа видишь, куда кто порысил. Не знаю, как это называется, пимпочка маленькая, на «Горбушке» их продают, ничего особенного. Умка умный, а я хитрая! Просто купила прибамбасик и пошла за ним!

Я окинула Валю взглядом, интересно, Лапа догадалась бы купить «маячок»?

— В наше здание без пропуска не попасть! — задумчиво проговорил шеф. — Охрана серьезная!

— Подумаешь! — легкомысленно отмахнулась Валя. — Я схватила в пиццерии «Маргариту», подрулила к секьюрити и сказала: «Парни, у меня заказ, просили живо доставить».

— И вас пустили? — поразился Димон. — Служба безопасности меня знает, но, если я пропуск забуду, заставят временный выписывать.

Валечка опустила уголки рта и самым несчастным голосом загундосила:

— Ребята! Я получаю процент за доставку! Зарплаты постоянной нет! Мужа тоже! Двое деток дома! Ну разве я похожа на жену бен Ладена? Пиццу несу, вон, гляньте, с овощами! Если хотите, обыщите меня, но лучше вон туда посмотрите! Два кавказца чемодан тащат!

Димон приоткрыл рот, Приходько тер переносицу, а Валя уже другим тоном продолжала:

— Охрана к мужчинам побежала, не сообразили они, что у тех в руках ничего нет, только ключи от машин, а я в здание шмыгнула, и вот уже здесь!

— А где пицца? — глупо спросил Димон.

— В лифте съела, — отрапортовала Валя, — пустую коробочку на другом этаже оставила, на вашем мусорить не стала!

— Вы слопали всю «Маргариту»? — с легкой завистью осведомилась я.

— А чего там? — удивилась Валя. — Ам-ам, и порядок!

— Поверить не могу, что к нам можно проникнуть, применив такую дешевую уловку, — разозлился Федор, — да никто ею и не воспользуется, потому что глупо!

— Не знаю! — заулыбалась Валя. — У меня сработало. Думаю, чем проще, тем надежнее!

Егор поморщился.

— Нормальный человек составит план, продумает все «за» и «против», разработает парочку альтернативных вариантов, просчитает ходы, учтет риск и часто не добивается успеха. А Валя больше десяти секунд на обдумывание задачи не тратит, и всегда у нее все получается. Правило носорога. Слышали?

— Нет, — хором ответили мы с Федором.

Умка склонил голову к плечу.

— Носорог очень плохо видит. Он идет вперед, ничего не замечая, и порой наступает на того, кто подвернулся ему под ноги. Носорог очень плохо видит, но это не его проблема.

Егор посмотрел на Приходько и добавил:

— Попытка юмора. Это я так шучу! Валя — носорог, она всегда дойдет до водопоя. А уж если кто попался на пути, это не ее проблема.

— Ха-ха-ха, — мрачно сказал Димон. — Теперь можем переходить к делу? Каким попутным ветром к нам занесло Умку?

— Мальчики делят территорию, — радостно констатировала Валентина. — Мой вашему ну совсем не понравился.

Мне стало понятно, почему Гордин не хотел брать с собой очаровательную Валечку. Та, похоже, говорит вслух все, что думает.

— У меня есть блог, — вздохнул Егор, — он называется «Хичкокнет».

— Вау! — подпрыгнул Димон. — Шокирующие разоблачения звезд. Ты раскапываешь секреты селебритис и вываливаешь их на всеобщее обозрение? Не могу сказать, что я в восторге от твоих постов, но всегда удивлялся: как ты информацию нарываешь?

— Сейчас расскажу! — обрадовалась Валечка. — Во-первых, многие секреты не секреты, а грибные истории! Они сами получаются!

Я повернулась к Валентине:

— Егор наркоман? Ест суп из мухоморов, которые выросли на космодроме, а потом выдумывает всякие байки?

— Конечно, нет! — возмутился Гордин.

— Слышали, как мужики про рыбалку рассказывают? — перебила его Валя. — Я поймал акулу! А я мурену! А я лохнесское чудовище! Хвастаются, нет сил слушать. Селебритис такие же! Им охота к себе внимание привлечь, но как? Затаятся и ждут, кого из своих на «машину» пробьет. Вот одна старушка-певица вроде как случайно попадается на глаза папарацци с любовником, которому двадцать лет. Вау! Газеты с журналами о них наперегонки пишут, тут же еще с десяток мумий находится, которые с детским садом спят! Или болезни! Едва кто-нибудь скажет: «Я вылечился от смертельной африканской лихорадки!» — на следующий день у всех наших знаменитостей какая-нибудь зараза находится. Это и есть грибы. Понятно?

— Не-а, — выпалил Димон.

Валентина закатила глаза.

— Слушай! Есть две солистки, Маня и Таня. Симпатичные, поют одинаково, бла-бла про любовь. И тут про Таню становится известно, что она дочь африканского вождя, который ей полцарства в наследство оставил! Журналисты в экстазе, пишут про завещание и гонорары собирают, народу хочется на Таню вживую поглядеть, все бегут на ее концерт. Тане хорошо, прессе тоже, а Маня в пролете. Чего ей делать? Ну и через недельку читаем в «Желтухе», как у Мани отыскался папаня, вождь индейского племени, он ей пол-Америки отписал.

— Грибы на вашем сленге — газетная утка, — кивнула я. — Тане ее пиар-агентство про африканского предка придумало, а те, кто работает с Маней, собезьянничали, решили на хвосте чужого успеха прокатиться, собственной фантазии на креатив не хватило.

— Во! — обрадовалась Валя. — Женщина всегда умнее мужчины. Именно так!

— И при чем тут блог? — спросил Приходько.

— Объясняю! — подпрыгнула Валя.

— Лучше я, — кашлянул Егор.

— Ты занудно говоришь, — не уступила подруга. — Слишком много непонятных слов употребляешь, разных людей цитируешь, а я по-простому, по-человечески скажу! И лучше тебе со мной не спорить!

— Господа, — ледяным голосом произнес Димон, — хочется узнать суть вопроса. Время — деньги!

— Правильно! — обрадовалась Валентина.

Егор горестно вздохнул, а его подруга стала быстро озвучивать проблему.

Гордину нужны средства на жизнь, а певцы-артисты хотят рекламы. Поэтому пресс-атташе всяческих знаменитостей иногда обращаются к Егору с заманчивыми предложениями. Парень публикует в своем блоге некую новость об известном человеке, раскрывает «страшную тайну», которую придумали пиарщики. Охотники на сенсации нынче обленились, вместо того, чтобы бегать по разным мероприятиям или самолично вызывать некую шишку на откровенный разговор, открывают Интернет и шарят по блогам в надежде найти кувшин со сливками. «Хичкокнет» пользуется огромным успехом. Пишущая братия или простые любители сплетен до сих пор не догадались, что Гордин в сговоре с пиарщиками. Слухи в Сети распространяются со скоростью чиха, но у Егора репутация человека, который может найти гриб трюфель на глубине десяти метров в песках пустыни Сахара.

Гордин редко вступает в сговор, проделывал подобные операции всего пару раз, а остальные секреты добывал сам. Егор хакер, он может влезть в чужой компьютер, в телефон, установить «жучок» в машине, прошерстить архивы. В некотором роде он наш коллега, занимается тем же, чем и Димон. Только Коробок ищет преступников, а Гордин вытаскивает на свет тайны и зарабатывает на этом деньги. Каким образом можно поживиться на чужих секретах? Не будьте наивны! Егор делит информацию на разные категории. Есть мелочовка типа измены супругу или краж в магазинах. Думаете, актеры, певцы, писатели, политики не опускаются до банального воровства? Как бы не так! Егор, подключившись к системе видеонаблюдения дорогих супермаркетов столицы, часто становится свидетелем того, как народные любимцы тырят с полок бутылки элитного коньяка или дорогой импортный шоколад. Как правило, воришку ловит охрана, администрация торговой точки не хочет поднимать скандал, и ситуация разрешается в тиши кабинета управляющего. Но зря нечистый на руку человек, вздыхая с облегчением, уезжает домой. Ему невдомек, что за событиями наблюдал невидимый свидетель. Егор связывается со своими знакомыми из мира прессы и продает «Болтуну», «Желтухе» или «Пони-газете» эксклюзив, прикладывая к тексту фото. Разворачивается скандал, злая звезда начинает мстить магазину, чье руководство пообещало молчать, но выдало тайну, рассказывает всяческие гадости про испорченные продукты, которыми полнятся полки гастронома. Дальше можно не повествовать. Журналисты потирают лапки, Егор прячет купюры в банку и зарывает ее в огороде, а селебритис и торговые работники еще долго ведут войну Алой и Белой розы. Никаких угрызений совести за разжигание конфликта Гордин не испытывает, он любит повторять фразу из культового советского кинофильма «Берегись автомобиля»: «Тебя посадят, а ты не воруй».

Егор продает борзописцам не всю информацию, он озабочен популярностью своего блога, зарабатывает на размещаемой там рекламе, а читателей ведь привлекают жареные факты. Примерно раз в неделю Егор непременно кого-то разоблачает. Вот вам его находки за последний месяц. Гордин подсмотрел переписку актрисы, исполняющей главные роли в сериалах, она во всех интервью рассказывала о своей безбрежной любви к детям, но в переписке с ближайшей подругой звезда просила ее: «Найди мне школу-интернат на Мальте, говорят, там дешево. Надоел Сашка до жути, то в школу его води, то уроки проверь! А когда мне жить? Хочу отдать сына в пансион до окончания одиннадцатого класса». Егор еще опубликовал письмо литератора, славящегося своими эстетски-интеллектуальными опусами, которое тот отослал в фирму, торгующую водкой. Содержание депеши было красочно. «…!..! Мне по… какую бутылку купит и разбухает с приятелями герой моего нового романа!..!..! Платите десять тысяч баксов за каждое упоминание своего…! пойла в моем творчестве. Не хотите, у меня есть предложения от ваших конкурентов…!». Еще Гордин уличил в мелком вранье известного модельера, который направо и налево рассказывал о том, как дамы дерутся за его коллекцию. Гордин взломал бухгалтерскую базу портного и злорадно объявил всем:

— Смотрите, автор жутких балахонов в стразах сам платит певицам за то, что те щеголяют в его уродских тряпках на тусовках.

Пустячок, а приятно. Ради таких вот вкусных сплетен народ спешит на блог «Хичкокнет». Чем больше посетителей, тем полноводнее поток рекламы и тем туже набит кошелек Егора.

Понимаю, что у многих из вас Гордин вызывает брезгливость как человек, которому вы не станете подавать руку. Но у Егора есть свои принципы, которые он никогда не нарушает. Умка не доставляет неприятностей детям и, как это ни странно, не афиширует некоторые свои находки. Год назад Егор заподозрил одного политика в измене жене, порылся в его почте, эсэмэсках, счетах и выяснил шокирующую правду. Депутат счастливо жил во втором браке, его первая супруга скончалась много лет назад. Но оказалось, что женщина, на которой народный избранник женился сразу после окончания школы, жива, она содержится в частной психиатрической клинике, политик с ней развелся, но не бросил несчастную и регулярно навещает. Несмотря на возможную сенсацию, Егор никому об этом не обмолвился, потому что посчитал неэтичным разглашать эту тайну. А еще у Гордина есть любимчики, например, Аллочка Константинова, главная героиня ряда сериалов. Почему обычная, не особенно талантливая актриса понравилась Умке, спрашивать не надо. Егор всегда дает о Константиновой лестные отзывы, а еще он беззастенчиво подправляет в фотошопе ее снимки перед тем, как их опубликовать. Константинова незнакома с блоггером, она, наверное, не знает, что у нее есть в Сети поклонник. Гордин не влюбленный подросток, он не преследует Аллочку, не караулит у подъезда, не развешивает ее снимки в своей спальне, вообще-то он давно живет с Валентиной, собирается на ней когда-нибудь жениться, Алла просто нравится парню, и все!

Некоторое время назад Константинова пропала из поля зрения Егора, в успешном сериале ее заменила другая актриса. Продюсер ленты сообщил журналистам:

— Алла покинула нас ради нового суперпроекта, о котором я пока не имею права рассказывать.

Зрители недолго повздыхали, а потом полюбили Инну Каретину, ту девушку, которая пришла на место Аллы.

Егор расстроился. В отличие от простых людей он отлично понимает, что слова «уходит из сериала ради нового суперпроекта…» означают лишь одно: Константинова потеряла роль. Именно желанием начать сольную карьеру прикрываются все участники популярных вокальных групп, если их вышибают из коллективов. Об уходе из надоевшего проекта в новый, более интеллектуальный, заявляют актеры, которые поругались с режиссером, или телеведущие, повздорившие с хозяином канала. Вот только никто из них не добился потом успеха, в лучшем случае чадящей звезде удавалось пристроиться в аналогичный «джаз-банд» или попасть на съемки в другой многосерийный боевик. Вопросы журналистов, стоило ли менять группу «Поющие лисички» на трио «Голосистые бурундучки» или отказываться от роли благородного мента в ленте «Схватка», чтобы создать образ мудрого следователя в фильме «Драка», как правило, остаются без ответа.

Гордин решил помочь Аллочке, сделать ей пиар-кампанию в своем блоге, накапать на мозги начальству телеканалов, заполонить сайты режиссеров и продюсеров восторженными отзывами «простых граждан», которые хотят вновь увидеть Константинову на экране. Но сначала требовалось узнать, что на самом деле случилось с Аллой. Егор без спроса влез в личную переписку актрисы, вломился в почту продюсера, режиссера и прочих людей, окружавших Константинову, и для начала выяснил, что Алла и не собиралась покидать телепроект. Постановщик был очень доволен исполнительной, аккуратной, неконфликтной актрисой. А Аллочка откровенно писала своей лучшей подружке медсестре Катюше Бочкиной: «Деньги нужны позарез. Надоело жить в чулане, хочу купить квартиру побольше».

Еще Константинова мечтала о дорогой машине, ей требовалась модная одежда, хорошая косметика. Аллочка изо всех сил старалась удержаться в проекте, вся ее переписка с Катей — это бесконечное обсуждение того, как лучше себя вести, дабы ее героиню не убили в очередной серии, и на какую вечеринку надо сбегать, чтобы потом увидеть свое фото в газетах и глянце. Но в августе вдруг переписка замирает, наступает тишина. Алла более не пользуется электронной почтой, не болтает по телефону, не пишет эсэмэс, не появляется на мероприятиях, уходит в глубокое подполье. Поскольку спад активности Аллочки происходит в жаркие дни года, СМИ не испытывают недоумения. Константинова в отпуске, скорее всего она купается в теплом море и предстанет во всей своей красе осенью. Однако потом продюсер объявляет о замене актрисы в успешном телепроекте, и далее тишина. Константинова словно растворяется, ее нигде нет.

Глава 4

Не на шутку обеспокоенный Егор начинает поиски Аллочки. Не спрашивайте, каким образом ушлый Гордин сумел напасть на ее след. Умка не рассказывал нам подробности, как он спустя довольно большой срок нашел Константинову в научном центре при косметической фирме Андрея Болотова. У Аллы сильно изуродовано лицо. Ей пытаются вернуть… нет, не потерянную навсегда красоту, а хотя бы приличный вид, но пока успеха не достигнуто. Через систему видеокамер, которые для безопасности в учреждении Болотова работают во всех кабинетах и коридорах, Егору удалось получить изображение Аллы.

Гордин пробежался пальцами по клавиатуре своего ноутбука и со вздохом произнес:

— Ну вот, можно посмотреть.

— О господи, — выдохнул Федор.

— Черт! — выпалил Димон. — Как же она так, а? Сунула лицо в костер?

— Ожоги от огня выглядят по-другому, — раздался мелодичный женский голос Фатимы. Эксперт незаметно вошла в комнату и встала за спиной у Егора. — Я бы скорее предположила химическое воздействие.

— Кислота? — прошептала я, не в силах отвести взор от ужасающего изображения. — Я читала про манекенщицу, в которую плеснули едкой жидкостью за отказ стать любовницей одного из криминальных авторитетов.

— Если вылить на человека «царскую водку», — продолжала Фатима, — то в подавляющем большинстве случаев страдают глаза, в них попадают капли, и жертва лишается зрения, а в этом случае нет ни малейших следов повреждения. Могу предположить, что едкую субстанцию намазали на кожу, судя по тому, как рубцуется ткань, похоже, что химикат наносили круговыми движениями, по так называемым косметическим линиям. Женщины таким образом накладывают себе питательный крем или маску!

— Она профи! — восхитилась Валентина. — С первого взгляда попала в точку! Умка докопался до правды! Расскажи им. Ну, не тормози.

Егор закрыл страшное фото.

— Сначала я подумал, что с Аллой произошел несчастный случай. Только никак не мог понять, почему пострадало одно лицо!

Гордин стал внимательно изучать переписку Константиновой с Катей и нашел сообщение, в котором вроде не было ничего особенного. Аллочка жаловалась подружке, что от постоянного грима у нее на лице появились ранние морщины, тонкая кожа стала излишне сухой, необходимо срочно принять меры. Катюша, естественно, посоветовала обратиться к грамотному косметологу. Алла согласилась с подругой, но посетовала на дороговизну процедур. Катюша предложила найти клинику, которая сделает звезде скидку, может, даже бесплатно согласится на «ремонт» мордочки в обмен на рекламные услуги.

Константинова начала активные поиски, но звезд, желающих за бесплатное лечение воспевать представителей индустрии красоты, оказалось много, а Аллочка слишком молода, чтобы советовать другим дорогие процедуры, направленные на борьбу со старением, и пластические операции. Сначала актриса приуныла, но потом ей очень повезло. Андрей Болотов, владелец крупной фирмы, производящей кремы, маски и прочий товар, предложил Аллочке испытать на себе свою новую продукцию, предназначенную для молодых. Константиновой заплатили большую сумму, и еще в клинике при фирме, где лежали дамы, которые соглашались за плату тестировать новые продукты, Алле провели серию операций. Константинова прошла курс мощных процедур. Конечно, о них покупателям сообщать не собирались, все перемены к лучшему во внешности актрисы производители собирались объяснять только применением нового суперсредства.

И вот теперь Алла изуродована до неузнаваемости.

— Что-то он с ней не так сделал, — заявила Валентина, — маску неправильную положил! Теперь лечит Аллу бесплатно.

— Верно, — сказал Егор, — Андрей занимается с Аллой долго, но никаких результатов не видно!

— К сожалению, химические ожоги почти не поддаются лечению, — вздохнула Фатима, — в особенности на лице. Очень надеюсь, что в конце концов несчастная актриса перестанет вызывать своим видом ступор у посторонних, думаю, после ряда пластических операций она обретет относительно нормальный вид, но красоту ей не вернут!

— И кинокарьеру тоже, — подытожил Егор.

Федор откашлялся.

— Неприятная история. К сожалению, случаются врачебные ошибки. Но при чем здесь мы?

Валентина всплеснула руками:

— Вы не соображаете! Алле изуродовали лицо, разрушили ее будущее. В прошлом году в это время она была знаменита, а сейчас никому не нужна, инвалид! Умка жаждет восстановить справедливость. Необходимо найти виноватого, наказать его. У Константиновой нет всемогущих родственников или богатого мужа! Никто за нее не отомстит! Кроме нас!

Коробок взял со стола бутылку с минералкой, залпом осушил ее и спокойно сказал:

— Какой смысл искать того, кто накосячил? Он что, вернет бедняжке лицо? И вы сами сказали: Болотов лечит Аллу, он не бросил ее.

— Константинова не обращалась в милицию, не приносила заявлений с требованием открыть дело против Болотова, — подхватила я, — наверное, они договорились о компенсации. Вероятно, бизнесмен перевел на счет изуродованной актрисы пару миллионов, заплатил за сохранение тайны.

— Нет, — перебил Егор, — никаких поступлений в банк для Константиновой не было.

— Может, он отдал мешок с пиастрами ей в руки, — выдвинул свою версию Коробков.

Приходько постучал карандашом по столу.

— Резюме. Аллу изуродовали, но она не подняла шума, значит, он ей не нужен. Не вижу ни малейших причин для вмешательства!

Егор быстро схватил ручку и бумагу — у нас канцелярские принадлежности всегда лежат наготове в комнате совещаний, — нацарапал пару слов и передал лист Федору со словами:

— Этот человек приказал вам помочь мне.

Шеф молча разорвал писульку.

— Этот человек не имеет права мне приказывать. Он попросил принять вас, что я, из уважения к нему, и сделал. Сейчас позвоню ему и скажу, что…

— Погодите, — всполошилась Валя, — нельзя принимать решение, не дослушав Умку до конца.

— А у вас есть еще что сказать? — сухо поинтересовался Федор.

— До фига и больше! — подскочила Валентина. — Умка, не тормози.

Гордин засопел, Валя повернулась к Коробкову:

— Умка человек нечеловеческого ума, но он вялый, хорошо, что я его пинаю!

Димон крякнул, а активная Валентина тряхнула Егора за плечо.

— Выкладывай про Катю.

— Угу, — кивнул блоггер, — ближайшая подруга Аллы, та самая Катя Бочкина. С ней произошло несчастье, она выпила жидкость для чистки сантехники, это вышло случайно.

— Как можно ошибиться и наглотаться отравы? — удивилась я.

— Спьяну бутылки перепутала, — тут же поспешил с заявлением Коробок.

— Я изучил ее жизнь, Катя не любила алкоголь, даже пиво у нее попало в черный список, — зачастил Умка. — Тут такая ситуация. Бочкина каждый день покупала в магазине кисель, исключительно черничный, он продается в непрозрачных бутылках. В день происшествия Катерина пришла с работы около десяти вечера, достала из холодильника непочатую упаковку, вскрыла ее, сделала пару глотков и умерла. Вместо напитка там оказалась дезинфекция.

— Круто! — воскликнул Димон. — Походит на суицид.

Валентина стукнула кулаком по столу.

— У ментов возникла та же версия. Катерину обнаружила соседка, Кира Ильина, она живет через стенку от Бочкиной, слышимость в доме чудесная. Кира в курсе привычек Кати, та, вернувшись домой, сначала кормит кошку, потом включает музыку и идет принимать душ. У Ильиной маленький ребенок, она пытается его укачивать, но едва малыш задремлет, как Катя приносится домой. Она грохает дверью о косяк, со стуком швыряет на пол в прихожей сумку, из комнаты вылетает голодная кошка и закатывает концерт.

Под душераздирающее «мяууу» сынок Ильиной просыпается и начинает плакать. Кира лупит кулаком в стену, но Катя не реагирует. Правда, киска, получив порцию консервов, затыкается, но на смену ее воплям приходит музыка. Катюша любит рок, заводит она его громко и под упорное «тынц-тынц, бум-бум, бах-бабах» моется по часу в ванной, а затем убегает на очередную тусовку, до которых медсестра ну очень большая охотница. Бедный малыш явно не поклонник «металла», он вопит как резаный, его мать колотит ногами в дверь Катерины, но та делает вид, что не слышит. Кира пожаловалась участковому, а он посоветовал… купить крошке беруши, потому что до двадцати трех часов Екатерина имеет полное право шуметь. После одиннадцати Катя соблюдает тишину, придраться к ней невозможно, с вечеринок она возвращается так осторожно, что не разбудит даже летучую мышь. Когда Кира сталкивалась с соседкой во дворе и осыпала ее упреками, Катюша спокойно отвечала:

— А мне мешает твой сын, который орет с шести утра, не думая о том, что выходной. Еще он вопит посреди ночи, но я молчу, хотя тоже могла бы звонить тебе в дверь и требовать заткнуть крикуна.

Понимаете, с каким восторгом Кира ожидает вечера? В тот день все началось обычно: хлопок створки о косяк, вопль кошки, но надсадное мяуканье не стихло, наоборот, превратилось в истерический вой. И Катя не врубила музыку. Кира забеспокоилась, и, когда в десять с работы пришел муж, попросила его сходить к соседке. Сначала он отказывался, но в районе полуночи, когда кошачий концерт достиг апогея, отец малыша отправился на лестничную клетку. Он вежливо постучал, затем разозлился и в гневе снес хлипкую дверь.

Тело Кати он нашел на кухне, вокруг хозяйки металась обезумевшая кошка.

Егор снова застучал пальцами по клавиатуре.

— Сейчас покажу фото, которое сделали менты. Ну, что скажете?

— Она не оставила записки или на момент съемки вещдок уже успели забрать в лабораторию? — спросила я.

— Предсмертного письма не было, — оживился Егор, — а те, кто решился на суицид, всегда оставляют послание.

— Вовсе нет, — не согласилась Фатима, — хотя следует признать, что большинство людей хочет объяснить причины, толкнувшие их на крайнюю меру. Но встречаются такие, кто уходит молча.

— Изучите фотку, — потребовала Валя, — неужели не замечаете странности?

— На столике у мойки стоит пустая миска и невскрытая банка с надписью «Кролик в желе», — сказала я. — Катя не покормила кошку.

— Ты молодец! — удостоил меня похвалы Егор. — Ухватила суть. Екатерина обожала Муру, она вечно описывала в блоге ее проделки, а если уезжала в отпуск, всегда нанимала женщину, которая жила в ее квартире и ухаживала за кисой. По логике вещей…

— …Катя должна была, замыслив распрощаться с жизнью, пристроить Муру в хорошие руки, — перебил его Димон. — Катя не собиралась умирать! Кошка — это аргумент.

— Но не для милиции, — заявила Валентина, — гоблины в форме сразу решили: это суицид, и живенько умыли потные лапы!

Я вздохнула. Если б Коробков не имел дома четырех кисок, над которыми трясется, как клуша над цыплятами, он бы тоже отмел в сторону разговоры о Муре.

— Она ей даже поужинать не дала, — продолжал Коробок. — А что сразу делает владелец домашнего животного, когда возвращается домой?

— Немедленно подносит харч коту! — не замедлил с ответом Егор. — Не знаю, как другие, а я поступаю именно так!

В глазах Димона вспыхнул интерес.

— У тебя есть кошка?

— Бонапарт, — кивнул Гордин. — Мужик, красавец! Шерсть лиловая с серым отливом.

— Сел на любимого конька, — фыркнула Валентина, — сейчас его понесет, не остановить!

— А у меня четыре дамы, — объявил Коробок. — Окрас розовое золото!

Я откашлялась и решила вернуть кошатников к основной теме беседы.

— Полагаю, когда Катя вернулась с работы, она очень хотела есть, поэтому, прежде чем угостить Муру, взяла из холодильника бутылку, в два глотка опустошила ее и сожгла пищевод.

— Вам не кажется странным такое совпадение? — насупился Егор. — Алла лежит в клинике с изуродованным лицом, а ее лучшая подруга Катя погибает, выпив средство для чистки унитазов.

— Как отрава попала в бутылку? — спросил Коробок.

Егор задвигал мышкой.

— Я сейчас покажу съемку охраны супермаркета. За день до смерти, вечер, магазин возле дома Кати. Обратите внимание, камера наблюдения запечатлела Бочкину. Вот она берет яблоки, переходит к молоку, снимает со стеллажа йогурт, движется в ряды с консервами и там прихватывает кисель. Теперь касса, оплата чека, выход. Никто к Бочкиной не подходил, ее покупки не трогал, бесед не затевал. Кисель она приобрела в двадцать три пятнадцать, до подъезда ей идти тихим шагом менее трех минут.

— Может, она встретила кого-то во дворе? — предположила я. — Там камер нет, остановилась поболтать, а человек подменил бутылку.

— Для этого он должен был знать, что Катя поспешит перед сном в супермаркет и купит там конкретный напиток, — резонно заметил Приходько.

Но у меня иногда случаются приступы упрямства, поэтому я возразила:

— Убийца мог следить за девушкой. Увидел, что она отоварилась киселем, прихватил такой же, а затем подменил содержимое.

— И у него в кармане была бутылка с отравой, он куда-то вылил вкусный киселек, не постеснявшись ни посетителей, ни видеокамер, а потом наполнил тару бытовой химией? — Хакер довел ситуацию до абсурда.

Вместо того чтобы признать свое поражение, я буркнула:

— Разное бывает. Нельзя отбрасывать версию лишь потому, что тебе она кажется нереальной.

— Ладно, — кивнул Димон, — согласен! Выдвигаю новое предположение. На Землю опустились марсиане, которые решили поставить эксперимент: а что случится с земной женщиной, если та нахлебается дезинфекции?

— Не идиотничай! — рассердилась я.

Коробков хмыкнул.

— Тебе не угодить! Сама хотела предусмотреть все варианты, даже нереальные. Значит, марсиане с нами. Равно как и домовые, барабашки, Баба-яга, привидения, энергетические сущности и крысы-мутанты.

Егор откашлялся.

— Лучше посмотрите на запись. Справа бутылка, которую Катя достает с полки. Что вы видите интересного?

— Она последняя, больше таких нет, — отметила я, — со смятой этикеткой.

— Теперь момент у кассы, — зудел Гордин, — увеличиваю, ну и?

— Та же пластиковая емкость с бумажкой в гармошку, — подхватила Фатима.

— И последняя съемка, в квартире, что валяется на полу? — не успокаивался Умка.

— Упаковка из супермаркета очутилась дома у Бочкиной, — подвел черту шеф, — никто ей кисель не менял!

— Или в супермаркете торгуют отравой, или… — начала я, и тут меня перебила Валентина:

— Мы проверили! В московские больницы в ту неделю никто не обращался за помощью в связи с отравлением составом для дезинфекции. И самоубийц с ожогами пищевода не поступало. Один случай с Бочкиной!

Я подняла руку.

— Кисель Катя приобрела около полуночи, но бутылку открыла на следующий день, вернувшись с работы. Бочкина живет одна, пока она была на службе, квартира пустовала. Что, если в отсутствие хозяйки в нее вошел злоумышленник, который заменил кисель на отраву? При желании открытую пластмассовую пробку можно «приварить» на место при помощи простого устройства, которое легко помещается в кармане. Да и сомнительно, что бедная Бочкина внимательно изучала тару перед тем, как выпить из нее. Катя не подозревала ничего дурного, свинтила крышку и сделала пару глотков. Первая порция яда попала в желудок очень быстро, несчастная не успела понять, что к чему, а на втором глотке ей стало плохо, но она уже не могла ничего сделать. Сейчас большую часть бытовой химии производят в виде гелей, они по консистенции напоминают кисель.

— Медсестра любила исключительно черничный, — добавила Валентина, — цвет у него, бр-р, серо-синий. Фу! И жидкости для чистки унитаза тоже голубоватые.

— Кто-то знал о вкусах Бочкиной, — сделал вывод Егор. — Это хорошо спланированное убийство! Вероятно, этот человек покушался и на Аллу, но ей, если можно так выразиться, повезло! С Константиновой нужно поговорить! Да, могу пояснить, почему Катя не сразу выпила кисель. Он пользуется успехом, его быстро разбирают, Бочкина взяла бутылку про запас, думаю, она десять штук купила бы, но как мы помним, на полке осталась всего одна упаковка. Надо расспросить Аллу о ее врагах! Ну поймите, это преступление, убийца на свободе!

— Хотите, составлю для вас список вопросов к Алле? — предложила Валя.

— Благодарствуйте! — не выдержал Федор. — Сами справимся.

Я посмотрела на Приходько.

Ай да молодцы парни из милиции. Им не пришло в голову поинтересоваться, зачем самоубийце наливать отраву в емкость из-под киселя? К чему такая сложность?

Глава 5

На то, чтобы договориться с Аллой о встрече, ушел почти целый день. К телефону Константинова сама не подходила, а женщина, что снимала трубку, устроила мне форменный допрос, к концу которого я уже ожидала предложения сдать анализ ДНК и провериться на детекторе лжи. Выяснив детали моей биографии и тщательно расспросив о цели визита, собеседница заявила:

— Аллы нет в Москве, она снимается в новом проекте. Где и с кем, коммерческая тайна.

Я швырнула трубку на стол, выпила чашку кофе и пошла к шефу. Босс решил сам поговорить с хозяином косметической фирмы, но Андрей Болотов в категоричной форме отказался беседовать с сотрудниками бригады. Бизнесмен не предполагал, что трудности лишь раззадорят нашего босса, и спокойно отсоединился.

Федор стиснул зубы и ринулся в бой. К обеду он дозвонился до бывшего клиента, которого бригада некогда вытащила из большой беды, и попросил того о помощи. Благодарный дядечка, кстати, крупный финансист, выяснил название банка, где Болотов взял нехилый кредит на развитие своего бизнеса. А у Димона нашлась подруга, водившая дружбу с массажисткой жены управляющего тем же банком. Я вас еще не запутала? Ладно, сразу сообщу конечный результат. Расплавив все телефоны и дернув за все ниточки, мы нашли-таки человека, который в ультимативной форме посоветовал Болотову отнестись к Татьяне Сергеевой с должным уважением, поэтому, когда я около шести вечера звякнула доктору, тот сказал сквозь зубы:

— В восемь приезжайте в поселок Бархатово на Ленинградском шоссе.

Я обрадовалась и поторопилась к машине. Надеюсь, двух часов мне хватит на дорогу по плотным пробкам.

Андрей встретил меня в холле, который удивлял отсутствием зеркала, и сразу начал диктовать свои условия:

— Снимаете обувь, надеваете халат, тщательно моете руки, потом становитесь под кварцевую лампу.

— Есть ли в вашем доме стерилизатор, соответствующий моим объемам? — смиренно осведомилась я. — И сколько времени мне предстоит просидеть в кипятке?

— Не смешно! — отрезал хозяин. — Ранняя весна сопровождается вспышками гриппа. У Аллочки отсутствует иммунитет, она находится в процессе восстановления внешности, любая инфекция может стать губительной.

Я развернулась через левое плечо и пошла в ванную, где тоже не было зеркала.

Оглядев меня, упакованную в белое одеяние, бахилы и шапочку, Андрей остался вроде доволен и приступил ко второй части инструктажа.

— Не здоровайтесь с Аллой за руку. Сидите на том стуле, который укажу я. Не задавайте ей неделикатных вопросов. Сумку оставьте тут. Никаких диктофонов. Не выражаете соболезнования, не произносите слов жалости. Беседуйте с Аллочкой, как с нормальным человеком. Если я говорю «хватит», вы затыкаетесь немедленно.

— Константинова совершеннолетняя, — возразила я, — или вы ее купили? По какому праву вы ставите подобные условия? Алла в курсе, как вы общаетесь с теми, кто хочет с ней встретиться? Ей сообщают о телефонных звонках или нанятая вами охранная овчарка отпугивает всех? Я могу вызвать сюда парней с автоматами, которые вежливо спросят у актрисы: «Вы добровольно спрятались в поселке или вас силой удерживает человек, который не желает, чтобы весть о производимом им некачественном креме для лица разлетелась по Москве!»

— Вон! — гаркнул Болотов. — Немедля! Прочь из моего дома!

— Супер, — кивнула я, — ухожу. Но завтра вас побеспокоят из банка и потребуют погасить кредитную задолженность, которая вместе с процентами составляет не одну сотню тысяч долларов.

Андрей набрал полную грудь воздуха, медленно выдохнул и сказал уже другим тоном:

— Я просто боюсь за Аллу. Как муж за жену. Это естественно — переживать за любимого человека.

Мне не удалось скрыть изумление.

— Вы зарегистрировали брак?

Болотов поморщился.

— Сергей Гаврилов, продюсер сериала, был против того, что Аллочка выйдет замуж. В кино у нее роли хитрых расчетливых стерв, которые вертят мужчинами, морочат им головы, водят за нос. Алла в жизни иной человек, но Сергей требовал, чтобы она сохраняла экранный образ, выходя в свет. Для пиара сериала «Крокодил в бассейне» он велел Аллочке появляться на тусовках с разными кавалерами. Журналисты писали, что Константинова хищница, чем привлекали к ней внимание. Незадолго до несчастья Сергей составил план: Алла должна разыграть роман с Павлом Митко. Знаете его?

— Лично нет, — ответила я, — исключительно по его работам в кино. Любимец женщин, мечта каждой россиянки от семи до девяноста лет, красавец, всегда исполняет роли борцов за правду и справедливость. Но вроде он женат?

Андрей потер кулаком глаза.

— Я устаю к вечеру от яркого света… Пиарщики Митко перестарались, Павел стал смахивать на карамельный торт с начинкой из варенья, сверху украшенный взбитыми сливками с шоколадом. Польститесь на такой десерт?

Я улыбнулась.

— Может и стошнить.

— Точно, — вздохнул Андрей, — вот Сергей и решил провести ребрендинг. Ничего оригинального в его тупую башку не пришло. Якобы Паша и Алла встретились на съемках нового сериала, влюбились, и пошла карусель! Пара скрывается от прессы! Папарацци ловят Ромео с Джульеттой утром на выходе из гостиницы. Митко и Константинова тайком летят в Париж! Вся пресса гудит о романе, одновременно раскручивается и сериал, который будут смотреть даже те, кто не любит многосерийные ленты, из чистого любопытства поглазеть на Аллу и ее кавалера.

— Не новый способ, — кивнула я, — могу назвать с десяток звезд, которые уже опробовали данный трюк.

— И всякий раз успешно, — вздохнул Болотов, — народ обожает истории про любовь. Наша свадьба тут совсем ни к чему. Поэтому мы живем в гражданском браке. Сейчас-то легко можем пойти в загс, но жена отказывается, она не хочет появляться на людях.

— Вам удалось сохранить полную тайну, — согласилась я, — Алла просто Штирлиц. Похоже, она даже своей лучшей подруге ничего не сообщила о своем счастье.

Болотов открыл дверь во внутреннее помещение дома.

— Некоторые люди полагают, что секрет — это информация, которую они рассказали лишь одному человеку. Но мы с Аллой отлично понимаем: если знает комар, услышит и свинья, поэтому молчали. У жены в контракте есть пункт, по которому она не имеет права выходить замуж, пока идут съемки сериала «Крокодил в бассейне». В случае нарушения этого условия ей предстоит выплатить громадную неустойку. В последнее время Аллочка начала неплохо зарабатывать, но она и много тратила. Имидж женщины-вамп требует расходов. Продюсер Сергей от нее требовал и в частной жизни соответствовать экранному образу, но средств на оплату одежды, украшений, парикмахера для личных услуг не давал. Хотя можно ли считать частной жизнью время, когда, изображая из себя того, кем по сути не являешься, преодолевая нежелание, приходишь на тусовку по приказу продюсера в компании малоприятного для тебя мужчины, которого подобрал тот же продюсер? На мой взгляд, Гаврилову следовало обеспечивать звезду всем необходимым! Но нет! Он лишь делал Алле замечания, рычал: «Побольше блеска! Бренды наружу! Почему на руке часы без брюликов? Прекрати раскатывать на такси! Тебе по статусу положен «Мерседес» с шофером».

У меня как раз случился напряг в бизнесе, вы, как я понял, знаете, что я взял большой кредит в банке. Мы с Аллой в случае официальной свадьбы никак не могли выплатить компенсацию по договору, вот и решили просто дождаться конца проекта.

— Вы рисковали, — вздохнула я, идя за хозяином в глубь дома, — «Санта-Барбару» вроде снимали двадцать лет. И папарацци вездесущи, рано или поздно правда о ваших отношениях могла выплыть на поверхность.

— Но не выплыла, — отрезал Андрей, — так, еще раз прошу, не пугайтесь, не пяльтесь на лицо Аллочки, но и не отводите глаза в сторону. Жена болезненно воспринимает, когда человек не может на нее смотреть. Луся, это мы с Татьяной.

— Входите, — крикнули из комнаты.

Я храбро перешагнула порог и очутилась в просторном помещении с камином. Это явно была гостиная, здесь на стене висела большая плазменная панель, но отсутствовало традиционное зеркало.

— Здравствуйте, — сказал мелодичный женский голос, я повернулась на звук и в ту же секунду поняла, почему в особняке отсутствуют зеркала!

Можно, я не стану описывать вам лицо Аллочки? Поверьте, ничего приятного во внешности молодой женщины не осталось.

— Страшно, да? — спросила Алла. — Да вы не стесняйтесь, я сама бы заорала, увидев подобное чудовище.

— Солнышко, ты преувеличиваешь, — фальшиво бодро завел Андрей.

Алла сгорбилась и натянула на плечи плед, я посмотрела в ее глаза и честно сказала:

— Выглядите вы не лучшим образом. Но я видела жертв пожара. Поверьте, спустя некоторое время вы пойдете на поправку.

— Брови сделаем, — подхватил Андрей, — а после радикальной шлифовки…

Алла махнула рукой.

— Ладно, я не собираюсь хныкать, от слез красота не вернется. Если я не оправлюсь, начну названивать режиссерам. В конце концов уроды тоже нужны! Очень хочу вернуться в кино, я готова играть Квазимодо, заодно на гриме сэкономят.

— Он был горбун, — некстати заметила я, — а у вас прекрасная фигура, на зависть многим, например, мне, толстухе, которая не способна закрыть рот на замок.

— Давайте поменяемся, — без тени улыбки предложила актриса, — получите мой вес и лицо в придачу, а я заберу ваш центнер и потрясающе красивую кожу. Идет?

— Луся! — с упреком произнес Андрей. — К чему этот разговор?

— Вы бы махнулись? — с вызовом продолжала Алла.

— Нет, — ответила я.

Константинова кивнула.

— Люблю честных людей. Я чудовище! Постараюсь привыкнуть к новому образу.

Мне внезапно стало жарко.

— Ваша внешность лишена привлекательности, но вы живы, сохранили ум и способность передвигаться. Поверьте, кое-кто вам позавидует, например, Катя.

— Катя? — удивилась Алла.

— Бочкина, — уточнила я.

— А что с ней? — изумилась Константинова.

Андрей с недоумением уставился на меня, я поежилась.

— Вы не знаете?

— О чем? — осторожно поинтересовался Болотов.

Я почувствовала себя как девица, которая явилась на смотрины к родителям жениха, вошла в гостиную и уронила юбку, оставшись в исподнем.

— Что случилось с Катюхой? — прошептала Алла.

Андрей сделал попытку увести меня из комнаты.

— Таня, помогите мне заварить чай.

Алла стукнула кулачком по подлокотнику кресла.

— Хватит! Она права! У меня изуродована внешность, но не мозги. Я вполне способна самостоятельно вести разговор, прекрати меня опекать! Сижу взаперти исключительно из-за тебя. Хочешь чаю? Иди и сделай! Мне неохота хлебать кипяток, Татьяна тоже приехала не для того, чтобы жрать печенье. Ей с таким весом оно не на пользу. Я имею полное право знать правду про подругу!

Андрей сел на диван и отвернулся к окну, Алла сбросила плед, аккуратно сложила его, потом поправила кружки, стоявшие на столике. Она выровняла их по линеечке, повернула ручки чашек в одну сторону, удовлетворенно вздохнула и сказала:

— Начнем заново. Что с Катей?

Я не решилась сразу выложить истину, поэтому задала встречный вопрос:

— Вы, похоже, прекратили общение с единственной близкой подругой летом прошлого года. Почему?

Константинова похлопала себя ладонью по лицу.

— Из-за этого.

— Не хотели расстраивать Катю или боялись, что она испугается? — предположила я.

— Ни то, ни другое, — поморщилась Алла, — хотя Катюха непременно бы пришла в ужас, а потом замучила бы меня вниманием. Я испугалась, что погублю бизнес Андрея. Открою секрет. Мы с ним познакомились, когда я, получив предложение от его фирмы, пришла подписывать контракт. Это была любовь с первого взгляда. Смешно, да? Если хотите чаю, я принесу.

— Спасибо, не надо, — быстро ответила я, — лучше расскажите, что произошло. Мы начали поиск человека, который вас изуродовал.

Алла зябко поежилась.

— Ни я, ни Андрей никуда не обращались, то, что случилось с моим лицом, тайна. Прошло довольно много времени после происшествия, и вдруг вы являетесь в наш дом. У меня к вам возникло с десяток вопросов. Кто рассказал вам о моем изуродованном лице? В курсе случившегося были лишь мы и продюсер Сергей Гаврилов. Почему начато расследование? Неужели правоохранительные органы сами берутся за дела, в которых на первый взгляд нет следов преступления?

— Вы можете сделать карьеру следователя, — пробормотала я.

— Хорошая идея, — кивнула Алла, — непременно ее обдумаю. Любой преступник упадет в обморок, увидев меня, а затем признается в убийстве Джона Кеннеди, лишь бы страшилище отстало! Так что произошло с Катей? Вы ведь приехали сюда, потому что с ней случилась беда?

— Бочкина скончалась, она выпила средство для дезинфекции, которое было налито в бутылку из-под киселя, — сказала я, — и это не самоубийство.

— Господи! — ахнул Андрей. — Вот бедняга! Мучительная кончина.

Алла отвернулась к окну.

— Ход ваших мыслей мне понятен. У меня сожжено лицо едкой гадостью, Кате подсунули кислоту. Вам кажется, что за этими двумя преступлениями стоит один человек? Ошибаетесь. Мы с Андреем отлично знаем, кто меня изуродовал, но молчим, потому что озвученная правда может сильно повредить мужу. Но вам расскажем, чтобы вы успокоились и не поднимали шума.

Глава 6

Роман Аллы и Андрея разворачивался стремительно. В понедельник утром Константинова приехала в офис бизнесмена, а во вторник Болотов сделал звездной клиентке предложение руки и сердца. Алла ответила согласием. Думаете, так не бывает? Знаете, какое количество девушек соглашается остаться у кавалера на ночь после первого свидания? Почти половина из опрошенных психологами. И трое мужчин из десяти наутро говорят им:

— Давай поженимся!

Принято считать, что создавать семью надо с проверенным человеком, который изучен вдоль и поперек. Но кое-кто принимает поспешное решение. Можно двадцать лет провести рядом с мужчиной, считать его открытой, прочитанной книгой, а потом попасть с ним в экстремальную ситуацию и выяснить: ба, да он совсем другой. А можно через час после знакомства обменяться кольцами и прожить семьдесят лет душа в душу.

Аллочка, как все актрисы, очень эмоциональна, неудивительно, что амур выбрал ее своей жертвой. Андрей спокойный, уравновешенный мужчина, вдобавок бизнесмен, приученный действовать методично, осторожно, великолепно знающий, что суета до добра не доводит. Но и на него нашлась своя стрела амура. Алла бросилась к продюсеру и попросила:

— Дай мне отпуск дней на десять!

— С ума сошла? — ответил Гаврилов. — Хочешь сорвать график съемок?

— Я выхожу замуж! — радостно объявила Константинова. — Прямо сейчас! Завтра! Нет, лучше сегодня!

Сергей давно крутится в кинобизнесе, к капризам звезд всех категорий и мастей привык, поэтому просто вытащил договор и в ясных выражениях объяснил Алле, что произойдет, если та наденет фату.

— Котя, — сказал он, — я тебя зажег, я же на тебя плюну и погашу. Героиня Константиновой в этом сериале умрет, а в следующий проект я тебя не позову. Как отнесутся другие продюсеры к актрисульке, которая нарушила контракт? Ты, чай, не Мерил Стрип, не Джулия Робертс, вполне заменимая фигура, вас таких до фига и больше. Или ты поверила статьям в прессе, где тебя кличут супермегакрутой? Голуба, публикации проплачены. Выбирай! Снимаешься в сериале, слушаешься меня, получаешь деньги и славу. Выходишь с помпой замуж? Тогда извини. Зритель один день повздыхает и полюбит Инну Каретину, я к ней давно приглядываюсь, твоя звездность и баблосики достанутся Инке. Ну, а тебе — муж, кастрюли и неустойка. Компране , котя? Дам тебе пару жизненных советов. Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда! И второе. Сейчас бизнесмен жаждет заполучить в жены Аллу Константинову, звезду, мечту всех мужчин России, самый красивый бюст Москвы. Но что он запоет, когда окажется мужем простой домохозяйки? Кстати, у Каретиной сиськи круче, и она на три года тебя моложе. Андестенд, киса? Думай до утра.

Около полуночи Алла позвонила Гаврилову и плаксивым голосом попросила прощения. Сказала, что устала, вероятно, у нее начинается простуда или того хуже, грипп, поэтому она наболтала глупостей, Андрей ей не пара и т. д. и т. п. Сергей моментально проявил заботу, приказал доставить актрисе необходимые лекарства, велел сварить ей куриный супчик, укутать ее в мягкие пледы и на руках доставить на съемочную площадку, где специально обученные люди будут опахалами отгонять от звезды мух, чесать ей пяточки, подносить чай, кофе, пирожки, халву.

Алла всхлипнула и сказала:

— Сереженька, ты лучший! У меня есть две крохотные просьбочки.

— Звезда твоего ранга имеет право на капризы, — ответил продюсер, — говори, котя, я выполню все.

— Болотов хороший специалист, я не хочу отказываться от его услуг, — защебетала Алла.

— А кто тебя об этом просил? — изумился Сергей. — Ходи к нему, можешь трахаться с мужичком, но по-тихому, без шума и пыли. У нас акция с Павлом Митко начинается, вы с ним любовники.

— Поняла, — вздохнула Константинова, — о’кей. И последнее, Инну ты снимаешь с сериала! Каретина меня бесит, мешает работать!

— Не вопрос, — согласился продюсер, — заменю козу, звезда у нас ты, котя!

Ох, не зря говорят, что на каждого удачливого охотника непременно найдется сотый медведь, он-то и проглотит его вместе с ружьем и сапогами. Гаврилов не раз беседовал с актерами, которым в голову пришли не совсем правильные мысли, и великолепно знал: хорошая взбучка встряхивает, звезда приходит в себя, и все течет по-прежнему. Главное, доходчиво объяснить человеку: незаменимых нет, если потухнет солнце, можно зажечь электролампу. Сергей поверил Алле, а зря. Актриса и бизнесмен скрыли от всех свою любовь, сообщать всему миру о своих отношениях они не могли, потому стали вести жизнь шпионов.

Пиар-кампания с Митко набирала обороты. Андрей не ревновал, потому что знал от Аллы суть дела, Зинаида, жена Павла, тоже вроде понимала, как важна реклама сериала, но, видно, у нее в голове все же бродили нехорошие мысли. Незадолго до несчастья она звякнула Константиновой и сказала:

— Вы с Павлом завтра разыгрываете совместный ночной поход в сауну? Мне муж рассказал!

Аллочка слегка удивилась, ранее Зина ей никогда не звонила, но вежливо ответила:

— Да, съемка в полночь.

— Почему так поздно? — осведомилась Митко.

Константинова поняла: та ревнует, поэтому постаралась успокоить Зинаиду:

— Зинуля, Пашка отличный партнер, но как мужик он мне не нужен, честное слово! Днем в сауне много народа, ну кто поверит, что популярные артисты пошли расслабиться в час, когда в бассейне полно посторонних? Если учесть, что Паша якобы тебе изменяет, это вообще нереально. Логично снять баню после ее закрытия. Ролик выбросят в Интернет с комментарием. Вроде нас случайно записал на телефон один из сотрудников сауны.

— И вы будете голыми? — уточнила Зина.

— В шубе не поплаваешь, — вздохнула Алла.

— Надень купальник, — попросила Зина, — очень тебя прошу! Пусть самое откровенное, но бикини! Не хочу, чтобы Паша чужую обнаженную бабу обнимал.

— Это работа, — напомнила Алла, — иногда в кино бывают эротические сцены. Не волнуйся, мы быстро отснимем и забудем.

— Потом в Сети ролик повиснет, — обиженно сказала Зина, — а вы там оба раздетые! Думаешь, мне приятно?

— Ты не смотри, — посоветовала Алла, — думай о будущем. Пашка станет мегапопулярен, режиссеры в очередь за ним выстроятся. Его завалят сценариями, вы построите дом, купите машины, будете тусить в Ницце.

— У меня другие представления о счастье, — прошептала Зина, — тихая жизнь с семьей на лоне природы. Вместе просыпаемся, вместе проводим вечера.

— Тогда тебе следовало выходить замуж за учителя, бухгалтера или фермера, — разозлилась Алла, — с актером ежевечерних романтических ужинов не будет.

— Уже поняла, — горестно сказала Зина, — и смирилась. Но обнаженка в сауне — это как-то слишком.

— Попроси своего Митко отказаться, зачем меня дергаешь? — разозлилась Константинова.

— Пашка орал, — всхлипнула Зина, — назвал меня дурой. Я его попросила, возьми меня собой на съемку, я готова под видом твоего ннну… ннне знаю… нового пппресс-сссекретаря прийти.

Бедная Зинуля так разнервничалась, что стала заикаться, затем из трубки донеслось всхлипывание.

— Не реви, — буркнула Алла, — ладно, я натяну купальник.

Константинова не собиралась этого делать, последнюю фразу она бросила лишь для того, чтобы отвязаться от Зины, но, придя в сауну, Алла отозвала Павла и рассказала ему о звонке его жены.

— Невероятно! — изумился Митко. — Зинуля совершенно нормальный человек, она чудесно понимает, где жизнь, а где работа. Сама знаешь, Зинка часто приезжает на съемки, ей на площадке интересно, но она лишена чувства ревности.

— Боюсь, ты неправильно оцениваешь жену, — улыбнулась Алла, — она ревнует, и очень сильно. Ее переклинило до заикания.

Митко крякнул.

— Вот черт! Хорошо, что предупредила. Слушай, не говори Гаврилову об этом! Я проведу с Зинкой воспитательную работу, более такого не повторится. Придется ей как следует вломить! Словесно!

— Не завидую Зине, — от души пожалела супругу Митко Алла, — тебе никогда не казалось, что лучше обойтись без пиара?

Митко нахмурился.

— Нет. Мне почти сорок лет, и пятнадцать из них я играл в детском театре деревья, пни, скатерть-самобранку и мишек с зайками. Самая крутая роль на подмостках — печь Емели-дурака из сказки «По щучьему велению», она, е-мое, была со словами! Главный герой садился на печку, та шла по сцене и говорила: «Иду, иду, везде отнесу». Гамлет отдыхает, Отелло плачет! Я был счастлив, когда меня удостоили чести произносить эту фразу. Но пять лет назад случилось чудо, меня нашел Сергей, ему был нужен положительный типаж, мужик без порочных замашек и дурной славы, новое, не замыленное лицо. Я идеально подошел: не пью, не курю, по бабам не ношусь, спортсмен. Теперь я знаменит и материально обеспечен, но Гаврилов, похоже, меда перелил. Одна газета про меня написала: «Будь в Митко чуток дерьма, цены б ему не было».

Да, я вроде как секс-символ, но уж больно правильный, благородный. Знаешь анекдот про девочку? Одна очень-очень-очень хорошая Леночка молится перед сном: «Добрый Боженька, я отличница, помогаю родителям, не спорю со старшими, никогда никуда не опаздываю, ношу юбочку ниже колен, не пью, не курю, не балуюсь наркотой, в десять вечера ложусь спать, не шарюсь тайком по порносайтам. Добрый Боженька, сделай хорошей-хорошей Леночке подарок на Новый год: отдай меня в руки плохому-плохому-плохому, ужасно плохому мальчику!»

Алла засмеялась, Митко погрозил ей пальцем.

— Такова женская психология. Вслух вы говорите, что ищете надежного, верного мужчину, хорошего отца детям, а сами мечтаете о безобразнике. Ладно, пошли в бассейне бултыхаться, на этот раз Серега все отлично продумал, ложка дерьма всегда кстати.

Конечно, бикини Алла не надела, по Сети до сих пор гуляет ролик, где они с Митко сначала бегают голышом по бортику, а затем прыгают в воду. Сейчас количество желающих насладиться зрелищем поуменьшилось, но в первую неделю «тайная съемка» побила в Интернете все рекорды по просмотру. Зина больше не общалась с Аллой, она никак не реагировала на вой прессы, Константинова и Митко комментариев не давали, за них отдувались пресс-секретари, которые нагло говорили:

— Что за чушь! Алла и Павел всего лишь партнеры по съемкам! Ролик в Интернете — это одна из сцен в пока еще не смонтированной серии. Паша женат, Аллочка свободна, но она не собиралась затевать роман с Митко. Если хотите знать, на Аллу положил глаз один из… тс-с. Более ни слова.

Но чем активнее отрицался факт связи, тем большее количество людей проникалось уверенностью, что главные актеры сериала — любовники.

Тридцатого мая Алла вернулась домой поздно, около полуночи, и позвонила Андрею. Болотов пожаловался, что при испытании очередной новой маски от морщин возникли сложности, у половины женщин-тестеров началась аллергия, он находится в научном центре.

— Бедненький! — пожалела любимого Аллочка.

— А, ерунда, — беспечно ответил тот, — справлюсь! Звякну, как освобожусь.

Алла приняла ванну, затем тщательно нанесла на лицо крем, который Андрей сам приготовил для нее, и легла на диван. Кожу слегка пощипывало, но актриса не встревожилась: питательная маска всегда сначала вела себя агрессивно. На столике у софы ждал своей очереди маленький чайничек. Утром актриса всегда заваривала сбор трав, который тоже составил Болотов. Напитку следовало настаиваться не менее двенадцати часов, а наслаждаться им полагалось после всех ежевечерних процедур. Аллочка никогда не нарушала распоряжений Андрея. Начав применять методику Болотова, актриса сразу заметила благоприятные изменения в своей внешности и скрупулезно следовала указаниям гражданского супруга.

Выпив положенную чашку, Алла вытянулась на подушках и внезапно задремала. Сон навалился на нее, словно слон на муху, сил пошевелиться не было, хотя щеки, лоб, нос, подбородок горели все сильнее, но затуманенный разум не смог правильно оценить происходящее.

Проснулась актриса от боли. Лицо полыхало огнем, немилосердно хотелось пить. Алла вскочила, бросилась в ванную, хотела умыться прохладной водой, глянула в зеркало и заорала. Вместо красивого лица на нее смотрела кровавая маска, с которой кое-где свисали лохмотья кожи. Константинова тут же потеряла сознание.

К счастью, буквально через пять минут в квартиру вошел Андрей, который, моментально оценив ситуацию, начал действовать. Алла была доставлена в научный центр Болотова и помещена в VIP-отделение, где работали преданные хозяину сотрудники, умеющие держать язык за зубами. Болотов расспросил Аллу, понял, что в каком-то средстве по уходу содержалась кислота, взял из ванной все банки, склянки, флаконы, сделал в своей лаборатории анализы и убедился в своей правоте: в креме для лица оказалось огромное количество едкой субстанции, которую в ультрамалых дозах косметологи применяют для химического пилинга кожи. Процедура давно известна, она дает хороший эффект, но болезненна и должна проводиться под неусыпным вниманием специалиста. В креме, которым воспользовалась Алла, процент кислоты зашкалил за все, даже неразумные, пределы.

Я усмотрела в этом рассказе небольшую нестыковку.

— Вы говорили, что химический пилинг болезненен?

— Да, — согласился Болотов, — многие омолаживающие процедуры не очень приятны, ну, допустим, термаж. Между прочим, даже простая фотоэпиляция сомнительное удовольствие, но многие женщины готовы терпеть боль ради красоты.

— Странно, что Алла смирно лежала на диване, пока кислота разъедала кожу! — воскликнула я. — Она ведь знала, что обычно крем не причинял ей таких страданий. Почему она сразу не кинулась в ванную смывать средство?

Болотов обхватил колено рукой.

— Вот и я задал себе тот же вопрос! Алла рассказала про сон, который буквально свалил ее с ног. Знаете, о чем я подумал?

Я кивнула.

— Настой из трав. В него добавили снотворное.

Андрей подтвердил:

— Да. Я сделал анализ остатков и обнаружил в настое сильный препарат. Его нет в открытой продаже, он используется исключительно в больницах. И в моем научном центре он есть.

Глава 7

— Вы не обратились в милицию? — чисто ради проформы осведомилась я.

Болотов поджал губы.

— Поставьте себя на мое место. Кислота содержалась в креме, который приготовил я. Лекарство было в настое, сбор трав тоже рекомендовал и вручил Алле я. У меня, как у производителя косметики и средств по уходу за кожей, есть свободный доступ и к кислоте, и к снотворному. В кармане лежат ключи от квартиры Аллочки. Ну и что подумают менты?

— Что муж решил изуродовать жену, — вздохнула я. — Но, на мой взгляд, им следовало задать дополнительные вопросы. Зачем Болотову убивать свой бизнес? Едва весть о произошедшем разнесется по Москве, продажи вашей продукции упадут до нуля. И слишком явные улики наводят на мысль, что вы тут ни при чем.

— Очень мило, — устало сказал Андрей. — Спасибо за разумные слова, но простой мент — охотничья собака: взял след и попер напролом через кустарник. Меня бы стопроцентно заподозрили, арестовали, потом, конечно, адвокаты вытащили бы, но что было бы с Аллой? Кто бы ее лечил? Мы пережили ужасное лето. Аллуся лежала в центре, я поселился около нее, боялся любого посетителя, не доверял ни врачам, ни медсестрам, все процедуры проводил сам, старался не оставлять Аллу ни на минуту.

— Представляю, какие сплетни побежали по коридорам медцентра, — вздохнула я.

— Нет, — неожиданно возразил Болотов. — Я уже говорил про VIP-отделение, оно расположено в пристройке, туда имеет доступ весьма ограниченное число сотрудников лаборатории. Ко мне подчас обращаются люди, которым совсем не нужна огласка. Ладно, раз уж пошел совсем откровенный разговор, скажу. Кое-кто готов испробовать на себе средства, которые пока не поступили в продажу. Думаете, почему у нас нету недостатка в добровольцах, на которых тестируют новинки?

— Вы платите подопытным, — вздохнула я.

— Конечно, — улыбнулся Андрей, — но большинство надеется на то, что наша разработка омолодит их. Среди випов тоже есть такие, и кое для кого мы по спецзаказу производим эксклюзив. Например, маска из… не могу сообщить состав, это коммерческая тайна, из одного растения, которое растет лишь на Дальнем Востоке, в крошечной деревне. Я скупил всю плантацию, более ни у кого этой травы нет. Очень дорогая вещь, процедуру проводят в VIP-отделении, в персонале я уверен, как в самом себе, поэтому поместил туда Аллу.

— И тем не менее вы боялись за жену, — подчеркнула я.

Болотов развел руками.

— Немотивированный страх, так матери дрожат за взрослых детей. Умом понимаешь, что ничего не случится, но дергаешься! Я все думал, кто она, мерзавка, изуродовавшая Аллочку?

— Вы считаете, что преступница женщина? — уцепилась я за слова Андрея.

— Мне так показалось, — вздохнул хирург.

— Мы сразу поняли, что орудовал кто-то из близких, — подала голос Алла, — человек вошел в квртиру, когда я была на съемках. Он знал: я не вернусь раньше вечера, и спокойно начинил крем кислотой, развел снотворное в настое. Не торопился, ничего не переместил, не поменял местами.

Болотов неожиданно улыбнулся.

— Луся — маньяк-аккуратист с замашками педанта, если она решила, что чашка для кофе должна стоять справа от сахарницы на расстоянии двух сантиметров, ручкой внутрь, то там ей и стоять! Переместите ее, и Луся разозлится, у нее все должно быть по линеечке, в ею установленном порядке, баночки в ванной этикетками наружу, зубная паста крышкой вверх, никогда вниз. Если кто-то поменяет вещи местами, Лусенька мигом заметит. Поэтому у нее ни одна домработница больше месяца не удерживается.

— Мне легче самой убрать, чем поправлять вазы, статуэтки и кружки за тупыми бабами, — вспыхнула Алла, — ничего плохого в аккуратности нет! Я с детства такая! Кстати, о горничной. Сначала я подумала на Анжелику, которая от меня за неделю до происшествия ушла.

— Вернее, ты ее уволила, — подчеркнул Болотов, — причина все та же, Анжелика неправильно складывала футболки в шкафу.

— И это тоже, — кивнула актриса, — меня раздражает, когда тишотка сложена рукавчиками наружу. Но дело не только в одежде, Анжелика посмела воспользоваться моим компьютером! У меня вход не запаролен, я и предположить не могла, что полуграмотная баба умеет плавать в Интернете.

Андрей пересел к жене и обнял ее за плечи.

— Ну признайся, тебя взбесило, что она ответила на загадку, а ты нет.

— Вовсе нет, — надулась Алла, — мне совершенно не нравилась игра.

— Но ты в ней хотела участвовать, — усмехнулся Андрей.

— О чем вы говорите? — не поняла я.

— Глупости, — сердито отмахнулась Алла.

Андрей погладил жену по плечу.

— Алла звезда, бродить в чащах Рунета под своим именем она не может, поэтому взяла себе ник «Энджел» и прикинулась обычной девушкой.

— Прикольно, — оживилась Константинова, — я лазила по блогам, вела собственный, он, кстати, имел успех, у меня во френдах сто человек!

Я, не имеющая ни малейшего отношения к тем, кто просиживает стул у компьютера, на всякий случай воскликнула:

— Ого!

— Да, — с гордостью произнесла Алла, — ноутбук раньше скрашивал мой досуг. Только Энджи, понимаете, она была такой… ну… беззаботной. Сейчас я понимаю, что, наверное… излишне веселой… радостной. Но я сама тогда о смысле жизни не задумывалась. Теперь я изменилась, Энджи, образно говоря, являлась щенком, а я нынче собака, которой трамвай лапы отрезал. Вот и не хочу больше ходить в Сеть. Все.

— Знаете, сколько в Интернете чудаков? — быстро перебил ее Болотов.

Алла заложила прядь длинных волос за ухо.

— Да уж! Дураков хватает, но встречались и забавные экземпляры. Мне на почту пришло письмо, оно приглашало зайти на сайт с особым паролем, не для всех, и, вот странность, бесплатно. Было написано, что общество любителей загадок ищет новых членов, если я правильно отвечу на проверочные задания, то стану участницей викторины. И стоял вопрос: «Сколько грецких орехов можно положить в пустой стакан?» Мне стало смешно, поэтому я взяла и накропала «один». Ну всем же ответ известен.

— Почему один? — не поняла я. — Стакан большой, орехи разные по объему.

Алла и Андрей засмеялись.

— Если в стакан поместить один орех, его уже нельзя считать пустым, — пояснил Болотов, — это детская шутка.

Я ощутила себя полнейшей идиоткой, а Константинова продолжала:

— Не успела я отправить ответ, как пришел второй вопрос. «Что нельзя съесть на завтрак?» У вас есть варианты?

Мне не захотелось снова произвести впечатление идиотки, поэтому я призадумалась и не сразу дала вариант ответа:

— Наверное, арбуз.

— Да ну? — искренне удивился Болотов. — По какой причине?

Я смутилась.

— В Москве очень плохо с общественными туалетами. В метро их вообще нет, в кафе вас просто так, без заказа, не впустят. Я не советую лакомиться арбузом утром, перед выходом на работу!

Болотов заботливо набросил на ноги жены плед.

— В ваших словах есть сермяжная правда. Но на завтрак нельзя слопать обед и ужин. Это тоже из разряда ребусов, которые дети решают лет в семь.

— Черт, — вырвалось у меня, — я тупица.

— Вовсе нет, — поспешил успокоить меня Андрей, — ребенок мыслит иначе, чем взрослый. Луся отправила и этот ответ.

— Блям, блям, блям, — пропела Аллочка, — заиграла музыка, мне пришел адрес сайта, я на него кликнула и очутилась на главной странице. А там такой текст: мы рады вас приветствовать, вы стали членом общества загадчиков, вот вам очередное задание. И выпадает такое: «Считай и смотри внимательно. В Париже их пять, в Лондоне — шесть, в Нью-Йорке — семь, в Хельсинки — целых девять, зато Осло имеет четыре. Сколько их ты сможешь отыскать в Москве?» А? Здорово?

Андрей сложил пальцы рук домиком.

— Луся мне аж на работу позвонила, хотя мы четко договорились, в служебное время не общаемся. Такая обиженная была, ворчала: «Глупая загадка! Понимаю, что она ерундовая, ответ лежит на поверхности, вроде как со стаканом, но я его не вижу». Я ей помочь не смог.

Алла отвернулась к окну, Болотов искоса глянул на жену и решил продолжить:

— Луся ломала голову долго. Наверное, дня два, точно не помню.

— Потом в углу страницы появились часы, — сердито перебила его супруга, — они начали мигать, загорелась надпись «Не успеете ответить, через сутки вас казнят. Время пошло. Жить вам осталось двадцать три часа пятьдесят восемь минут». Понятно, что это глупость, но неприятно.

— Да уж, — кивнула я.

Бизнесмен сложил руки на груди.

— Луся выключила компьютер, уехала на работу, вернулась, села перед сном к ноутбуку, а в почте новое письмо. «Поздравляем. Ваш правильный ответ засчитан». Так, милая?

Алла дернула шеей.

— Ну я-то помнила, что не решила тупую загадку, вошла на сайт, а там в графе «Ваши баллы» стоит цифра «сто» и внизу, в скобочках, написано: «Ответ: это количество букв в названии столиц».

Я уставилась на Аллу.

— Вот и я сразу не врубилась, — сердито сказала Константинова, — ну кто мог ответить? В квартире никого, кроме Анжелики, не было, я позвонила ей, а та и призналась, что давно моим ноутбуком пользуется, увидела загадку и дотумкала: слова «считай и смотри внимательно» — это подсказка. Что же надо пересчитать? Кроме букв, нечего. Оказалась наша поломойка Анжелика излишне умной, ей с такой сообразительностью лучше другую работу поискать. Ну я и выгнала ее на фиг! И в положительной характеристике отказала! Можно хвалить горничную, которая компьютер хозяйки для своих нужд использует? И больше на сайт не ходила! Идиотская игра для тупых горничных!

— Солнышко, не нервничай, — нежно произнес Болотов, — в конце концов, кино не самое важное дело в жизни, можно освоить другую профессию.

Алла вскочила и направилась к двери.

— Ты куда? — забеспокоился Андрей.

Жена резко обернулась:

— Мне что, доложить о походе в туалет? Спросить разрешения на пис-пис?

Болотов покраснел, мне стало неудобно, а Константинова, вздернув подбородок и выпрямив спину, ушла.

— Не осуждайте Аллу, — вздохнул Андрей, — ей сейчас очень тяжело, она может выйти только в сад, деятельная натура заперта в четырех стенах. Физически жена оправилась, но морально пока не готова к выходу на улицу. Наши люди дурно воспитаны, начнут пальцами показывать. Тяжело из известной актрисы и красавицы превратиться в… сами все видели.

— У Аллы лицо восстановится? — тихо спросила я.

Андрей покосился на дверь.

— Я делаю все возможное и невозможное, послезавтра у нее очередная процедура, новая, она еще и поэтому нервничает, надеется на хороший эффект, но, боюсь, Луся понимает: ей никогда не стать прежней.

— Вы ей этого не говорите! — воскликнула я.

— Не говорю, но она сама отлично соображает, Луся очень умна, я убеждаю ее, что основная роль женщины — это мать, — почти шепотом произнес Болотов, — надеюсь, ребенок примирит жену с потерей актерской карьеры. Но пока Лусенька не хочет беременеть, она, несмотря ни на что, надеется приступить к съемкам.

— Вы сказали, что знаете, кто изуродовал Аллу, — подтолкнула я Андрея к нужной теме.

Болотов кивнул.

— Да. Зинаида, жена Павла Митко.

— Серьезное обвинение, — нахмурилась я, — есть доказательства?

Хирург пересел в кресло.

— Зинаида ревнива до безумия, Отелло рядом с ней ребенок. Павла баба считает своей собственностью, конечно, ей не понравился «роман» мужа и Луси. Ролик с купанием в бассейне сауны окончательно ее взбесил. Помните, Алла рассказывала о звонке Зины с требованием, чтобы она надела бикини? Аллочка не могла выполнить идиотскую просьбу, и Зина отомстила.

Я решила досконально разобраться в этой версии.

— Где она взяла ключ?

Андрей махнул рукой.

— В сумочке Аллы. Зина часто присутствует на съемках, в особенности если Митко предстоит эротическая сцена. Сауну снимали в пятницу. В субботу ролик бросили в Сеть, во вторник у Аллы и Павла намечался эпизод, в котором главный герой застает свою любимую с другим мужчиной. Драка, парни мутузят друг друга, Алла сидит на кровати, она едва прикрыта простыней. Под одним одеялом Митко с Константиновой лежать в тот день не должны были. Аллу природа наделила совершенным телом, поверьте, я насмотрелся на обнаженных женщин и авторитетно заявляю: Аллочка необыкновенно прекрасна. А Зина соткана из ревности. Ей ничего не стоило взять ключи и сбегать в мастерскую сделать дубликат, времени хватило.

— Но откуда Зинаида узнала про педантичную аккуратность Аллочки? — спросила я. — Преступник не переставил в доме ни один предмет, он не вызвал у хозяйки подозрений.

Хирург печально улыбнулся.

— Нельзя же дома выравнивать банки по линеечке, а на работе не обращать внимания на беспорядок. Алла доставала гримерш, костюмеров, парикмахеров. Требовала, чтобы румяна на столике лежали слева, тональный крем стоял у зеркала, щетки в стакане, с другой стороны. Сначала Алла всегда надевает правую туфлю, затем левую. Серьги втыкаются в уши раньше, чем на шею вешаются бусы, чай в перерыве подается исключительно на красном подносе.

— Похоже на психическое заболевание, — бестактно заметила я.

— Я мог бы объяснить причины излишней педантичности жены, но они вам не интересны, — вздохнул Андрей. — Нет, Алла нормальна. Соблюдая установленный порядок, она пытается упорядочить свою жизнь, придать ей стабильность и в конечном итоге обрести внутреннюю уверенность и спокойствие. Обслуга подсмеивалась над Аллой и мстила ей за, как казалось простым людям, выпендреж. Много усилий быдлу прилагать не приходилось. Возьмут и перемешают косметику на столике. Жена в истерике. Или протянут ей сначала левую туфлю. Все, Алла не способна выйти на съемочную площадку. Тупые бабы хихикают в кулак, обзывают актрису «вздорной сучкой». Никто не хотел понять: она не вредничает, ей реально плохо от нарушения порядка. Зинаида знала об особенностях партнерши мужа. А насчет снотворного и кислоты… Разве я не упомянул, где работала супруга Павла? Она заведовала аптекой в одной из московских больниц, отпускала препараты для отделений, имела под рукой все необходимое.

— То, о чем вы говорите, называют «размышлениями», — сказала я. — Вот если вы находите в чае снотворное, а оно аналогично тому, к которому имеет доступ Зина, и в ее аптеке обнаруживается недостача… тогда другое дело. Но даже и этот аргумент может не сработать на суде. Лучше найти в кармане Зинаиды пачку таблеток с отпечатками ее пальцев и отсутствием одной пилюли. А эксперт должен подтвердить, что снотворное в чайнике именно из упаковки, которая была изъята у Митко.

Андрей заморгал.

— И вы еще в начале беседы укоряли меня, что я не побежал в милицию?! Нет, прямых улик не имеется. Но вы послушайте, как отреагировал господин продюсер, когда я сообщил ему о беде.

Сначала Гаврилов не понял серьезности случившегося.

— Ожог лица? Намажьте ее каким-нибудь лекарством, надеюсь, через неделю Алла явится на съемку.

Когда Андрей растолковал суть и отправил на телефон Сергею фото актрисы, продюсер ужаснулся.

— Что мне делать? Так! Завтра же сообщу прессе, что на Константинову напал фанат Павла! Он не смог отделить вымысел от реальности, захотел отомстить ветреной героине за измену Митко. Нам понадобится интервью Аллы!

— Вы с ума сошли? — заорал Андрей. — Не пущу в палату корреспондентов!

Минут пять мужчины самозабвенно матерились, потом Гаврилов, проорав:

— У Алки контракт, она не имеет права даже мертвая отказываться от пиар-мероприятий, — швырнул трубку.

Взбудораженный Андрей нанял охрану, и у входа в палату Аллы появились два парня с оружием. Болотов приготовился к войне, но ничего не произошло. Спустя некоторое время ему позвонил Гаврилов. Произошел такой разговор.

— Совсем я от нервов обезумел, — вздыхал продюсер. — Извините, испугался за Аллу. Как она там?

— Лечим, — коротко ответил хирург.

— Я оплачу все расходы, — пообещал продюсер, — вот бедняжка. Как случилось несчастье?

— Не по телефону, — отрезал Болотов, — исключительно при личной встрече с глазу на глаз. Приезжайте в центр, лучше беседовать на моей территории.

Томительный диалог занял пару часов, в результате стороны пришли к соглашению. Рассказывать правду не выгодно ни хирургу, ни Гаврилову. Развлекательному сериалу, в котором главная героиня весело меняет мужчин и постоянно выпутывается из неприятностей, не нужен ореол трагедии. Сергей объявит, что Алла, устав от легкого жанра, ушла в другой проект, а когда она поправится, продюсер непременно даст ей хорошую роль. Гаврилов берет на себя расходы по лечению, взамен он требует лишь одного: никаких контактов с прессой и откровенных интервью. Андрею в первый момент это предложение показалось на редкость выгодным, но, поразмыслив над ситуацией, он сказал себе: «Ладно, я не желаю огласки, потому что кислота содержалась в креме моего производства, я могу потерять клиентуру и стать одним из основных подозреваемых, если на шум примчится милиция. Но чего боится Сергей? Разговоры об «ореоле трагизма» ерунда, Герасимов отлично знает, плохого пиара не бывает. Так почему он пытается скрыть происшествие, да еще и раскошелился на крупную сумму? Милосердием продюсер не страдает. Явно есть некая причина, о которой мне неизвестно».

Глава 8

Андрею не нравится, когда окружающие считают его идиотом, и он сообразил: Сергей, вероятно, знает, кто изуродовал Аллу, и покрывает этого человека. Ради кого станет ломать копья продюсер? Гаврилов не женат, не имеет детей, его родители давно скончались. Близких, закадычных приятелей у теледеятеля нет, его волнует исключительно работа. Вот ради успеха своего нового сериала милейший Серж готов на любые жертвы. Конечно, приятно получить «Тэфи» и прочитать в газетах хвалебные оды своему детищу, но больше всего Гаврилова интересуют деньги, а в финансовой области срабатывает простой закон: чем больше народа посмотрит сериал, тем толще мешок пиастров, который получит продюсер. А кто в конечном итоге привлекает к экрану простых людей? Режиссер? Конечно, нет, большинство зрителей даже не смотрит в титрах на фамилии постановщика, оператора, композитора, художника, их не интересует, благодаря кому сериал родился на свет. Всеобщее внимание приковано к актерам. Можно сколько угодно твердить о том, что исполнители главных ролей — пластилин в руках постановщика, что именно от съемочной группы зависит, как работает на площадке артист, что самые яркие звезды должны обладать эмоциональностью, умением перевоплощаться, но при этом быть не очень умными, потому что лишь человек, у которого нет излишней рефлексии, способен полностью подчиняться режиссеру. Большинство тех, кем восхищается публика, в обычной жизни простые люди, вовсе не герои. Благородный мушкетер-рыцарь из многосерийной ленты на самом деле пьяница и грубый мужик с ужасным характером, а мудрая мать семейства из другого сериала — бездетная истеричка. Многие актеры из-за отсутствия должного воспитания и самокритичности на самом деле начинают считать себя великими, а всех остальных пылью под своими ногами. Но сколько ни рассказывай народу правду, все равно он хочет видеть своих любимых исполнителей на экране.

Болотов понял, что Сергей защищает кого-то из главных действующих лиц сериала, и скорее всего он прикрывает Митко. Вернее, не самого Павла, а бешено-ревнивую Зинаиду. И чем дольше бизнесмен обдумывал ситуацию, тем яснее видел картину в целом. Нет, уволенная домработница Анжелика ни при чем, простая баба не решится на убийство звезды из-за того, что ее вытурили вон, не дав ей положительной характеристики. Поломойка бесхитростна, она обрадовалась, что знает правильный ответ дурацкого задания, и быстро его написала, не подумав, что Алла сразу поймет, кто лазил в ее компьютер. Ну разве такая тетка способна придумать многоходовую комбинацию с кремом и чаем? И где Анжелике взять кислоту вкупе со снотворным, которое бывает лишь в больницах? Домработница отпадает, а вот Зина! Она подходит по всем статьям, заведует больничной аптекой, в курсе привычек Аллочки, легко могла добыть из ее сумочки ключи, знала, что актриса не вернется домой раньше позднего вечера. Зинаида была крайне зла на партнершу мужа за обман. Алла не надела бикини, бегала голой вокруг бассейна. Актриса очень красивая женщина, мало ли какие мысли роились в голове у Павла, когда он ее разглядывал.

Аллочка лежала в палате, погруженная в сон, Андрей держал жену в полубессознательном состоянии, чтобы та не испытывала боли. Обсудить с супругой свои соображения он не мог и решил действовать самостоятельно. Нанял частного детектива и велел ему выяснить, чем занималась Зина в тот день, когда жена изуродовала лицо.

Сыщик поработал на славу. Спустя короткое время он передал Болотову поминутный график передвижения Зинаиды. Она с утра была на съемках у мужа, в павильон приехала на одной машине с Павлом и до полудня наблюдала за его работой. В пять минут первого Зинаида пошла перекусить в кафе, расположенном в торговом центре. Детектив так и не смог обнаружить точку, где та пила кофе. Ресторанчиков в здании много, через них течет нескончаемый поток посетителей, а Зина не обладает яркой внешностью. Правда ли, что она там была? Вопрос остался открытым. На съемочную площадку супруга Митко вернулась минут через сорок. В молле есть мастерская, которая делает ключи, сыщик не поленился выяснить, какое количество времени требуется мастеру, чтобы изготовить копию ключа квартиры Аллочки. За полчаса слесарь брался выточить любой стандартный вариант, а у Константиновой в двери был врезан хороший, но купленный в обычном магазине замок.

Вернувшись в студию, Зинаида не пошла на съемочную площадку, она пошаталась по коридорам, угостилась бесплатным чаем с булочками и уехала, сказав одной из гримерш:

— У коллеги скоро день рождения, хочу ей подарок купить.

Далее следы Зинаиды терялись. Она не взяла такси, а направилась к метро. Детектив показал ее фото соседям Аллы, лифтеру и торговцам, которые толпились неподалеку от дома, где живет Константинова, продемонстрировал снимок слесарю. Никто Зину не вспомнил. Но Андрей все равно уверился: он прав, она сделала копию ключа, а потом поехала на квартиру к Алле. Вероятно, она изменила внешность, надела парик, очки, поэтому ее и не опознали. Горя негодованием, Болотов ринулся к Сергею и сказал ему:

— Я знаю, кто изуродовал Аллу. Ты покрываешь преступницу, чтобы ее не арестовали. Если Зинаида окажется под следствием, пресса поднимет небывалый гвалт. Помнишь, что сделали с народным любимцем Саниным? Актер, напившись до поросячьего визга, начал стрелять из травматического пистолета по бутылкам в баре, а когда местный охранник попытался скрутить буяна, дал ему по башке табуреткой. Санина пресса разорвала на части, его пинали ногами все кому не лень! Бармен изображал из себя несчастную жертву, охранник со всхлипами говорил папарацци:

— Вот он какой! У меня сотрясение мозга! Звезде все простят, а простой человек страдает!

Что было дальше? Санина привлекли к суду, дали ему небольшой условный срок, чем разозлили народ. Артист не смог выдержать нападок фанатов и прессы, начал пить еще сильнее, потерял человеческий облик, сорвал съемки очередного проекта. Где он сейчас, никто не знает, да это никому уже не интересно. Санин сбитый летчик, а продюсер не смог спасти телепроект, многосерийная лента была прочно связана с именем хулигана-алкоголика.

— Ну и что? — насупился Гаврилов.

Андрей решил сохранять хладнокровие.

— Санин всего-то нажрался и разгромил закусочную. Если вдуматься, не столь уж ужасное прегрешение, с каждым парнем случалось нечто подобное, кто не бил в пьяном виде бутылок, не ругался и не лез на рожон? А во что превратила ерундовое происшествие пресса? Во всенародную травлю под лозунгом «Распни звезду». Подумай, что будет с актером Митко, сверхположительным мачо, мечтой российских баб, когда народ узнает правду о том, что его жена из ревности изуродовала Аллу? Карьера Павла накроется медным тазом. Сам подсчитаешь убытки или тебе помочь? Я требую решительных мер.

— Каких? — равнодушно спросил Сергей.

— Наказания Зинаиды! — объявил Болотов.

— Повесить ее на Красной площади? — уточнил продюсер.

— Она должна ответить за то, что совершила, — закричал бизнесмен.

Гаврилов нахмурился.

— Я выслушал твой бред и могу посоветовать, обратись к психиатру. Мне искренне жаль Аллу, я постарался ей помочь, оплачиваю немалые счета за лечение, надеюсь на скорейшее ее выздоровление, но охотой на ведьм заниматься не стану. До свидания.

Андрей вскочил и зашипел:

— Ну ладно! Я хотел обойтись без скандала, но ты не готов к нормальному разрешению конфликта. Прямо сейчас поеду в следственное управление. У меня большие связи, я вхож в такие кабинеты, куда тебя и за километр не подпустят. Уничтожу Зинаиду, а вместе с ней сгинет и твой Павел Митко.

Гаврилов с жалостью посмотрел на Болотова.

— Остынь! Что ты покажешь в том самом кабинете? Отчет детектива? Андрюша, приди в себя. Я тоже не хочу военных действий, но, если ты начнешь швыряться грязью, молчать не стану. Расскажу правду. Ты сделал для Константиновой крем, который уничтожил лицо актрисы. Чтобы скрыть профессиональную ошибку, ты спрятал Аллу в лаборатории при своем заводишке, где тщетно пытаешься вернуть ей человеческий облик. К сожалению, никаких положительных сдвигов пока не наблюдается. Чтобы выкрутиться из малоприятных обстоятельств, владелец косметического производства решил представить дело как преступление, свалить ответственность за случившееся на Зинаиду Митко. Тебе обрисовать последствия?

Андрей замер, а Сергей спокойно завершил монолог:

— Митко тут ни при чем, но и ты не виноват. Понимаю, ты хочешь наказать того, кто изуродовал Аллу. Я бы тоже не отказался утопить эту сволочь. Но жена Павла не тот человек. Если мы начнем драться, оба проиграем и доставим Алле моральные страдания. Давай сохраним нормальные отношения, не раскачивай лодку, ты в ней тоже плывешь. Хочешь найти преступника, ищи, но тебе понадобятся улики, твердые, нерушимые, а не отчет детектива со словами «Зинаида могла в торговом центре сделать ключи, но ее так никто и не вспомнил». Лучше лечи Аллу, брось все средства и время на то, чтобы восстановить ее лицо. Помни, я жду возвращения Константиновой. И не цепляйся к Митко, Зина ревнива, но на убийство она неспособна…

Андрей поджал губы и отвернулся к камину, над которым вместо зеркала красовалась картина.

— Но вы не поверили Сергею? — спросила я.

— Крем, которым пользовалась Алла, сделан мной, — нехотя произнес собеседник. — Я не скрывал, что готовил средства для нее, использовал ее фамилию в рекламных целях, всегда упоминал о ней в интервью. Гаврилов мог мне здорово насолить, а что имел я? Писульки от частного детектива?

— Неужели вы удержались от разговора с Зинаидой? — спросила я. — Не отправились к ней? Интересы бизнеса перевесили любовь к Аллочке?

Бизнесмен вздохнул.

— После общения с Сергеем я приехал в клинику — пора было сделать Алле перевязку. Снял марлевые салфетки, а жена в этот миг открыла глаза. Всего на секунду. Она была под воздействием сильных лекарств, не поняла, что над ней склонился я, и тут же снова задремала. Но я поклялся: сейчас рвану к Митко, изобью ее, заставлю признаться, плевать мне на реноме, имидж, репутацию, я обязан отомстить за Аллу. Но я опоздал! На следующий день около шести вечера я примчался к дому актера, начал звонить в дверь, никто не открывает. Я обратился к консьержке, а та сказала:

— Зинаида отдыхать уехала, сто чемоданов с собой прихватила!

Андрей не поленился навести справки и выяснил: Митко отправилась на Кипр.

— Она до сих пор там, — завершил рассказ Болотов, — в Россию не возвращается. У вас еще остались сомнения в ее виновности? Что же до Екатерины… я знал, что она умерла, но не хотел расстраивать Аллу. Хоть жена и разругалась насмерть с подругой, но известие о ее кончине могло сильно разволновать Лусю. А любой стресс моментально замедляет процесс выздоровления.

— Константинова повздорила с Бочкиной? — удивилась я.

— «Повздорила» слишком деликатный глагол, — вздохнул врач, — я никогда не видел Аллу в бешенстве, лишь один раз застал ее в состоянии неуправляемого гнева. Приехал к ней вечером, вошел в квартиру и обомлел! Повсюду разбросаны вещи, посреди разгрома сидит Аллочка и рвет на части полотенце.

Болотов испугался, что у жены, без перерыва снимающейся в сериале, нервный срыв, попытался дать ей успокоительное, но она зло сказала:

— Я вполне владею собой! Необходимо прямо сейчас уничтожить все подарки Екатерины и унести остатки на помойку. Не хочу, чтобы в моем личном пространстве осталась хоть нитка от Бочкиной.

У Андрея отлегло от сердца.

— Вы поругались с Катей? Что случилось?

— Никогда более не произноси в моем присутствии ее имя и фамилию, — потребовала Алла, — эта женщина для меня умерла! Навсегда. Она использовала дружбу со мной в корыстных целях!

Видя состояние жены, хирург решил ее не расспрашивать. Он великолепно осведомлен об эмоциональности Аллы и знает, что она принадлежит к породе людей, которые замыкаются в момент стресса, уходят в себя. Но спустя пару месяцев она непременно расскажет правду, Андрей выяснит, что заставило супругу вывалить на пол содержимое шкафов, дабы отыскать все подношения от Катерины и отправить их в мусорный бачок!

— Так что послужило поводом к разрыву отношений? — не вытерпела я.

— Не знаю, — признался Андрей, — через пару дней с Аллой случилась беда, мне стало не до глупых бабских конфликтов. С Катериной я ранее виделся всего один раз, у нее на лице появилась какая-то сыпь, и Алла притащила ее в центр, попросила дать ей бесплатную консультацию, представила Бочкину как одну из своих лучших подруг. Я, конечно же, пошел ей навстречу, сразу понял, что это аллергическая реакция, посоветовал сдать анализ, найти то, что вызывает раздражение, и благополучно забыл про Катерину.

Я моментально уцепилась за слова Болотова.

— Вы сказали «представила Бочкину как одну из своих лучших подруг». Значит, у Аллы есть еще близкие приятельницы?

— Маша Медведева, — ответил Болотов, — они вместе учились в институте. Только Медведева не стала актрисой, она подалась в фэшн-бизнес. Красивая женщина, я, правда, уверен, что над ее лицом и фигурой поработали чьи-то умелые руки, но главное ведь результат! Мария сейчас, несмотря на возраст, активно снимается в рекламе. Часто вижу ее изображение на всяких рекламных вкладках. Моя секретарша покупает весь модный глянец. Вчера я вышел в холл и увидел в руках у нее очередной журнал, на обложке Мария Медведева, почти топлес, внизу надпись «Естественная красота без вмешательства скальпеля. Можно ли ее сохранить?». Мне стало смешно, Маша, безусловно, хороша собой, но ее бюст не подарен ей природой. Сейчас изобретены новые импланты, они и на вид, и на ощупь не отличимы от натуральной груди. Разработана новая методика установки, вы не обнаружите швов, но я-то знаю правду! Медведева — силиконовая долина! Тем, кто завидует дивам из журналов, надо помнить: все врут.

— Мария навещает Аллу? — перебила я Андрея.

— Нет, они более не общаются, — после небольшой паузы ответил Болотов.

— Понятно, — сказала я, — вы всеми способами оберегаете покой супруги. Наверное, разговаривали с Машей после несчастья, расспрашивали ее о недругах Аллы? Вероятно, у Бочкиной и Аллы был общий враг?

Андрей сложил руки на груди.

— Нет! Мария не в курсе случившегося, мы сохраняем тайну.

— Как же вы объяснили свое нежелание видеть Машу в гостях? — поразилась я.

Болотов взглянул на закрытую дверь.

— Я сообщил Медведевой, что Алла улетела в Голливуд, ей там предложили небольшую, но интересную роль. Именно по этой причине Алла якобы ушла из телесериала. Американский продюсер, мол, приказал оборвать отношения с российскими знакомыми. Это все. Когда Алла вернется, она свяжется с Машей. Ради блага подруги ей необходимо хранить тайну.

Я заулыбалась.

— Она вам поверила?

Андрей кивнул.

— Мария красавица, она очень хорошо относится к Алле, крайне порядочная женщина, никогда не совершит ничего такого, что пойдет ей во вред. Медведева милый, отзывчивый человек, и она, как выяснилось, умеет хранить тайны: до сих пор никому не проболталась про Голливуд. Но Маша дура! Это не оскорбление, а констатация факта. У нее полностью отсутствуют извилины, я сказал ей про Америку, она и поверила.

— Дайте мне координаты Маши, — потребовала я.

— Я выбросил номер ее телефона, — ответил Андрей, вставая. — Если у вас все, то давайте прощаться. Алла в гостиную не вернется, она устала от беседы, разнервничалась и заснула в спальне. Жена очень слаба. Надеюсь, вы удовлетворены разговором и более к нам не придете. Пожалейте Аллу, ей невыносимы воспоминания, а я выложил все, что знал.

Глава 9

Утром, выйдя на кухню, я с огромным удивлением обнаружила там не только Лапулю, но и Валентину, которая за обе щеки уплетала творожную запеканку с курагой и изюмом.

От неожиданности у меня вырвался не совсем вежливый вопрос:

— Что ты тут делаешь?

— Завтракаю, — с набитым ртом ответила Валя, — офигеть, как вкусно. Умка так готовить не умеет! У него только жареная картошка хорошо получается. Хочешь, позову его, и он сделает?

— Спасибо, не надо, — быстро сказала я, — сижу на диете. А что, Егор тоже здесь?

— Они вместе с котиком важной работой занимаются! — возвестила Лапуля и поморщилась.

— Тошнит? — участливо спросила Валя.

— М-м-м, — простонала Лапа, — котик вчера рассердился, я стала ему про котлетки рассказывать, как фарш крутила и к унитазику бегала, потому что зайчику запах теста не понравился, а он сказанул: «Не готовь еду, купим готовую». Очень обидно! Да!

Лапуля всхлипнула.

— Я так старалась селедочный мусс из телятинки запечь! А котик злится! Как мне его успокоить? Еще из-за отчества заи поругались! Котя ужасно мне нахамил!

Я спокойно пропустила мимо ушей заявление Барби про «селедочный мусс из телятинки» и запах теста, который источал мясной фарш. Не надо искать смысл там, где его нет, как бы Лапа не обзывала свои кулинарные шедевры, я проглочу их с восторгом. Какая мне разница, из чего приготовлены восхитительные бифштексы? Если Лапа слепила их из соленой рыбы, я возражать не стану, но слова «поспорили из-за отчества заи» повергли меня в удивление, поэтому я полюбопытствовала:

— Вы с Димоном выбираете имя малышу?

Лапуля схватилась за горло.

— М-м-м! Фууу! Сейчас умру!

— Не, выживешь, — тоном опытной, двадцать раз рожавшей тетушки заявила Валя, — мужику надо дать понять, каково тебе приходится, тогда он сострадание испытает. Димон должен получить твой токсикоз.

— Согласна! — захлопала в ладоши Лапа. — Вау! Мне жутко надоело унитазик пугать! А как мне токсикозик котику передать? Ваще-то он не захочет его взять! Фууу! Чем здесь воняет? Грязными обезьянами!

Я не стала уточнять, когда Лапуля умудрилась познакомиться с обезьянами, но сочла своим долгом напомнить:

— Токсикоз — реакция женского организма на беременность. Димон никак не может его заполучить.

— А я чихну на него, — простонала Лапуля. — Нечестно, когда один человек мучается, зайчика мы вдвоем делали.

— Воздушно-капельным путем Коробок от тебя может получить только грипп, — вздохнула я. — Жизнь несправедлива. Женщине выпадает беременность, она не у всех легко протекает, а мужчина избавлен от некоторых физиологических проблем, тошнота во время вынашивания плода в их числе.

— А вот и нет, — потерла руки Валентина, — моя подруга Нинка, когда ее заколбасило, начала мужу в суп подливать снотворное, мочегонное и рвотное. Мужик в тубзике поселился, то писал, то блевал, и одновременно спал!

— И я так же! — всхлипнула Лапа. — Помогло ей?

— Ну да, — кивнула Валентина. — Муж тихий стал, иначе как «кисонька» жену не называл. Правда, потом выяснилось, что у Нинки задержка из-за сбоя цикла случилась, не беременная она! Зато парню своему объяснила, каково нам, несчастным, приходится!

Я уронила кусок запеканки, он не долетел до пола, его на лету поймала кошка. Секунду я обозревала ее, потом удивилась:

— Это кто? На Геру, Леру, Клепу и Ариадну совсем не похожа!

— Бонапарт, — пояснила Валя, — кот Умки, он его одного дома ночевать не оставляет.

— Вы здесь со вчерашнего вечера? — уточнила я.

— Ага, — кивнула Валентина. — Умка с Димоном у компа застряли.

— Вот, допустим, Александр Македонский, — защебетала Лапуля. — Прибавим ему отчество и что получится? Александр Македонский Дмитриевич! Язык сломаешь! И зайчику трудно. Спросят его в садике: «Заинька, как тебя зовут?» Придется ж отвечать Александр Македонский Дмитриевич! Измучается заюшка!

— Вроде узи подтвердило, что у тебя родится девочка, — вздохнула я, — ты шесть раз ходила и всегда слышала, что в животе не мальчик.

— Они ошибаются, — с обидой воскликнула Лапуля. — Мой зайчик исключительно кисик! Никак иначе! Категорично мишутка! Врачи слепые! И на экранчике ничего не разобрать, там синие пятна вертятся!

— Ладно, — сдалась я, — пусть по-твоему, родишь сынишку, но зачем звать его Александром Македонским? Кстати, Македонский — нечто вроде фамилии, она объясняет, что великий военачальник родом из Македонии! И по отчеству малыша назовут лет через сорок после его появления на свет. К мальчику будут обращаться «Саша», «Сашенька».

— Сашок, — подхватила Валя, — Санька, Шурик!

— Шурик Македонский Дмитриевич, — простонала Лапа, — фууу!

— Назови его Иван, — посоветовала я. — Простое русское имя, отлично сочетается с длинным отчеством.

— Иван дурак, — зашмыгала носом Лапуля, — всем же известно! Во всех сказках он такой тупсик! Щуку слушается!

— Это Емеля, — возразила я.

— Было у отца три сына, два умных, а третий Иван, — ни к месту заявила Валентина.

Лапуля метнулась к подоконнику, взяла лежащую там книгу, вернулась к столу и защебетала:

— Я купила словарь зайчиков.

Я прищурилась и прочитала название на корешке тома: «Энциклопедия лучших имен».

— Кисоньке надо найти успешное, красивое, знаменитое погонялко, — тараторила Лапа.

Я заморгала. Погонялко! Лапуля сегодня полна вдохновения.

— Если назвать парня Ванькой, не видать ему в жизни счастья, — согласилась Валя, — ну-ка дай!

Подруга Умки выхватила у Лапули томик, раскрыла его и огласила:

— Владлен!

— О! Красиво! — обрадовалась Лапа.

Валя откашлялась.

— Положительные черты Владлена. Высокий, стройный, спокойный.

— Супер, — зааплодировала Лапа.

— Есть и отрицательные, — предостерегла Валя, — заносчивость.

Лапуля чуть приоткрыла ротик.

— А что он заносит?

— Это его несет! — хихикнула Валентина. — Так! Знаменитые люди: Владлен Трюкин, ученый.

— Не знаю такого, — разочарованно протянула Лапа.

— Имя революционное, составлено из «Владимир Ленин», — огласила далее текст Валечка.

— Вот про этого я слышала, — напряглась Лапа. — А! Он из пушки по Красной площади стрелял! Жил сначала в шалаше, а потом замерз, проголодался и решил нам перестройку замутить! Ваучеры ввел! Что-то с ним не очень хорошее потом случилось, где-то он лежит!

— В Мавзолее, на Красной площади, — еле сдерживая смех, сказала я. — Залп «Аврора» дала в тысяча девятьсот семнадцатом году, и палил крейсер по Зимнему дворцу, он находится в Петербурге. Ленин умер через семь лет после революции, в одна тысяча девятьсот двадцать четвертом году, его труп забальзамировали.

— Ой-ой, нехорошо с Владленом вышло, — испугалась Лапа. — Валь, поищи дальше.

— Сильвестр, — предложила новый вариант Валентина. — Латинское имя, означает «житель леса».

— Фу! — скривилась Лапуля. — Не хочу зайку лесника! Где ему в Москве работу найти!

— Максимилиан, — прогудела Валя, — в переводе все с того же латинского «величайший из Эмилиев».

— А кто они такие? — заинтересовалась Лапа.

— Люди, — нашла достойный ответ подруга Умки, — и со знаменитостями у этого имечка круто. Никаких дураков и мумий! Исключительно римские императоры, герцоги и курфюрст.

— Куры нам не нужны! — возмутилась Лапуля. — Не собираюсь из зайчика свинопаса воспитывать.

— На мой взгляд, Максимилиан сложнее выговорить, чем Александр. — Я решила внести каплю здравого смысла в их беседу.

— Малюта! — закричала Валя. — Как мило!

— Симпатичненько! — возликовала Лапуля. — Легко и красиво, очень нежно! Малюта, Малышок, Мал Дмитриевич. Мне отчество ну совсем не нравится, оно грубое, я предложила вчера котику: «Поросеночек, давай зайчика запишем «Глебович», так симпатичнее. И мое любимое Александр Македонский классно совпадет!»

Я уронила вилку. Бонапарт, дежуривший у стола, моментально поймал ее, подержал в пасти, потом выплюнул и укоризненно посмотрел на меня. Его взор говорил: «Приличные люди роняют куски колбасы, сыра или котлеты. Зачем мне железяка?»

— Ты уговаривала Димона дать своему ребенку отчество «Глебович»? — не веря своим ушам, уточнила я.

— Правда, красивенько? — оживилась Лапа.

— Янович лучше, — деловито посоветовала Валя, — Александр Македонский Янович.

— Глебович круче, — возразила Лапуля, — но мне Александр успел разонравиться. Говоришь, он из Македонии?

Я кивнула.

— Гастарбайтер, — расстроилась Лапуля. — Не, не в кассу, мимо сковородки! Мал Глебович! Суперски.

— Мал Янович, — подхватила Валентина, — миленько.

— Ма-лю-та, — пропела Лапуля, — о-о-о!

— По какому поводу вы вспоминаете думного дворянина? — спросил Умка, входя на кухню.

— Кого? — не поняла Лапуля.

— Чего? — нахмурилась Валя.

— Они выбирают имя для будущего младенца, — вздохнула я, — ищут нежное, милое, с хорошей репутацией. Остановились на Малюте.

Умка вскинул брови.

— Ну так Малюта не мог похвастаться ни одним из перечисленных качеств. Судя по историческим источникам, он был, мягко говоря, жестоким, хотя для поддержания порядка в государстве требуется принимать непопулярные решения.

— Ты его знал? — обрадовалась Лапуля.

Умка поежился.

— Слава богу, нет. Малюта Скуратов, он же Скуратов-Бельский Григорий Лукьянович, думный дворянин, приближенный Ивана Четвертого, известного как Грозный, глава опричного террора. Организатор и участник многих убийств, в частности князя Владимира Старицкого и митрополита Филиппа. Всех его жертв сейчас не назову. Вопросы есть?

— Нет, — пискнула Лапа.

— Имечко разонравилось, — поддакнула Валя.

— Ладушки, — кивнул Умка, взял бутылку минералки и ушел.

— Марк! — тихо сказала Валя. — Красиво и коротко!

Лапуля выхватила у нее энциклопедию имен.

— Оно означает «сухой», «белый». Зайчик будет, как сено!

— Зато Марк Янович красиво, — не сдалась Валя, — быстро запоминается, не какой-нибудь Пингвин!

— Слава богу, Пингвинами детей пока не нарекают, — вздохнула я.

— Неправда твоя! — зашумела Лапуля. — Есть раздел «Новые популярные имена для современных ребят». Тигр, Слон и Пингвин в списке!

Я встала и начала через плечо Лапы читать вслух текст. Понимаю, вы мне не поверите, но он выглядел так:

«Новое время, новые реалии. Ну кого сейчас обрадует стать Пафнутием, Ананием и Евстратием! А ведь еще пару столетий назад мужчины получали подобные кликухи, им они даже нравились. Нынче же даже к коту стыдно обратиться: «Эй, Нафанаил»! Бурное развитие искусств породило красивые, элегантные имена. Например, Паук. Героя культовой мультленты зовут Спайдермен. Но пусть американцы пользуются этим словом, у нас он Паук. Коротко, красиво, сочетается с любым, трудно произносимым отчеством. Паук Абдельносуфовичалаалыбей. Такое понравится каждому. Или, например, Супермен. Нам не стоит идти на поводу у американцев, но сама идея назвать сына в честь героя очень правильна. Пусть у них там за океаном Супермен, а у нас Сверхчеловек! Кто-то засомневается, подумает, Сверхчеловек Константинович слишком тяжеловесно. Не беда, отчество можно слегка подрезать, сделать из него «Конст» или емкое «Кон». Сверхчеловек Кон! Ваш мальчик просто обречен на успех. Или Пингвин! Он бесстрашен и смел. Тигр благороден. Ну есть же имя Лев, почему остались за бортом бык, вол, орел, гепард, жираф? Это несправедливо…»

Страница закончилась, я перевела дух.

— Сократить отчество! — захлопала в ладоши Лапуля. — Вау! Зайчик будет Дм!

— Лучше Дим, — поправила Валя, — с гласной.

— Дм, — протянула Лапа, — Пингвин Дм.

— Тигр Дим, — подсказала Валентина.

— Жирафик Дм, — заорала в порыве креатива Лапуля, — о! Слон Дм.

— Дим, — упорно твердила Валя, — ну подумай! Орел Дим.

— Не люблю птиц, — вздохнула Лапуля. — Они с перьями.

Я начала потихоньку пятиться к двери. Пусть две безумные особы продолжают искать несчастному ребенку имя в энциклопедии, которую составил сумасшедший. Мне надо заняться работой. Все равно у Лапы родится девочка, и Димон назовет ее Аленой.

Глава 10

Коробок и Умка сидели каждый у своего ноутбука.

— Получил? — спросил Димон, когда я вошла в комнату.

Компьютер Умки издал короткий звук.

— Пришло! — констатировал клиент.

— Эй, вы посылаете друг другу письма? — засмеялась я. — Не проще ли пообщаться вербально?

Четыре глаза оторвались от экранов и сфокусировались на мне.

— Это программа, — сказал Димон. — Кэс Пи эф девяносто восемь дробь шесть! Супер вещь!

— Эф ди лучше, — не согласился Умка.

— Ну и как ты ее применишь? — насупился Коробок.

— Проще некуда! — закричал Умка и нажал на клавиатуру.

— Бумс! — ахнул Коробок. — О! Как ты это проделал?

— Легко, — засмеялся Умка и заколотил пальцами по кнопкам.

Димон стал похож на сову, а Умка покраснел, как спелый томат.

Я хлопнула в ладоши.

— Мальчики! Кто-нибудь помнит, что сегодня не отгул?

— Мы работаем, — ответил Дима, — что тебе надо?

— Адрес, телефон, все контакты фотомодели Марии Медведевой, которая является близкой подругой несчастной Аллочки Константиновой, — сказала я. — И еще полная информация о Катерине Бочкиной. Где работала, жила, с кем общалась, чем увлекалась.

Из принтера с шуршанием выполз лист.

— Там про Медведеву, — не отрываясь от компьютера, сообщил Димон, — по Бочкиной чуть позднее.

— Ты гений, — польстила я Коробку.

— Я тоже, — быстро сказал Умка, — и программа «Кис» быстрее!

— Бесполезно спорить с догматиком, — пробасил наш хакер.

Я отступила в коридор и пошла одеваться. Кажется, Умка и Димон поладили, Лапуля и Валечка тоже нашли общий язык. Но почему у меня возникло ощущение, что я работаю санитаркой в психиатрической лечебнице? В одной палате тетеньки выбирают отчество для будущего ребенка, в другой дяденьки, сидя бок о бок, общаются через Интернет.

Вздыхая, я вышла в прихожую, увидела Анфису с длинной палкой в руке и спросила:

— Куда собралась?

— На демонстрацию в защиту адыгейских медведей от самаркандских черепах, — объявила Фиса и, сунув деревянную штукенцию под мышку, выскользнула на лестницу.

Я села на пуфик и посмотрела на свои сапожки. Каким образом среднеазиатские черепахи добрались до Адыгеи? Вообще-то у меня географический кретинизм, вероятно, Самарканд неподалеку от…

— Я опаздываю! — заголосила Маргоша, подскакивая к шкафам. — У нас эстафета, четыре по сто.

— Чего? — поинтересовалась я.

— Прости! Не поняла, — удивилась фитнес-бабушка.

— Четыре по сто чего? — уточнила я.

— Метров, конечно, — улыбнулась Марго, — мы бежим по Садовому кольцу в честь дня борьбы с ожирением. Хочешь присоединиться? Берут всех желающих.

— К сожалению, я занята по работе, — поспешила отказаться я.

— Ты многое теряешь, — заявила Марго, завязывая кроссовки, — сначала бег, потом фуршет из здоровой пищи.

Дверь хлопнула, наша спортсменка унеслась. Я продолжала сидеть на пуфике. Сначала в голове было пусто, потом возник вопрос: если все окружающие кажутся тебе психами, то, вероятно, ты сам того, с приветом! Скорее всего, Лапуля, Валя, Умка, Димон, Анфиса, собравшаяся прогонять из Адыгеи самаркандских черепах, и Маргоша, которая борется с ожирением окружающих, бегая четыре раза по сто метров по Садовому кольцу, вполне здоровы! Это я умалишенная, пытаюсь понять, почему большие медведи боятся маленьких черепашек, и жалею автолюбителей: они ведь зависнут в пробках из-за перекрытой центральной транспортной артерии города.

Из коридора торжественно выплыл Бонапарт, за ним, мяукая на разные голоса, следовали Лера, Гера, Клепа и Ариадна. Стая замерла у шкафа. Кот лапой открыл створку, повернулся к свите и коротко произнес:

— Мр-р.

Кошки счастливо завизжали и запрыгнули на полку. Бонапарт аккуратно закрыл передней лапой гардероб и удалился. Я потрясла головой, застегнула сапожки, надела куртку, схватила сумку, распахнула дверь, но потом вернулась к гардеробу и заглянула в него. Кошки спали в мохеровых шарфах Умки и Димона.

— Николай Второй Дм, — донеслось из кухни.

— Ты чего! Его ж задушили! — закричала Валя. — На этом имени плохая карма!

Я вздрогнула и выбежала на лестницу. Умка и Валентина вполне милые люди, Бонапарт очаровательный кот, но после того, как эта троица заявилась к нам в гости, коренное население квартиры, и без того бывшее с чудинкой, стало совсем ку-ку.

Удача сегодня была на моей стороне. Модель сразу сняла трубку и не стала злиться на ранний звонок, более того, проявив удивительную толерантность, воскликнула:

— Если хотите, можете сейчас приехать! Я буду дома до двух часов.

Я обрадовалась и полетела в центр Москвы, в узкие горбатые переулки Китай-города.

— Тяжело подниматься? — участливо спросила Маша, когда я, отдуваясь, ввалилась в студию, расположенную на последнем этаже. — Лифта у нас нет. Дом очень старый, никак к нему подъемник не присобачить, но здесь такие люди поселились! Прежних жильцов отправили в другие районы! Проходите и не думайте снимать сапожки.

— У вас белый пол, — вздохнула я, — на улице грязь, я испорчу паркет.

— Это плитка, — пояснила Маша.

— А на вид как дерево, — удивилась я.

Медведева засмеялась.

— Фокус-покус! Видите, на стене бамбук?

— Да, — кивнула я.

— Потрогай, — по-свойски перешла на «ты» манекенщица, — не стесняйся. Ну?

Я пощупала нежно-зеленую массу. Надо же — бумага.

— Обои! — захлопала в ладоши Машенька. — Я их из Америки привезла! Тащила на себе рулоны! Билет был в экономкласс, там кресла узкие, но я свои обойчики в багаж не сдала, за них деньги плачены. Стюардессы попытались орать, но я потребовала командира лайнера. Прямо так и сказала: «Девочки, визжите, хоть лопните, а мои рулончики тут полетят. Они что, взрывчатка? Хотите скандала? Зовите начальника!»

Маша кокетливо стрельнула глазами и продолжила:

— Ну, он и пришел! Посмотрел на меня и спрашивает у соседей: «Парни, вам ее обои мешают?» Знаешь, я на мужиков правильно действую, они сразу обо мне заботиться начинают! Ну ему из соседних кресел ответили: «Нет, пусть летит в обнимку со своей бумагой!»

Медведева облизнула пухлые губки.

— А командир говорит: «Парни, я вас понимаю! Такая девушка! Жаль, я при штурвале! Сам бы на ее обоях посидел!»

Во как! Стюардессы аж посинели от злости, а меня главный летчик через десять минут приказал в бизнес-класс пересадить. Да я почти все сюда из загранки притащила! Отснимусь по работе и по отделам «Все для дома» шарюсь. Шмотки не нужны, мне их и так дадут. А вот, гляди, вазочка, она из Мадрида.

Маша схватила меня за руку и повела по квартире, без умолку рассказывая о своих удачных покупках. Через пятнадцать минут я узнала, что раньше на последнем этаже располагалась коммуналка, а на чердаке под крышей жильцы устроили кладовки и сушили белье. Но потом бедным людям повезло, им предоставили отдельные квартиры в Юкино.

— Совсем-совсем близенько от МКАД! Ну, километров вроде двадцать! — восторгалась Маша. — Это правильно! В центре дорого, никакой пенсии бабушкам не хватит, а в Юкине лес, травка и хлеб дешевле. У меня получилась студия с выходом на крышу! О! Красота! Летом мы на воздухе вино пьем. Смотри, ручка для двери итальянская, из особого стекла. Или вон те кружечки, глянь, на подоконнике!

Я машинально повернула голову, увидела круглую жестяную коробку с печеньем и три фарфоровых бокала, стоящие в разных местах. Маша не думала о порядке, она не была, как Алла, педанткой, не ставила кружки в одну линию, не поворачивала их ручками в одну сторону.

— Это из Англии! — хвастливо пояснила хозяйка. — А дальше, на столике…

— Ты дружила с Аллой Константиновой? — остановила я поток болтовни.

— Мы с ней, как пальцы на ладошке! — заявила Медведева. — Я по ней скучаю. Луся сейчас занята спецпроектом, продюсер ей условие поставил: никаких контактов с друзьями! Она снимается в психологической картине, в нее требуют полностью погрузиться! Скоро фильм закончат, Лусенька станет мегазвездой. Но я дала честное слово никому ничего не рассказывать. Режь меня на лапшу, не выдам правды!

— Вы когда-то жили в одной комнате? — предположила я.

Медведева села на диван и картинно скрестила ноги.

— Нет, я снимала квартирку, а у Луси своя была, правда, очень маленькая. Мы вместе учились в театральном, но у меня карьера актрисы из-за внешности не пошла.

— Если уж женщина такой красоты осталась за бортом, то кого же приглашают на съемки! — воскликнула я. — Ты удивительно хороша собой!

Маша кивнула.

— Вот поэтому меня и бортанули. Ролей для меня нет! Как ни старались гримеры, а понятно, я красавица, простую тетку из Медведевой не сделать, российскому кинематографу сейчас нужны чудовища. Но я не в обиде, попала в фэшн-бизнес, там заработки хорошие, люди интересные, по миру катаюсь, мужчины рядом состоятельные. Все случается к хорошему! Актрисе надо роль ждать, выпрашивать ее, никогда не знаешь, выберут на кастинге тебя или другую. Наши преподши в вузе старые, жуткие, головы немытые, шипели:

— Медведева, скромность украшает женщину, посмотри, как одевались великие Серафима Бирман, Ольга Книппер-Чехова, Алла Тарасова. Бери с них пример, смой косметику, заплети косу!

Смехота! И понятно, что они мне завидовали, поэтому двойки ставили и говорили:

— Таланта нет! Зря на тебя время тратим.

А преподы, козлы старые, мне под юбку лезли! Они себя великими считали, думали, что до сих пор мачо, и лапы распускали. Я еле диплом получила. А к Луське не вязались, у нее лицо бумажное.

— Какое? — переспросила я.

Маша засмеялась.

— На нем что угодно нарисовать можно! Наденут на Лусю черный парик, локоны кольцами, кожу темным тоном покроют, губы цвета спелой вишни намалюют, и вот — она цыганка. Приделают светлые косы, прозрачную пудру нанесут, карамельный блеск, получите Снегурочку. Со мной это не прокатит, сквозь любой грим я вылезу.

— Надо понимать так, что Алла не личность? — спросила я.

— Она бумажная, — повторила Маша, — удобная для режиссера. Нет у нее харизмы.

Я решила обратиться к другой теме.

— Вы знали Бочкину?

— Катьку? — скривилась Маша. — Конечно! Они с Луськой вечно вместе ходили, я понять не могла, почему Константинова с такой подружилась!

Маша закинула ногу на ногу и чуть отклонилась назад. Похоже, она долгие часы тренировалась у зеркала, отыскивая наиболее выигрышные для себя позы, и теперь принимает их автоматически.

— Катька была медсестрой, мастером спорта по клизме! Очень противная, она постоянно Лусю подводила.

— Каким образом скромный медработник среднего звена могла навредить успешной актрисе? Может, вы несправедливы к Бочкиной? — подначила я Медведеву.

Маша сбросила с правой ноги туфельку. Обнажилась узкая ступня с тщательно сделанным педикюром.

— Возьмем сумочку! Вон она на стуле. Она из последней коллекции, дорогая, статусная вещь, говорит всем о твоей успешной жизни.

Я возразила:

— Не всегда. Ее мог подарить вам мужчина, с которым вы живете.

Маша привычным движением отбросила назад копну вьющихся волос.

— Так это тоже успех! Богатые мужчины на дороге не валяются, не всякая их заарканит! Вернемся к сумке! Луся хотела Катьку хорошо пристроить, ну за кого Бочкина могла замуж выйти? За больного, которому она уколы ставит? Вот Константинова Катю на тусовки и брала, там полно народа, можно с кем надо познакомиться. Ну, конечно, солидный бизнесмен или звезда на Бочкину не клюнет, но у них есть охрана, помощники, водители. Для простых парней Катерина мармеладка.

У Медведевой загорелись глаза.

— Все просто! Шофер всегда с хозяином, секьюрити за его спиной. Свободного времени у ребят нет, где им девушку подцепить? Даже если и получат выходной, в клуб тусоваться не пойдут, служебная инструкция запрещает. А на вечеринке самое то. Введут босса в клуб, он им говорит:

— Встаньте где-нибудь, пожрите на халяву, ко мне не лезьте, соберусь уходить, свистну.

Шеф гудит, охрана стену подпирает, а тут Катька! Можно пообщаться! К девушкам из тусовки секьюрити не подойдут, а на Катерине штамп стоит «своя». Знаешь, как она Лусю благодарила за возможность погулять весело?

Маша горько вздохнула.

— Сумочку, как у Константиновой, на плечо повесит, в туфли типа из новой коллекции свои толстые лапы ввинтит, и давай из себя дочь олигарха корчить!

— Бочкина могла себе позволить потратить несколько тысяч долларов на клатч? — усомнилась я.

— Очень ты наивная, — с превосходством произнесла Маша, — у Луси родная вещь, брендовая. А у Катьки подделка из перехода, за пятьсот рубликов, она подошву у туфель красным лаком для ногтей красила, чтобы издали ее говнодавы с элитными шпильками спутали. А как врала! Стоит в платье из «Гара», ну всем же известно, эта фирма люксовые модели нагло повторяет! И за копейки продает! Но Катерина не стесняется и говорит, громко так, чтобы побольше народа услышало:

— Лучшая коллекция этой осени у «Манель», я прямо с показа взяла.

И одергивает уродство от «Гара». Путеводитель пересказывала! Пела соловьем, как хорошо в Сен-Тропе месяц на вилле провела. Цирк! Врала, что врачом работает, диетологом, намекала, что у нее в клиентах такие люди! Вау! В последнее время совсем стыд потеряла! Поэтому Луся с ней отношения разорвала. Катька подругу жутко подвела!

Глава 11

Маша вскочила с дивана, подошла к кофемашине, начала нажимать на кнопки, доставать из шкафчика чашки, но говорить не переставала.

— Луся Катю просила: «Не выпендривайся», но той все было по барабану. В конце концов Аллочка приняла решение не таскать с собой медсестру.

Константинову позвали на вручение музыкальной премии, это одно из главных светских мероприятий года, где собирается бомонд. Актриса «забыла» сказать Бочкиной о пафосном мероприятии. Но когда Аллочка, одетая в вечернее платье и украшенная бриллиантами, вошла в VIP-партер, ее ожидал неприятный сюрприз. Место ей предоставили в третьем ряду, сбоку, а в первом, посередине, восседала… Бочкина, она оживленно беседовала с Кристиной, женой Олега Крылова, богатого бизнесмена, одного из спонсоров премии.

— Катя! — не удержала изумленный возглас Алла.

Медсестра обернулась, небрежно помахала Константиновой ручкой и продолжила щебетать с Кристиной. Бочкина не вскочила с места, не кинулась к подруге, повела себя так, словно Аллочка некая надоедливая бабенка, из тех, что неведомыми путями проникают на закрытые мероприятия.

Алла в растерянности опустилась на стул, в перерыве к ней подошла Кристина и сказала:

— Катюша прелесть! Вам она тоже помогла потерять лишний вес? Изумительно выглядите!

— Э-э-э, — промямлила Константинова, не зная, как реагировать на заявление Крыловой, — ну… в общем…

Кристина подмигнула Алле.

— Да ладно! Катюша мне потихоньку призналась, что является вашим личным диетологом. Ничего стыдного в обращении к высококлассному специалисту нет. Надеюсь, она Олега встряхнет, муж совсем расплылся! Я вас обидела? Извините, я не хотела! У вас фигура потрясающая, это лучшая визитка Катеньки.

Алла окончательно лишилась дара речи, а Кристина вернулась в первый ряд.

На следующий день актриса примчалась к Катерине и потребовала немедленно перестать болтать глупости про диетолога.

— Тебе жаль мне помочь? — заканючила Катя. — Трудно, да? Можешь рта не раскрывать, я сама справлюсь!

— Ты не имеешь права лечить людей! — возмутилась Луся.

— А я операций не делаю, лекарств не прописываю, — засмеялась медсестра, — советую полезные вещи: не ешьте после шести вечера, занимайтесь спортом, исключите из рациона жирное, сладкое, копчености, консервы, пейте минералку без газа. Ну и кому от этого плохо?

— Мне, потому что ты врешь о наших отношениях, — топнула ногой Алла. — Используешь мою известность, хочешь на чужом имени вверх взлететь?

— Жалко, да? — заныла Бочкина. — Тебе влом мне помочь? А еще лучшая подруга называется.

— И останусь ею, если ты перестанешь моим диетологом представляться, — пообещала Луся.

— Вот ты какая! — разозлилась Катерина. — Сама из дерьма вылезла, а мне нельзя?

Слово за слово, и через час бывшие подружки расстались врагами. Алла приехала домой, позвонила Маше и с горечью сказала:

— Ты была права! Катька кошка драная, сейчас все ее грошовые подарки выброшу и больше никому о ней хорошего слова не скажу.

— Правильно! — одобрила Маша. — Дай интервью «Желтухе», она любит «горячее», пусть папарацци Катьку заснимут, когда она по больничному коридору с подставкой для капельницы рассекает! Отомсти ей!

— Не стану мараться, — воскликнула Луся. — Вычеркну Катьку из своей жизни и забуду!..

Маша аккуратно поставила на стеклянный стол две крохотные чашечки с эспрессо, открыла коробку с печеньем и завершила рассказ:

— Бог Лусю за добрый нрав наградил, она суперпредложение получила, улетела из России, скоро ее имя на целый свет прогремит. А Катька с собой покончила! Ну так ей и надо!

— Почему вы решили, что Бочкина сама свела счеты с жизнью? — быстро поинтересовалась я.

Маша осторожно отхлебнула кофе.

— А все знают, в смысле, свои. Катерина сильно жадная была, рот на жирный кусок разинула, но проглотить не удалось.

— Объясните, пожалуйста, — попросила я.

Медведева подперла подбородок кулачком.

— Сплетня получится! Ну ладно. Бочкина тайком закрутила роман с владельцем телехолдинга Дуниным, а Вадим вдруг умер от СПИДа. Вот какая гадость! Катька медсестра, она в курсе, что зараза не лечится! И как ей дальше жить? Жена Вадика Агата про зигзаг мужа налево знала, но терпела, ей не впервой, не хотела его денег лишаться. Но когда ей все-все достанется, молчать не будет. Растреплет вдова про то, как Вадик с Катей жили, и народ от Бочкиной шарахаться станет, подумают, что она заразная, больше ей диетолога из себя корчить не придется. Алку она навсегда потеряла, других подруг не имеет, ну и нахлебалась дура сортирного очистителя. Небось знала, как умирать от СПИДа больно.

— Странный выбор для медработника, — протянула я. — Катя могла принять снотворное, сделать себе смертельную быстродействующую инъекцию. Если она боялась болевых ощущений от СПИДа, то ей не стоило применять средство дезинфекции. И самоубийцы, как правило, оставляют прощальные письма, а у Бочкиной его не нашли.

Маша встала, легкой походкой приблизилась к небольшому столику и показала на ноутбук.

— Она мне все объяснила, вот! Читай. Это пришло в день, когда Бочкина отравилась.

Я прочла текст. «Маша! Скажи Алле, что я извиняюсь! Прошу у нее прощения. Я любила Вадима, а он болел СПИДом, но ничего мне не сказал, презервативом мы не пользовались. Я скоро умру. Нет смысла ждать конца, лучше покончить со всем разом, самой. Прямо сейчас! Так, чтобы стало ясно: я отравилась! День февраля печален и строг, смерть призывает он на порог. Прощай, Маша, отдай мою записку Алле. Катя Бочкина».

— Можешь сделать копию? — попросила я.

— Хорошо, — сразу согласилась Маша. — Вау! Заболталась я с тобой, — вдруг забеспокоилась модель, — забыла про загадку! Время-то идет. Если я получу всех утят, меня пригласят на слет!

— Утят? — переспросила я. — Живых?

Медведева засмеялась.

— Ты Интернетом пользуешься?

— Изредка, — ответила я, — часами в Сети не просиживаю.

Маша постучала пальцем по клавиатуре.

— Я играю в викторину. Надо отвечать на вопросы, они сначала были простенькие, ну вот, например: «Сидит девица в темнице, коса на улице».

— Морковка! — быстро сказала я.

Маша погладила меня по голове.

— Молодец! Отправляешь ответ, тебе начисляют баллы. Чем круче вопрос, тем больше его цена. «Кто под проливным дождем не намочит волосы?»

— Человек в плаще? — предположила я. — Капюшон натянул и спас прическу.

Медведева встала и снова направилась к кофемашине.

— Нет! Другой ответ. Лысый! У него на башке ни фига нет.

— Но ведь и мой вариант может подойти, — уперлась я.

В помещении приятно запахло свежемолотыми зернами, Маша поставила в углубление под небольшой трубочкой чашку.

— Правильный ответ — лысый. Теперь более сложная задачка. Сидишь в самолете, перед тобой лошадь, сзади слон, где ты находишься?

— В психушке, — ляпнула я.

Медведева рассмеялась.

— На карусели! Тебе никогда даже одну уточку не получить!

— При чем здесь утки? — окончательно запуталась я.

Маша отодвинула на край стола пустые чашки, поставила на их место полные, села, положила перед собой руки и объяснила суть игры.

Некоторое время назад она нашла в своей почте письмо, которое приглашало ее поучаствовать в викторине. Никаких денег устроители не просили, они давали человеку задания и, если тот успешно их решал, принимали в свое сообщество. Получив доступ на особый сайт, участник должен был решать загадки. Сначала они были примитивными, ну вроде «Сто одежек, все без застежек». Затем постепенно усложнялись. Если вы безошибочно давали ответы на первые десять вопросов, то получали резиновую уточку, а вместе с ней звание инспектора, и переходили во второй тур. Еще десять правильных отгадок, снова игрушка и титул коменданта. Того, кто наберет семь водоплавающих, объявят магистром и позовут на слет. Он проходит в каком-то московском ресторане, Маша пока не знает где. Ей неизвестно, кто среди лучших, непонятно, какое количество людей участвует в игре.

— Нас очень много, — щебетала она, — думаю, миллионы! А магистров всего десять, им почет, уважение и право спасать других от казни!

Я тяжко вздохнула, мне абсолютно не хотелось слушать про всякие глупости, но Маша жаждала похвастаться, поэтому говорила и говорила.

— Если ты отвечаешь неправильно, появляется окошко с часами. Тебе дается время подумать. Можно энциклопедии листать, по справочным системам лазить! Главное, уложиться в срок. Если ты ответила правильно, табло исчезает, играй дальше. Но если ошиблась, тебя казнят! Отрубят голову! Руки-ноги! Расчленят.

Я зевнула.

— Неприятно. Наверное, это больно.

Маша допила кофе.

— Жизни лишают виртуально, понарошку. Но больше в игру тебя не возьмут. Никогда!

— Маша, — перебила я Медведеву, — сделай доброе дело, распечатай последнюю записку Кати.

Манекенщица сдвинула брови.

— Ну… не знаю… Может, Катерине это не понравится!

— Она умерла, — напомнила я.

— И чего? — возмутилась Медведева. — Значит, можно ее бумаги мусолить? Там пометка есть, в углу. «Маше лично. Переслать Алле». Ладно, держи, я уже напечатала!

— Зачем Бочкина впутала в это тебя? Могла сразу письмо Константиновой отослать, — запоздало удивилась я.

Маша почесала кончик носа.

— Не знаю. Наверное, она думала, что Луся ее адрес в игнор поставила. А от меня она спокойно письмо вскроет.

— Ты отослала Алле записку? — спросила я.

Ноутбук издал тихий звук, Медведева постучала пальцем по правому углу экрана и взвизгнула.

— Ох! Мама! Часы-то тикают! Меня казнят! Ой-ой-ой! Надо скорей думать-думать! Так нечестно! Секунды скачут! Нууу!

— Успокойся, — велела я, — в чем загвоздка?

— В задачке, — прохныкала Маша, — я разболталась с тобой и совсем про викторину забыла, наверное, я не права, не умею отношения строить, о себе в последнюю очередь думаю! Вот счастья и нет! Вечно я под него прогибалась!

— Прочитай задание вслух, может, я помогу, — предложила я.

— Нет, тут нужен умный человек, — затрясла кудрями Маша.

Я решила не обращать внимания на ее хамство.

— Давай все же попробую. Хуже не будет.

Маша бросила взгляд на телефон, потом на компьютер, покусала нижнюю губу и быстро сказала:

— Ну хорошо. Вопрос такой: «В Карфагене некоторые жители носили на груди изображение попугая, кем они работали?» Я ответила: дрессировщики птиц. И мимо.

— Эти люди торговали пернатыми, — предположила я, — ответ-то сразу напрашивается.

Маша шмыгнула носом.

— Первое правило: никогда не пиши то, что в первую секунду пришло в голову. Продавец — очень просто. Я не в первом туре, где задают элементарные вопросы!

Я достала телефон и соединилась с Коробком.

— Значок с попугаем? — удивился Димон. — В Карфагене, ща, уно моменто… сакраменто… ничего такого тут про Карфаген не указано. Тот, кто задал загадку, сам ее придумал! Значит, ответа нет.

— Есть, — вздохнула я, — надо лишь понять, как думал ее составитель.

— Переводчик, — прозвучал издалека голос Умки, — логично получается. Попугай может выучить любой язык.

— Напечатай «переводчик», — посоветовала я Маше.

Та поежилась.

— А вдруг мимо?

— Других вариантов нет, рискни, — настаивала я, — не выйдет, еще поищем.

Медведева насупилась, но послушалась. Ноутбук снова издал короткий звук, изображение часов погасло, зато в левом углу появилась роза.

Маша прижала к груди кулачки.

— О! Я выиграла! Теперь мне пришлют новую уточку.

Манекенщица захлопала в ладоши и бросилась к полке, на которой стояла копеечная игрушка самого непрезентабельного вида — косорылый утенок из простой резины цвета перезрелого лимона. Таких уродцев выпускали во времена моего детства, помнится, я в возрасте лет семи-восьми купалась с подобной птичкой в ванне, внутрь утенка попала вода, он начал издавать противный запах, и бабушка безжалостно отправила моего компаньона по банным процедурам в помойку.

— Уточек надо ставить в квартире на определенное место, — говорила Маша, — на кухне, в спальне, так велит администратор викторины.

Я очнулась.

— Очень интересно. Вроде Алла тоже играла в эту викторину, но сразу бросила.

Маша ответила:

— Не знаю! Мы на эту тему с ней не беседовали! Может, и так! Извини, я на работу опаздываю! Собираться пора.

Глава 12

Сев в машину, я сразу позвонила Димону и рассказала про беседу с Машей.

— Интересная история, — протянул Коробок. — Теперь о Зинаиде Митко. Она проживает на Кипре в доме, который купил Павел. Он жену не навещает, ни разу не побывал на острове, хотя лететь туда всего ничего.

— Вероятно, Андрей Болотов прав, — подхватила я, — Зинаида приревновала мужа к актрисе и отомстила ей. Обрати внимание, не убила, а изуродовала лицо.

— Иезуитский план, — согласился Коробков, — Алла лишилась всего, что имело для нее ценность. Вот бедный мужик! С детства ему не везет.

— Ты о ком? — не поняла я.

— О Болотове: он рано потерял родителей, в десять лет Андрей попал в интернат и там стал жертвой педофила Олега Белобородова, — пояснил Димон, — Белобородов работал в детдоме воспитателем, он испытывал страсть к юным мальчикам.

— Мерзавец выбрал самую незащищенную категорию детей, — возмутилась я, — им было некому пожаловаться.

Димон откашлялся.

— Похоже, Болотов был секс-игрушкой развратника пару лет, но потом он подрос, Олег потерял к воспитаннику интерес, переключился на другого мальчика, Романа Калезина. Однако в данном случае негодяй ошибся в выборе. У Калезина был семнадцатилетний брат Кирилл, который навещал Рому, тот все рассказал ему, старший Калезин побежал в милицию, но Олег остался на свободе.

— Почему? — возмутилась я.

— Коллектив интерната, все от нянечки до директора, встал на защиту Белобородова, — пояснил Димон, — ему дали такие характеристики, что хоть в папы римские выбирай. Дети тоже вступились за воспитателя. Калезин был двоечник, хулиган из категории так называемых трудновоспитуемых. Все твердили, что Роман решил отомстить преподавателю, который проявлял по отношению к нему разумную строгость. У Белобородова были жена и двое сыновей, они испытали шок, услышав, в чем обвиняют отца семейства, и потребовали наказать Калезина за клевету. Медицинская экспертиза не нашла у паренька следов насилия.

— Вот маленькая сволочь! — возмутилась я. — Оговорил педагога.

— Роман не успокаивался, — продолжал Димон. — Он утверждал, что самого акта не произошло, но Белобородов трогал его в разных местах и вел развратные речи, показывал эротические картинки. Школьнику уже никто не верил. И тогда его брат Кирилл достал из рукава козырь. Он заявил, что иногда, в нарушение всех правил, тайком пробирался в интернат по ночам, чтобы пообщаться с Ромой. Однажды он увидел, как Андрей Болотов идет в кабинет к воспитателю. Кириллу стало интересно, зачем мальчик после полуночи направился к Олегу, он прильнул к замочной скважине и стал свидетелем сексуальных утех педофила.

Болотова отправили на обследование, он плакал, умолял его не трогать, говорил, что Кирилл врет, хочет помочь младшему брату, но директор детдома сурово сказал:

— Ты обязан помочь оправдать честного человека! Больно тебе не будет.

Рыдающего Андрея отвезли в больницу. Вернулся он оттуда еле живой. В заключении, данном уважаемым доктором Натальей Красавиной, четко было указано: «Следов изнасилования нет».

Чтобы прекратить сплетни, Олега Белобородова с повышением перевели в другой интернат, ему дали должность завуча по воспитательной работе, Романа отправили в детдом, где содержались проблемные дети. А Болотов остался на прежнем месте, его незамедлительно начали дразнить дети, посчитавшие, что поездка на экспертизу была чем-то до ужаса смешным и Андрей теперь должен рассказать всем о процедуре в мельчайших подробностях.

— Бедный мальчик, — пожалела я Андрея. — Но можно ли назвать его жертвой педофила? Скорей он пострадал из-за тупых педагогов, которые, видя реакцию детского коллектива, не перевели парнишку в другое заведение.

— Ты не дослушала, — недовольно произнес Коробков. — Через несколько лет на Олега Белобородова снова пожаловался маленький мальчик. Опять не было никаких прямых улик, одни слова ребенка. Но у школьника была мама, она добилась открытия дела, вылезла на свет старая история, нашли Романа, допросили, а потом отыскали Болотова. Андрей наотрез отказался общаться со следователем Николаем Белкиным. А тот сказал:

— Если расскажете правду, Белобородов сядет на много лет.

— Но его не расстреляют? — спросил Андрей.

— Нет, — ответил Белкин, — высшая мера наказания в таком случае не предусмотрена. Хотя, будь у меня возможность, я бы лично разорвал гада в лохмотья.

— Ничего не помню, — отрезал Андрей, — то есть Олег меня не трогал.

Николай попытался сломать Болотова, опытный следователь чувствовал, что Роман не врет, а Андрей скрывает правду.

Многие жертвы насилия молчат, потому что боятся позора. Преступника посадят, а пострадавшему придется жить среди людей, которые будут перешептываться, указывать на несчастного пальцем, хихикать.

Белкин попытался воздействовать на Андрея, сказал ему:

— Один развращенный ребенок — это просто случай. Два — уже серия. Ваши правдивые показания спасут других ребят, Белобородов получит большой срок, вероятно, он никогда не выйдет на свободу. Криминальный мир жесток по отношению к педофилам.

Андрей даже не моргнул глазом.

— Не понимаю, чего вы добиваетесь. В свое время я проходил экспертизу, врач указала: «Следов насилия нет». Оставьте меня в покое, или я найму адвоката, который подаст вашему начальству жалобу на преследование с вашей стороны.

Николай отступил от Андрея, но вцепился в Наталью Красавину. Доктор раскололась почти сразу. Во время обследования врач сразу поняла, что мальчик имел сексуальный контакт в извращенной форме. Но бедный ребенок начал плакать, упал на колени, умолял эксперта не писать правду, говорил, что его затравят в детдоме. С одной стороны, над беднягой станут издеваться дети, с другой — на него ополчится педагогический коллектив, который не верит и никогда не поверит в виновность Белобородова, все подумают, что Андрюша вступал в противоестественный контакт с кем-то из старшеклассников, а потом свалил вину на воспитателя.

— И вы написали ложное заключение? — заорал Белкин. — Знаете, что за такое бывает?

Наталья спокойно ответила:

— Я спасла мальчика, и давно на пенсии. Сажайте Белобородова за развращение несовершеннолетнего, но оставьте в покое Андрея, не ломайте ему жизнь.

— Вы у меня все под суд пойдете! — пригрозил Николай.

— Представляю, что испытал молодой человек, когда его вызвали в качестве свидетеля на процесс, — вклинилась я в речь Коробка.

— Заседание не состоялось, дело не дошло до суда, — продолжил Димон. — Оно у следователя развалилось! Не нашлось прямых улик.

— Как же так? — возмутилась я. — А показания Романа и врача?

Димон хмыкнул.

— Если Белобородов и приставал к Калезину, то это случилось много лет назад. За прошедшие годы Роман вырос, нашел хорошую работу и совершенно не хотел вспоминать время, проведенное в интернате. Да и любой адвокат камня на камне от Калезина не оставил бы, прицепился бы к его показаниям:

— Белобородов к вам приставал? Обнимал, целовал? Вы уверены, что его действия носили сексуальный подтекст? Может, воспитатель проявлял отеческую любовь к ребенку, не имеющему родителей. Вы готовы подтвердить, что педагог намеревался совершить развратные действия?

Если Роман не смутится, защитник продолжит:

— Вы так хорошо все помните? Спустя не один год? Я вам верю, но скажите, какая на нем была тогда рубашка, а? Белая, синяя? Сколько пуговиц на планке? Ботинки со шнурками? В вашем интернате на лестнице были перила? Их цвет? Какое количество шагов нужно было пройти от вашей спальни до кабинета Белобородова? Имейте в виду, я знаю ответы. Отвечайте, как долго вы шли туда, где, по вашему заявлению, Белобородов собирался произвести развратные действия?

Роман точно ошибется, а юрист живо подытожит:

— Можно ли доверять показаниям маленького ребенка? Калезин-взрослый путается в показаниях.

— Все равно Белобородова могли наказать, — возмутилась я. — Бог знает, скольким детям педофил сломал жизнь. Неужели следователю не хватило показаний эксперта, которая призналась в подделке заключения?

Димон засопел в трубку.

— Это скользкий момент. Анализ ДНК в те годы не делали. Красавина констатировала, что Андрей неоднократно подвергался насилию, но кто его мучитель? Она не могла со стопроцентной уверенностью сказать: да, Белобородов использовал мальчика как секс-игрушку. А вдруг Андрея развратил старшеклассник? Другой педагог? У Олега безупречная репутация, есть жена и дети. К сожалению, некоторые преступники уходят от правосудия. Многим следователям знакомо чувство бессилия и отчаяния, они знают, в их кабинете сидит преступник, но вынуждены его отпустить. Кое-кто из сотрудников МВД не выдерживает, бьет по морде мерзавцев, я не один такой случай знаю. Так потом этот гад жалобу строчит, весело получается! Мерзавец отпущен в связи с недоказуемостью его деяний и разгуливает на свободе, а следователя по комиссиям таскают, он-то морду негодяю при свидетелях подпортил, синяков ему наставил, нос сломал. Могут уволить за рукоприкладство.

— Хороший работник не имеет права никого бить в кабинете, — вздохнула я. — Ему нужно искать доказательства вины, а не размахивать кулаками!

— Иногда нервы сдают, — протянул Димон, — а подозреваемый специально себя нагло ведет, видит, что опер из породы терьеров, вцепился в него, не отпускает, настроен докопаться до истины, и мерзавец нарочно выводит мента из себя. Ладно, жаль Болотова, но у нас другое дело. Значит, Мария Медведева уверяет, что Екатерина покончила с собой по причине заболевания СПИДом, которым заразилась от любовника Вадима Дунина? Есть предсмертная записка, которую Медведева до сего дня никому не показала?

Забыв, что Димон не видит меня, я кивнула.

— Не нравится мне пока расклад, — пробормотал Коробок, — возникает куча вопросов. Слушай, извини, у меня второй звонок на линии, Лапа беспокоит, если я не отвечу, она обидится, рыдать начнет. Что с ней творится? По каждому поводу слезы!

— Ты забыл, что Лапуля беременна? — напомнила я. — Отсюда и плаксивость.

— Чего реветь? — рассердился Коробок. — Надо радоваться. Ни одного повода для расстройства не вижу. Вообще-то дергаться следует мне, я не чувствую себя созревшим для отцовства.

Из трубки полетели частые гудки. Вот вам иллюстрация к тому, что женщина и мужчина даже при всем желании быть вместе являются существами с разных планет. На взгляд Коробка, Лапуле нужно светиться от счастья и оказывать моральную поддержку ему, бедному мужчине, который растерялся в преддверии появления на свет своего первого ребенка. Ну не готов дедушка российского компьютера к ответственной роли отца! Димон еще слишком молод, ему всего-то… ну, не знаю точно, сколько лет, скажем скромно, за пятьдесят. Не нагулялся парень, не надышался свободой. Так почему он не стал возражать, когда Лапуля завела разговор на тему: «Котик, хочешь зайчика?» Сейчас проблема нежелательной беременности решается просто. Не хочу сказать, что мне по душе аборты, вообще-то надо покупать противозачаточные пилюли или пользоваться другими средствами, но уж если случился прокол, то…

Телефон зазвонил, я, абсолютно уверенная, что меня беспокоит Коробок, не поглядев на дисплей, схватила мобильный и услышала нежный голосок:

— Таня? Это Маша.

От неожиданности я спосила:

— Какая Маша?

— Ну конечно, Медведева, — удивилась та. — Ты мне оставила визитку, просила обращаться по мере надобности.

Я оперлась на руль. Ну вообще-то, прощаясь с манекенщицей, я сказала:

— Очень прошу, позвони, если вспомнишь интересные факты про Аллу или Катю.

— Вот я тебя и беспокою, — объяснила Медведева. — Я близко от победы! Звание магистра почти мое! Но вопросы стали совсем невероятные. Можешь помочь?

— Чем? Я не являюсь спецом по отгадкам.

— Я уже поняла, — хихикнула Маша, — тебе и первый уровень не преодолеть. Но ты кому-то звонила, а он правильно про переводчика подсказал. Ну, помнишь вопрос со значком попугая в Карфагене? Можешь еще раз с парнем соединиться?

Я попыталась избежать роли посредника между Медведевой и Коробком с Умкой.

— Боюсь, ему это не понравится, Дима занятой человек.

— Если я не получу уточки, не знаю, что с собой сделаю! — со слезами в голосе воскликнула Маша. — Хочу стать магистром. Тебя интересовала Катя! У меня кое-что про нее есть!

— А именно? — оживилась я.

— Фотки и записи на диктофон, — перечислила Маша. — Там много интересного!

— Сейчас приеду к тебе, — пообещала я.

— Фигушки, — по-детски воскликнула Маша, — я отправляюсь на съемки. И ничего не покажу, пока ты мне не поможешь! Пришлешь правильный ответ — получишь снимки и кассету. Только так! Соглашайся скорей, часики опять включились! Время тикает.

Я решила поймать Машу на вранье.

— Если ты не дома, то как отправишь устроителям викторины правильный ответ?

Медведева издала странный звук, потом с превосходством произнесла:

— Вау! Ты прямо Билл Гейтс, непобедимый юзер! По-твоему, письмо можно отослать исключительно из квартиры? А телефон на что? И у меня айпод всегда в сумке. Сколько тебе лет? Пятьсот? Электричество включать умеешь?

Я разозлилась на себя за глупость, но потом сообразила, как поступить.

— Плохо, что у тебя нет чувства юмора, ты не воспринимаешь шуток. Я отлично осведомлена о современных технологиях, просто хотела повеселиться. Говори загадку!

— Разговор в магазине, — зачирикала Маша, — диалог покупателя и продавца. Клиент спрашивает: «Сколько стоит два?»

— Читай внимательно, — перебила я, — наверное, там написано «сколько стоят два», глагол указан во множественном числе!

— Уж не дура! — обиделась Медведева. — Отлично вижу. Давай вышлю текст эсэмэской.

Спустя мгновение телефон пискнул, я открыла сообщение. «Сколько стоит два? Тридцать рублей. А двадцать девять? Ровно шестьдесят. Дайте мне триста двадцать девять. Пожалуйста, с вас девяносто рублей. Вопрос: что покупает человек?»

Глава 13

Я не отношусь к людям, которые проводят досуг, решая ребусы, мне не нравятся телевикторины и конкурсы. Если на вопрос ведущего, сколько будет пятью пять, человек отвечает: двадцать пять, это говорит о том, что он обладает хорошей памятью. Участник игры может воспользоваться калькулятором, и он, даже не выучив наизусть таблицу умножения, решит задачу. Гениальная личность не станет забивать голову всякой ерундой, типа «Сколько весит самый большой слон?» или какую картину Репин и Айвазовский написали вместе. Но сейчас меня охватило недоумение. «Сколько стоит два?» В глаголе ошибка, интернет-обитатели почти поголовно безграмотны! Хорошо, два стоят тридцать рублей! Логично предположить, что за один нужно отсчитать пятнадцать, следовательно, двадцать девять отдадут за…

Я включила в мобильном функцию калькулятора и быстро произвела умножение. Четыреста тридцать пять! Совсем не шестьдесят! А триста двадцать девять тогда потянут на четыре тысячи девятьсот тридцать пять рубликов. Однако в задании совсем другие цифры!

Я нажала на кнопку быстрого набора, послушала гудки, поняла, что Димон до сих пор болтает с Лапулей, и после небольшого колебания соединилась с Федором.

— Глупость жуткая, — заявил Приходько, узнав суть проблемы, — ни малейшего смысла в этом условии нет.

— У Медведевой есть фотографии, связанные со смертью Екатерины Бочкиной, — напомнила я, — она их покажет, только если я пришлю ей правильный ответ. Часы тикают!

— Надо изыскать другой способ заполучить снимки, — сказал Федор. — Пусть Димон напряжется!

— Хорошая идея, — уныло ответила я, — может, сам объяснишь ее Коробку?

Я не очень поняла, что шеф имел в виду, произнося глагол «напряжется».

— Нет проблем, — прозвучало из телефона.

Я еще пару раз перечитала эсэмэску и приняла новый звонок. Меня разыскивала Лапуля.

— Танечка, кисонька, — плаксиво произнесла она, — котик такой злобненький! Совсем как койот перед ужином. Я ему сказала: «Хочу пойти в магазин, купить все необходимое!» Ну скажи, что в этом плохого?

— Ничего, — ответила я, — простая жизненная ситуация!

— Вот и я так решила, — захлюпала носом Лапуля, — зайчик разбушевался, тошнится, а в торговом центре он смирный! Заиньке нравится гулять! Димочка же говорит: «Никуда не высовывайся, в городе грипп!»

Я решила защитить Коробка.

— Он прав, тебе нельзя болеть.

— В городе грипп, — повторила Лапа, — а дальше он сказал: «Я после работы заеду в любое место и привезу тебе подарочек. Что ты хочешь?»

— Очень мило, — одобрила я. — Коробок заботливый.

Лапуля заплакала.

— Котик вредненький. Я ему сказала: «Не знаю, но купи». А он: «Как я куплю, если ты не говоришь, чего хочешь?» Я ему: «Ну не знаю! Но купи непременно, иначе я обижусь». А он: «Говори, чего принести, иначе ничего не куплю, потому что не знаю, что нести!» Злобненький котик, он меня отругать решил! Я ему сказала: «Я тебе сколько раз говорила, не знаю, что купить, но, если ты мне чего я хочу не принесешь, значит, разлюбил меня!» А он… а он… а он… ну прямо не котик, а скунс немытый! Он отвечает: «Дура!» Дура! Это я дура! Сам-то он кто, а? Я же ясно сказала: «Не знаю, чего купить, принеси!» Так нет! Из-за гриппа мне с зайчиком в магазин нельзя! Танюшенька, кисонька, объясни котику, что он идиот! У тебя получится. Мне так обидненько, слезки капают, сердце стучит, руки трясутся, волосы с головы осыпаются, могут даже глаза от горя выпасть. Ой-ой, бегу к унитазику! Перезвоню, когда зайчик натошнится!

Я потерла виски, набрала номер Коробка и попыталась растолковать ему суть дела.

— Димон, Лапуля хочет пошляться по лавкам, не имея конкретного плана покупок.

— Зачем? — мрачно поинтересовался коллега. — В чем прикол?

— Ее мучает токсикоз, а в момент шопинга тошнота отступает, Лапуля устала сидеть дома, много она не потратит. Приобретет чашку с изображением кошечек и вернется счастливая, — успокоила я Димона. — Лапа не из тех блондинок, которые тратят весь семейный бюджет на шмотки.

— Она подцепит инфекцию, — заявил Коробок, — сам ей могу любую кружку принести! Отчего нормально не сказать: «Хочу чашку из костяного фарфора с картинкой про котов!» К вечеру она получит десять штук! Не вопрос!

Я набрала полную грудь воздуха.

— Дима! Дело не в факте покупки, ей надо просто погулять, получить удовольствие и купить то, что понравится.

— Что? — уточнил Димон.

— Она пока не знает, — ответила я, — вот прошвырнется и сообразит. Вероятно, это будет не чашка, а платок или кофта!

— Ну кому придет в голову отдыхать в местах, где трясут тряпками? — изумился Коробок. — Лучше отправиться в парк, посидеть у озера, полюбоваться на уток или сбегать на выставку кошек!

— Сейчас начало марта, еще холодно, — напомнила я, — и для Лапули шопинг лучшее расслабление.

— В это верится с трудом, — фыркнул Димон. — На мой взгляд, отправиться в магазин можно исключительно в наказание.

— Ну не скажи, — засмеялась я, — год назад в Москве открывался бутик с компьютерными прибамбасами, так ты ночью очередь занял, чтобы какой-то там подарок типа «супер-пупер-веб-камера» получить, их обещали дать первым ста покупателям.

— Сравнила черную икру с манной кашей! — возмутился Димон.

— Ну попытайся влезть в голову к Лапуле и думать, как она, — потребовала я. — Примени к своей жизни рабочие методы. Мы же стараемся мыслить как преступник, и когда нам это удается, он пойман, потому что мы просчитали его шаги.

Димон закряхтел.

— Хорошо. Я Лапа. Я беременна. Меня тошнит. Постоянно хочу в туалет. Быстро устаю. Скандалю по пустякам. Следовательно… ну… Останусь дома, около унитаза. Посижу у компа, поброжу в Сети. Подумаю о рождении здорового ребенка и не рискну подцепить грипп. Попрошу у Димы конкретную вещь. Ну как он может купить то, чего я сама не знаю?

— Плохо получилось, — констатировала я. — У Лапули своя логика, не твоя. Ты решил загадку Медведевой?

— Нет, но я над нею работаю, — отрезал Коробок и бросил трубку.

Телефон тут же затрезвонил, меня снова добивалась Маша.

— Ну? Получилось? Говори скорей! Часы уж очень быстро скачут, — занервничала она, — какие-то они сегодня неправильные. Меня казнят! Это ужасно!

— Я работаю над задачей, — повторила я слова Коробка, — пока туго идет. Может, еще кого-нибудь попросишь помочь?

— Всех обзвонила, — призналась Медведева, — никто не знает. Даже он!

— Кто? — не поняла я.

Маша понизила голос.

— У меня есть Он. Мужчина. Очень-очень-очень умный!

— Понятно, но любовник спасовал. Совсем не просто получить звание магистра, — сказала я. — Знаешь, лучше не задавать кавалеру вопросов, на которые трудно ответить. Мужчины не любят проигрывать, начинают злиться. У меня был приятель Володя, человек с высшим образованием, кандидат наук, он со своей женой Катюшкой по вечерам играл в скрэббл, они из фишек на поле слова составляли. Катя простой парикмахер, без научных степеней, но она всегда мужа обыгрывала, тот злился, орал на нее:

— Дура! Пэтэушница! Нету слова «махаяна»!

Катя справочник откроет и супругу нужную страницу покажет. Вовка притихнет на секунду и снова кричать:

— Идиотка! У тебя память, как у попугая! Запомнила, что «махаяна» в переводе с санскрита большая колесница! Небось, в тупой книге увидела. Это не ум!

— Мой сейчас тоже разозлился, — горько вздохнула Маша. — Но не из-за загадки. У него есть жена, страшная, противная, злая. А он очень порядочный, не может из семьи ко мне уйти, потому что…

— Супруга больна, — не выдержала я, — находится в тяжелом состоянии, одной ногой уже на том свете. Вот она умрет, и тогда он тебя в загс торжественно отведет.

— Откуда ты знаешь? — ахнула манекенщица. — Я поклялась ему тайну хранить. Никому ее не выдала! Умею держать язык за зубами! И дело немного по-другому обстоит!

Я не стала отвечать на вопрос Маши, а она нервничала все сильнее.

— Я же тебе о нем не говорила. Это секрет! Он моя любовь!

Я сделала попытку утешить Медведеву.

— Машенька, не волнуйся…

Но она заплакала, ее речь стала бессвязной.

— Он любит меня! Но стал жертвой шантажа! Она заболела, хочет заполучить все его деньги!

Мне стало жаль девушку. Местоимение «он» она произнесла торжественно, вроде как с заглавной буквы, с придыханием. Маша явно сильно влюблена. Ну неужели никто из подруг не рассказывал ей о таких ситуациях? Медведевой приходится таиться, встречаться с кавалером только тогда, когда ему удобно, проводить праздники в одиночестве и не мечтать о совместном отпуске с любовником. Сколько женщин вопреки здравому смыслу надеются развести любимого с его законной женой? Осуществить задуманное удается одной из десяти, и не факт, что она потом обретет счастье.

— Ой, он так рассердился, что я звякнула ему на мобильный, — всхлипывала Маша, — каменным голосом ответил: «Кто говорит? Какая Маша? Девушка, вы ошиблись номером». Мне бы сразу понять, а я… вот уж, правда, дебилка, снова набрала и давай говорить про загадку. Ну он подобрел, протянул: «Мария Владимировна, я понял проблему! Сейчас нахожусь на совещании, скоро будет перерыв, и я соединюсь с вами. Не расстраивайтесь!»

— Очень благородно с его стороны, — с издевкой произнесла я.

— Он замечательный, знаешь, он мне постоянно правильные ответы подсказывает. Если честно, я совсем уж не такая умная, а он гений! — не заметила моего ехидства Медведева. — Через пару минут перезвонил, выслушал загадку, сказал, что непременно поможет, и лишь потом очень нежно попросил:

— Машута, мы же договаривались! Никаких контактов в рабочее время! И где ты мой сотовый раздобыла, а?

Пришлось признаться, что я его давно знаю, но не звонила. Вернее, иногда звякну от тоски, послушаю его голос — и мне легче.

Маша высморкалась.

— Любимый не сообщил тебе номер своего телефона? — удивилась я. — Как же вы общаетесь? Он сам звонит, когда захочет?

Медведева чем-то громко зашуршала.

— Нет. У него два телефона. Один спэшел мой. Когда он на работе или дома, то аппарат лежит в машине, в бардачке. Я ему эсэмэску шлю: «позвони». Но сегодня из-за загадки… я так хочу стать магистром… ну и воспользовалась мобилой, которая для всех! Знаешь, как иногда вечером тоскливо! Хочется ему звякнуть, поболтать, а нельзя. Я в телефонной компании его номер вызнала. Простое дело, надо клерку заплатить потихонечку! Там очень милая женщина сидела, я ей честно про него рассказала! И теперь себя выдала! Представляешь, какой он замечательный? Другой бы мне уши оторвал за то, что… ой… ой… Меня казнят! Не получу уточку! Не стану магистром! Зря так долго старала-а-а-а-а-а-сь!

Маша отсоединилась, я положила трубку на сиденье, но через мгновение ее пришлось снова взять в руки.

— Лапа порулила в магазин, — мрачно произнес Димон. — Можешь мне помочь?

— Постараюсь, — заверила я.

— Она направилась в «Женскую радость», — доложил Коробок, — знаешь, где это находится?

— Конечно, — подтвердила я, — сто раз там гуляла, магазин неподалеку от нашего дома.

— Пожалуйста, найди Лапулю и походи с ней, — взмолился хакер, — я нервничаю.

Я посмотрела на часы. Рабочий день в разгаре, Федор разозлится, если узнает, что я, вместо того чтобы заниматься поисками убийцы Бочкиной, решила прошвырнуться по бутикам, но Димон впервые обратился ко мне с подобной просьбой. Видно, Коробков и впрямь здорово переживает, раз предложил мне манкировать служебными обязанностями. И, если уж совсем честно, я пока не очень понимаю, куда мне податься. Записка Бочкиной напечатана на компьютере, почерковедческую экспертизу не провести, и это могло бы насторожить, но сегодня многие люди забыли, как писать от руки. Маша распечатала для меня текст, адреса отправителя записки нет. Версия самоубийства Кати пока не подтверждена, но и не опровергнута. Мне надо заняться стандартным расследованием: опросить знакомых, коллег Кати по работе. Умка предположил, что кончина Бочкиной каким-то образом связана с несчастьем, которое случилось с Аллой. Когда одна из подруг оказывается изуродованной, а вторая умирает, невольно думаешь, что между этими событиями есть нечто общее. По-хорошему, сейчас надо вернуться в офис и устроить мозговой штурм, а не сопровождать Лапулю в прогулке по торговым рядам.

Димон кашлянул в трубку.

— Ау, ты заснула?

— Конечно, нет, — бойко ответила я, — уже спешу в «Женскую радость», думаю, как найти побыстрее Лапу.

— Я тебе ее местонахождение подскажу, — пообещал Димон, — спасибо, Тань.

Я прикинулась дурочкой.

— За что? Мне положен перерыв на обед, а уж как я его провожу, это мое личное дело. Федор в офисе?

— Он улетел, но обещал вернуться, — другим тоном сказал Димон.

— Нынче в кафе жуткие очереди за сосисками, — продолжила я. — А в «Женской радости» много забегаловок, я поем в одной из них и вернусь в офис. А ты постарайся найти информацию на Бочкину, вытащи всю ее биографию с младенчества, проверь, от чего скончался Дунин, был ли у него СПИД.

— Не учи папу, — остановил меня Коробок.

— И загадка! — напомнила я. — Что покупал мужчина? Чем быстрее ты найдешь ответ, тем скорее мы получим от Маши снимки и аудиозаписи.

Глава 14

Без особых проблем я добралась до огромного магазина и звякнула Димону.

— Стою у эскалатора, командуй, куда идти.

— Тэкс, тэкс, — забормотал хакер, — судя по плану молла, Лапа находится в магазине «Веселый мышонок», третий этаж, левая галерея, сразу за фонтаном.

Меня не удивила осведомленность хакера. В мобильном Лапы есть небольшое устройство, которое пеленгуется Димоном, сейчас он на экране ноутбука отлично видит светящуюся точку. Кстати, такое же использовала Валя, когда выслеживала Умку, который не хотел брать ее с собой на встречу с нами.

Я проехала три пролета, пробежала вдоль витрин и в конце концов увидела вывеску с изображением грызуна, одетого в синие штаники и рубашку цвета перезревшего апельсина. В полной уверенности, что там торгуют вещами для младенцев, я вошла в зал и удивилась. Ну надо же, это зоомагазин. Меньше всего я могла предположить, что Лапулю заинтересуют поводки, ошейники и миски, но знакомая фигура в ярко-красном пальто стояла возле аквариумов. Я приблизилась к Лапе и прикинулась изумленной.

— Вот так встреча! Привет!

Лапуля обернулась и по-детски обрадовалась.

— Танюсенька! Ты зачем тут?

— У Геры кончился корм, — нашла я причину.

— В чулане три мешка! — всплеснула руками Лапа.

— Да ну? Я не заметила, — солгала я, — а ты что подыскиваешь?

Лапа показала тоненьким пальчиком на стеклянный куб, набитый зелеными камнями.

— Зайчику нужен домашний любимец! Вчера я слышала по телеку, как академик-профессор рассказывал: «В доме необходимо животное, оно формирует…»

Лоб Лапули на секунду собрался складками, потом расправился.

— Забыла слово! Ну, не важно! Основная идея: зайчик без воспитанника будет… ну… как его… вроде… капусты в сухарях…

— У нас есть кошки, — напомнила я, — четыре штуки.

— Не подходят! — решительно заявила Лапа. — Необходима черепашка! Она лучшее для мальчика! Мне хорошо объяснили, по-научному! Я выбрала вон ту… с красными полосками.

Тут только я сообразила, что странные округлые камни в аквариуме в действительности — пресмыкающиеся, и взяла Лапу под руку.

— С кем ты консультировалась?

Она подбородком указала на тощего мужика в джинсах, согнутого над какой-то клеткой.

— Биолог Константин Сергеевич! Он очень понятливый! Едва я вошла, он сразу воскликнул: «Вас интересует черепаха, я по глазам прочитал. Тихоходки ваш тотал!»

— Может, тотем? — вздохнула я.

— Нет, — не согласилась Лапа, — именно тотал! Необходимая в быту вещь! Лучшая для души! Зайчик ее выкормит, выносит и не будет чувствовать одиночества, которое сильно ранит неокрепшую душу! Кошки не для мальчика! Я никогда не изучала тему когтистых, а сейчас узнала истину! Гера, Лера, Клепа и Ариадна миленькие, но им тоталом для зайчика не стать. Не та у них карма!

— Константин Сергеевич, — крикнула я. — Можно вас на пару слов?

Долговязая фигура выпрямилась и пошла в нашу сторону.

— У всех академиков есть очки, — зашептала Лапуля. — Они постоянно книги читают, поэтому зрение испортили, от папирусов глохнут! У меня сразу возникает к оправе доверительное отношение, тупой ее не наденет!

Я постаралась сохранить на лице приветливое выражение. Не знаю, есть ли связь между близорукостью, дальнозоркостью, астигматизмом и научными званиями, но я твердо уверена, что в семнадцать лет академиками не становятся. Константин Сергеевич еще не начал бриться, похоже, он вчера закончил школу, а его мама во время беременности не ела морковь, вот сынишка и носит с малолетства очки.

— Это вы посоветовали моей подруге купить черепаху? — налетела я на мальчишку.

Он кивнул.

— Отличный выбор для дома, в котором обитает кролик.

— У нас нету длинноухих, — ответила я. — Зато есть четыре кошки.

Константин Сергеевич сохранил спокойное выражение лица.

— Дама говорила о зайце! Лишь поэтому я ее предостерег: кошки не всегда лояльны к кроликам, лучше черепаха! Почитайте плакат на стене.

Я обернулась, увидела большой постер с изображением аквариума, внизу шел текст. «Черепаха — лучший друг человека. Она приносит радость, положительные эмоции, избавляет от депрессии, помогает пережить трудные времена. Черепаха тотем семьи, она способствует укреплению брачных уз, оберегает от посторонних связей, придает финансовую стабильность. Рецепт малокалорийного, легкоусвояемого супа из черепахи вы найдете на втором плакате».

Я вздрогнула. Вот это здорово! Если не хотите держать черепашку в качестве талисмана, то купите ее на бульон!

— Хочу вон ту, толстенькую! — оживилась Лапуля. — Взвесьте и заверните.

— Они поштучно идут, — ответил Константин Сергеевич. — Отличный выбор, вы нашли самый крутой экземпляр.

— Он девочка? — захлопала в ладоши Лапуля.

На лице продавца появилось выражение растерянности.

— А вы кого хотите? — предусмотрительно осведомился он.

— Кисоньку! — заявила Лапа.

— Кошками мы не торгуем, — поморщился парень. — Не наш профиль. Так вам самца или самку?

— Кисоньку, — повторила Лапуля.

— Кошками не торгуем, — терпеливо возвестил юноша.

Я поняла, что им никогда не договориться, и вмешалась в диалог:

— Девочку!

— Супер, — кивнул Константин Сергеевич и выудил из аквариума один «камень». — Выбрали как раз нужную. Корм берете?

— Она ест что-то особенное? — заморгала Лапа. — Как киски? Из пакетика?

— Из банки, — уточнил Константин Сергеевич. — Сушеные креветки.

— А какую ей кроватку купить? — не успокаивалась Лапуля.

Парень прищурил один глаз.

— Зачем?

— Чтобы спать, — удивилась Лапа.

— Она где угодно задрыхнет, — засмеялся торговец, — сама место найдет.

— Неправильно как-то, — забубнила Лапуля. — У всех постельки, киски на мягком спят, Димочка под одеялом, а черепашка беспризорной бродить будет?

— Возьмите ей софу с балдахином, белье шелковое и тапки, — совершенно серьезно прогудел Константин Сергеевич.

Лапа обрадовалась.

— У вас есть?

Я обняла Лапулю, исподтишка показала кулак наглому продавцу и категорично заявила:

— Берем черепаху, креветки, и все!

— А кроватка? — засуетилась Лапа. — Ой, зайчика тошнит! Ой, плохо! Ой!

— Дай скорей пакет, — потребовала я у парня.

— Если она больная, пусть уходит, — насупился продавец. — Заразным к животным нельзя.

Я без разрешения схватила с прилавка полиэтиленовую сумку и сунула Лапуле под нос.

— Она ждет ребенка. У нее токсикоз.

— Это ерунда, — со знанием дела ответил продавец. — Через год пройдет!

Я вынула кошелек.

— Полагаешь, что женщина вынашивает младенца двенадцать месяцев?

— Разве не так? — удивился Константин Сергеевич.

— Для доктора биологических наук ты на редкость плохо осведомлен, — вздохнула я, слушая, как несчастная Лапа кашляет над пакетом. — Черепаха-то какого пола? Можешь ответить честно? Мы уже купили животину.

— Честно? — переспросил продавец. — Фиг ее знает. У них пол не разобрать. Если вашей подруге охота девочку, то пусть будет Гера.

— Димону понравится, что у нас дома появилась жена Зевса, покровительница брака, охраняющая мать во время родов, — улыбнулась я. — Имя в его вкусе и по обстоятельствам подходит.

Константин Сергеевич протянул мне визитку.

— Ничего в богах не понимаю. Гера — это сокращенно от Герасима. Я так всех черепах зову, потому что они молчат. Если вопросы по содержанию возникнут, звоните по этому телефону.

Я внимательно изучила визитку. «Доктор наук, профессор Загребин Яков Сергеевич. Круглосуточно. Только рептилии. Собаками, кошками, хомячками и др. не занимается».

— И сколько вам лет, господин Загребин? Уже закончили десятый класс? — осведомилась я.

Константин Сергеевич оттопырил нижнюю губу.

— Это мой дед! Он совсем старый, безумный черепашник, все-все про них знает. Магазином владеет мой отец Сергей Яковлевич, он сегодня по частным клиентам ездит, я его замещаю.

— Ясно, — кивнула я, схватила Лапулю, пакет с Герасимом-Герой, сумку с креветками и повела девушку в машину.

Похоже, Лапе совсем нехорошо, она не требовала продолжения банкета и не настаивала на прогулке по торговому центру. Когда мы сели в автомобиль и я вырулила на перекресток, Лапуля простонала:

— Хорошо, что «Женская радость» на соседней от нашего дома улице находится, меня укачивает!

— Сделай одолжение, не покидай квартиру, — велела я Лапуле, высаживая ее у подъезда.

— Ага, — кивнула бедняжка, — зайчик начал войну! На танке по желудку ездит!

Я знаю, что с Лапусей не следует спорить, но некоторые фразы выскакивают из моего рта машинально.

— Ребенок развивается не в желудке.

Лапуля, успевшая взяться за ручку входной двери, обернулась и с бескрайним удивлением спросила:

— А где?

Я потеряла дар речи, потом промямлила:

— У Димона в кабинете есть анатомический атлас, почитай его на досуге.

Лапа открыла дверь.

— Ну надо же, — бормотала она, — почему же меня тогда так тошнит? Я считала, что зайчику на голову падает то, что я ем, ну кому это понравится? Вот он и бунтует, назад все вышвыривает, поэтому я старалась только вкусное употреблять, никакой каши не ела, он еще наестся манки, когда его врач на свет вытащит!

Железная дверь ударилась о косяк, и я запустила двигатель. Ни один человек в мире не поверит, если я расскажу про девушку двадцати с лишним лет, которая пребывает в уверенности, что токсикоз у нее развивается исключительно по одной причине: после того, как она закусит, еда падает на нерожденного ребенка, а тот злится и выталкивает завтрак-обед-ужин из мамы. И тем не менее вот она, эта девица, только что в глубочайшем удивлении удалилась домой, прижимая к груди пакет с купленной черепашкой неопределенного пола.

Из состояния ступора меня вывел телефонный звонок, Димон, похоже, здорово волновался. Я взяла трубку и хотела обрадовать его известием о благополучном возвращении домой Лапули, но услышала радостный голос:

— Номер квартиры!

— Чьей? — не поняла я. — Нашей?

— Он покупал номер квартиры, — пустился в объяснения хакер. — Эй, ты забыла про загадку? Диалог в магазине. «Сколько стоит два?» — «Тридцать рублей» — «А двадцать девять?» — «Шестьдесят» — «Дайте мне триста двадцать девять» — «Пожалуйста, с вас девяносто рублей». Человек брал цифры, ну, такие металлические, которые на дверь снаружи набивают. Потому и вопрос: «Сколько стоит два?» Не стоят, а стоит! Он хочет купить цифру «два», а не два предмета. Понятно объяснил?

Сообразительность Димона вызвала у меня восхищение.

— Как ты догадался?

— Умка подсказал, — не стал присваивать себе чужие лавры хакер, — он на самом деле на редкость сообразительный. Звони Медведевой, пусть она получает свою седьмую уточку и звание магистра. Надеюсь, она нас не обманет, отдаст все материалы.

Маша не спешила ответить на звонок, а когда наконец-то произнесла «да», в ее голосе звучало такое неприкрытое отчаяние, что я поторопилась сказать:

— У меня отличная новость! Есть правильный ответ на загадку! Мужчина покупал номер для квартиры.

Медведева тихо всхлипнула, я начала быстро растолковывать ей суть, ожидая, когда Маша завопит от радости и бросится печатать ответ. Но она неожиданно заявила:

— Моя жизнь закончена. Сплошная беда. Часики исчезли. Конец истории. Я убита навсегда.

— Не расстраивайся из-за ерунды, — опрометчиво ляпнула я. — Подумаешь, резиновая утка!

— Жить не хочется, — заплакала Медведева, — я на шаг от магистра была! И вот могила! На экране крест стоит и написано: «Покойся с миром, Мери Белл». Это мой ник в Сети! Все-все пропало! Исчезло! И он… он… он…

Маша зарыдала.

Трудно утешать человека на расстоянии, но я сделала попытку:

— Пожалуйста, не переживай. Это всего лишь ерундовая забава, к реальной жизни она ни малейшего отношения не имеет, ты очень красивая, у тебя много друзей и…

— У меня никого нет, — прошептала Маша, — вообще, с самого детства! Хорошей одежды у меня никогда не было, мама старое перешивала! Ни в одну компанию меня не брали! В школе ненавидели, в институте тоже! Только в Интернете Мери Белл хорошо было! Но теперь все погибло!

Маша зарыдала, потом с трудом продолжила:

— Хорошо, что у мамы был друг, он меня в институт пристроил на киноактрису учиться. В вузе народ весело жил! И Константинова лучше всех устроилась! У нее своя квартира была. А у меня! Мама умерла, ни жилплощади, ни денег нет, кое-как я пыталась заработать! Ребята веселятся, тусят, а я гамбургеры продаю! Снова мимо! Опять одна. Алка со мной снисходительно так общалась, ну, типа она королева, а я таджикский дворник. Потом их всех снимать начали, а меня побоку! Слишком красивая! Вот круто! Мне даже внешность прекрасная помешала! Думаешь, почему я подалась в модели, а? И совсем я не супер, не Водянова, просто прикидываюсь, чтобы такие, как Алка, мне завидовали. Да! Да! Мне удалось чуток прорваться! Алка меня зауважала! Фу! Знала бы ты правду! Всю! Нет, не скажу! Или скажу! Чтобы хоть каплю уважения получить, мне пришлось вагон дерьма съесть! Снимаюсь везде, куда позовут, где другие отказались, я соглашаюсь! В пустыне, одетая в шубу, на лыжах в бикини на Северном полюсе! Голышом на муравьиной куче! Зачем? За бабло! За то, что девушку из журнала все хотят на тусу позвать! За то, что я успешная! И только участвовать в викторине меня просто так пригласили, взяли в компанию за ум и хороший характер, за мои человеческие качества. И теперь все! Лопнуло! Я умница, удивительная красавица, и почему мне постоянно не везет? Отчего конфеты другим достаются, а мне, самой-самой лучшей, пустые фантики? Они должны были ради меня сделать исключение! Не убивать вот так!

Я попыталась прервать ее истерику.

— Может, все не так фатально, как тебе кажется. Ты где сейчас находишься?

— Дома, — коротко ответила Маша, — никуда сегодня не ездила, выходной у меня. Завтра в пивбаре снимаюсь, если до утра доживу! Лучше сейчас из окна броситься, и упс! Никаких больше переживаний! Надоело за место под солнцем бороться. Очень я устала!

Я поняла, что пару часов назад Медведева обманула меня, рассказывая о том, как уехала из квартиры, но не стала уличать расстроенную собеседницу во вранье, быстро развернула джип и помчалась к дому манекенщицы, решив не прерывать с ней беседы. Не очень-то верится в Машино желание покончить жизнь самоубийством, но лучше сейчас приехать к красавице, успокоить ее, а заодно и взять фотографии Кати.

Медведева плакала, но внезапно я услышала за ее всхлипываниями песенку из мультика: «Облака, облака, белогривые лошадки».

— Алло, — всхлипывая, произнесла Маша.

У нее оказалось два сотовых телефона, похоже, второй абонент тоже в курсе глупейшей истории с загадками, потому что Медведева с отчаянием завела:

— О! Да, да, да. Мне страшно плохо! Ужасно! Мери Белл убита! Я умерла! Все погибло! Пожалуйста, помоги! Ты когда будешь? О!

В мое ухо полетели короткие гудки. Как назло, именно в эту минуту я попала в пробку и встала намертво. Все машины членов нашей бригады оборудованы спецсигналами, но какой смысл включать «мигалку» и выть сиреной? Похоже, дорогу перекрыли, чтобы пропустить кортеж высокопоставленного чиновника. Я стукнула кулаком по рулю и начала звонить Медведевой. Ответил вежливо-равнодушный голос: «Абонент временно недоступен», Маша отключилась от сети или у ее аппарата разрядилась батарейка.

Глава 15

Машины не двигались с места, кое-кто из водителей открыл двери и вышел на мостовую. Я тоже вылезла из джипа и спросила у женщины, мрачно смотревшей вдаль:

— Что случилось?

— Одного не пойму! — зло воскликнула незнакомка. — Почему их не возят на вертолете? Неужели государство такое бедное, что неспособно тех, из-за кого шоссе постоянно перекрывают, по воздуху куда надо доставить, а? Всем хорошо будет!

— Впереди авария, — крикнул мужчина слева. — Фура въехала в малолитражку!

— Нет! — заспорили из среднего ряда. — Сейчас по радио сказали, что на МКАД асфальт перекладывают, сузили движение до одной полосы.

— Ты еще телевизор погляди и газеты почитай, — заржал дядька в кепке, высовываясь из старой «Волги». — Тебе там все честно объяснят!

Я пообщалась некоторое время с разозленными людьми, замерзла, вернулась в машину, позвонила Димону, рассказала ему про пробку и попросила:

— У Медведевой, оказывается, есть второй мобильный, можешь раздобыть его номер?

— Ответ на загадку подошел? — осведомился Коробок и чем-то застучал.

— Он ей не пригодился, время викторины истекло, не удалось Маше получить очередную уточку. Она невероятно расстроилась, плакала навзрыд, мне жаль ее стало, — пригорюнилась я.

— У нас в классе одна девочка собирала фантики от конфет, — неожиданно разоткровенничался Коробок, — на уроки носила коробку с бумажками. Мы с мамой бедно жили, помню, я рассматривал обертки и удивлялся, сколько конфет на свете существует. Одноклассница была из обеспеченных, у нее отец в хоккей играл, по тем временам элитой считался. Так вот, в десять лет она из окна выпрыгнула.

— В СССР дети не заканчивали жизнь самоубийством, — только и сумела сказать я.

Коробок присвистнул.

— Это точно! И пьяниц-наркоманов-убийц-насильников не было. Смешно. У девочки кто-то ее коллекцию спер, пропали фантики, жизнь потеряла смысл!

— Какая глупость! — подскочила я.

— Сейчас бы она тоже так сказала, — вздохнул Коробок, — но в десять лет лишиться разноцветных бумажек показалось ей трагедией. Для тебя резиновые утки чушь собачья, а для Медведевой они как олимпийские медали. Правильно, зарегистрирован на нее второй номерок, лови эсэмэску.

Дозвониться до Маши не удалось, я снова соединилась с Димоном.

— Мария заблокировала связь.

— Тут ничем не помогу, — быстро сказал хакер.

— Можешь написать ей на е-майл? — попросила я.

— Легко, — согласился хакер, — диктуй текст.

Я на секунду призадумалась.

— Давай так. «Дорогая Мария! Ради вас решено сделать исключение. Вы не убиты, скоро вам вышлют новую загадку».

Димон заспорил:

— Она не поверит!

— Почему? — уперлась я. — Маше хочется войти в число избранных, получить статус магистра, подружиться с членами Совета, стать своей в их компании. Она считает себя умницей-красавицей, самой прекрасной на свете, она поверит, что администрация ради нее изменила правила. Меня здорово напугал твой рассказ про одноклассницу, не хочу, чтобы Медведева наделала глупостей, она все твердила: «Жизнь закончилась».

— Любой е-майл легко прослеживается, Маша увидит, что сообщение пришло не с того адреса, — принялся занудничать Коробок.

— Ну так отправь его с адреса сайта! — велела я, посмотрела в зеркало и увидела, что помада с губ переместилась на подбородок.

Коробок закряхтел.

— Думаешь, это просто? Небось не название улицы ручкой на конверте написать!

Я открыла пачку бумажных платков, вытерла помаду и решила надавить на самолюбие Димона.

— Извини за излишне сложное задание, попрошу Умку о помощи.

— Глупости, — разозлился Димон, — не поверит Мери Белл в добрые намерения сайта загадок! Но я поищу возможность создать для нее…

Лента машин неожиданно двинулась.

— Старайся быстрее, — приказала я, отпуская педаль тормоза, — работай лучше.

В ту же секунду мне очень захотелось пить. Я выхватила из пластикового держателя бутылку с минералкой, сделала пару глотков и закашлялась. Только гриппа мне сейчас не хватало! Нестерпимо зачесался нос, я начала тереть его платком, потом смахнула ладонью слезы, неожиданно покатившиеся из глаз. Нет, это не вирус, больше похоже на аллергию. Что могло вызвать такую внезапную реакцию? Есть несколько продуктов, которые мне нельзя ни есть, ни нюхать, гарантированно покроюсь красными пятнами и утону в насморке. Например, анис. К сожалению, эту специю часто добавляют в разные кондитерские изделия, а еще встречается разновидность укропа с тем же анисовым привкусом. И лилии! Красивые белые цветы долго стоят в вазе, вот только их аромат превращает меня в поросенка, больного гайморитом. Но сейчас в машине нет ни букетов, ни выпечки, ни микстуры от кашля, которую в моем детстве называли «Капли датского короля». Мне срочно надо принять лекарство.

Я человек предусмотрительный, поэтому вожу в бардачке джипа небольшую аптечку. Добыть нужную таблетку было просто, я проглотила пилюлю, запила ее водой и решила слегка сократить путь. Если память мне не изменяет, то на следующем перекрестке можно уйти налево, свернуть на небольшую улочку, а потом выскочить на шоссе. Так я объеду часть пробки.

Продолжая чихать, я совершила маневр, проехала метров сто по узенькой улочке и поняла, какую совершила глупость. Переулок оказался забит машинами, не одна я такая умная, другие тоже захотели избежать толкотни, и все угодили в мертвую зону. Большое шоссе движется со скоростью черепахи, но оно хоть как-то едет, а крошечная улица парализована. Развернуться невозможно, я на дороге с односторонним движением, впереди лимузин, сзади малолитражка, куковать мне тут до лета!

Я закрыла глаза и легла на руль. Очень надеюсь, что Маша от души порыдала, выпила чаю и немного успокоилась, а мобильный она выключила потому, что не хочет ни с кем общаться. Димон рассказал мне страшную историю про маленькую девочку с фантиками, но взрослая женщина не школьница, она не может совершать безумные поступки.

Когда я спустя два часа добралась до квартиры Медведевой, входная дверь была приоткрыта. Меня куснуло беспокойство, я знаю, если входной замок не заперт, внутри ждет беда. Служебная инструкция, составленная не так давно педантичным Федором, категорически запрещает нам в одиночку врываться в помещение, если есть хоть малейшее подозрение на то, что там находится преступник. Мне, по идее, надо позвонить Приходько, сообщить об увиденном и ждать подкрепления. А если сейчас глупая Маша прилаживает веревку к люстре? Димону не стоило пугать меня рассказом про свою одноклассницу с фантиками.

Я заглянула в прихожую, затем осторожно вошла, на цыпочках проследовала в студию и увидела Машу, лежавшую на диване с широко раскрытыми, остекленевшими глазами. Я попятилась и достала из кармана трубку.

— Сейчас приедем, — быстро сказал Федор.

Я застыла у вешалки. Нельзя садиться на табуретку, прислоняться к стене, ходить по квартире и рыться в вещах Медведевой. Одноразовые перчатки и бахилы остались в джипе, надо сходить за ними, крайне непрофессионально затаптывать место преступления. Однажды на заре карьеры мне здорово влетело от тогдашнего начальника Чеслава за мою чрезмерную активность, которая сильно осложнила работу бригады. Я крепко запомнила урок.

Очень осторожно я выбралась на лестничную клетку и села на подоконник. Надо проследить, чтобы никто из посторонних не вломился в квартиру Маши. Хорошо, что она находится на последнем этаже, никакие случайные люди сюда не поднимутся.

Фатима довольно быстро выяснила, что Маша Медведева покончила с собой, она выпила большую дозу лекарства, которое нарушило сердечную деятельность. Таблетки манекенщица растворила в чае, чашка с остатками напитка осталась на маленьком столике около дивана. Рядом лежало письмо, напечатанное на принтере.

«Мою жизнь убили. Я умерла, не победила в викторине. Я никому не нужна. Я неудачница, не получила утку. Не хочу больше жить. Маша Медведева».

Фотомодель проявила необыкновенную предусмотрительность. Тут же, на подносе, лежали паспорт и пустая упаковка из-под пилюль.

— Можно найти владельца сайта загадок? — сердито спросил Федор.

— Постараюсь, — кивнул Димон.

— Парень, конечно, достаточно жестоко поступал с теми, кто проигрывал, но, если хорошо подумать, большой трагедии нет. Мне бы не понравилось заполучить вирус, наверное, я рассвирипел бы, попытался отомстить идиоту, придумавшему тупую викторину, но не лишать же себя жизни из-за сдохшего ноутбука! — злился Приходько.

— Димон рассказывал про девочку с фантиками, которая из-за их пропажи выпрыгнула из окна, — вздохнула я. — Маше очень хотелось стать магистром, войти в Совет, ясное дело, она решила, что жизнь закончена, во время нашего последнего разговора манекенщица была явно не в себе, несла чушь, жаловалась на детские обиды, вспоминала, как с ней плохо обращались одноклассники и однокурсники.

Димон потер затылок.

— После того как Медведева не смогла правильно ответить на вопрос, включились часы и появилось предупреждение «Ваша жизнь, Мери Белл, заканчивается». Понимаете?

— Нет, — хором ответили мы с Приходько.

Коробок подпер щеку и спросил:

— Федя, ты под каким ником играешь в «Короля луны»?

К моему изумлению, босс смутился.

— Не скажу!

Димон потер руки.

— Я не ждал другого ответа. И в гостевой книге ты, конечно, не Приходько!

Федор начал смахивать ладонью со стола пылинки, а я занервничала.

— Давайте разговаривать так, чтобы поняли интернет-идиоты!

Коробок сцепил пальцы рук.

— Слушай. В Сети много закоулков, где любой человек может найти единомышленников. В некотором роде это своеобразный Ноев ковчег, где всякой твари по паре. Одни высказывают свои политические взгляды и спорят с противниками, другие пишут стихи-рассказы и опять же спорят, третьи объединяются в сообщества по интересам: собачники, кошатники, кактусятники, собиратели марок, открыток, пивных пробок. Есть сайты молодых матерей и тех, кто отрицательно относится к детям. Предположим, ты вампир. Несколько кликов — опаньки, ты выходишь туда, где тебя с распростертыми объятиями примут последователи Дракулы. А есть территория игр, в которой ты можешь стать любым персонажем.

— Ага, — с умным видом протянула я, — что-то вроде школьного спектакля.

Коробок улыбнулся, но тут же принял серьезный вид.

— Не совсем. На сцене девочка, одетая в шикарное платье, изображает из себя принцессу. Зрители понимают: перед ними Таня, ах, как здорово она прикидывается венценосной особой. А в виртуальный мир человек уже заявляется в образе, каков он в действительности, никому не известно. Могу показать, внимание на экран!

Димон азартно застучал по клавишам.

— Перестань, — поморщился Федор.

— Иначе она не поймет, — возразил Коробок.

— Ну, тогда включи «Виль», — велел шеф и повернулся ко мне: — Это название игры, ни монстров, ни орков, ни гоблинов, ни липких пузырей и ядовитых туманов в ней нет. Просто живешь в городе. Это отрада для подростков, которых достали предки, и для людей с неудавшейся семейной жизнью. Можно найти себе пару, жениться, родить ненастоящих детей, завести бизнес.

— Знаешь, что интересно? — вклинился в беседу хакер. — В «Виле» у дурака возникают те же проблемы, что и в реале. Если ты с бабой в нормальном мире ругаешься, то и в «Виле» тебя развод ожидает. Вот список участников. Кого тебе показать?

— Давай Офелию, — не раздумывая, велела я.

Димон шевельнул мышкой, появилось изображение очаровательной девушки с огромными голубыми глазами, крупным ртом и роскошными волосами цвета спелой пшеницы.

— Какая красавица! — восхитилась я. — Губы, как у Анджелины Джоли, а прическа напоминает кудри моделей, которые рекламируют шампунь.

На этот раз Дима не смог сдержать смешка.

— Точно. Ротик она у Джоли уперла, а волосья небось из ролика выцапала.

— Это фотошоп? — разочарованно воскликнула я.

Теперь ухмыльнулся Приходько.

— Без сомнения. Зачем такой красавице в «Виле» сидеть? Она каждый день от кавалеров должна отбиваться на улицах и на работе.

— Офелия, двадцать лет, — Димон начал читать анкету, — образование высшее, свободное владение редкими арабскими наречиями. Интересы: музыка, кино. Не замужем. Ищет любовь. Проживает в «Виле» на улице Радужной, дом четыре, главный редактор журнала «Мода Виля». Ездит на «Ламборджини». Остальное расскажет в приватной беседе.

Приходько встал и подошел ко мне.

— В реальности ее небось зовут Галя, она уборщица, снимает квартиру в Бутове. Встает в пять утра, моет подъезды, устает, мало получает, слышит одну ругань. Но садится к компу — и вуаля: Офелия на тачке за миллион евро.

— Или это парень-гей, — подхватил Димон.

— Пенсионер, которому тоскливо, — перебил его Приходько.

— Пятиклассница, решившая изобразить взрослую женщину, — добавил Дима. — Проститутка, которая ищет в Интернете клиентов. По анкете ничего не понять, но начнешь общаться, и правда наружу лезет.

— Не скажи, — возразил Федор, — некоторые здорово шифруются, Штирлиц отдыхает.

— Уходим от темы, — опомнился Коробок. — Тань, пойми, в Сети ты можешь изображать кого хочешь, другой вопрос, что ты проколешься и тебя обсмеют. Но почти все игроки — это маски. Где лучше Гале? В реальной жизни, на заплеванной лестнице с тряпкой? Там она гастарбайтерша без денег, красоты и мужика. Или в виртуальной действительности? Офелия, владелица гламурного журнала, роскошная мадам на шикарных колесах? Ты что выберешь?

— Честно? — вздохнула я. — Второй вариант.

Димон нежно погладил ноутбук.

— Вот он, великий утешитель, антидепрессант и наркотик. Кое-кто здорово увлекается, переселяется в «Виль» и отказывается высовывать нос из дома. Что будет с Офелией, если некто запустит в ее компьютер вирус и уничтожит всю ее жизнь? Виртуальную? Убьет дом, бизнес, пафосную тачку? Что у нее останется? Ведро?

— Организатор викторины уничтожал придуманных персонажей, — протянула я. — Маша существовала в Сети, как Мери Белл, но она слишком вжилась в роль.

Коробков кивнул.

— Ее ноутбук мертв. После того как Медведева не ответила на загадку, не догадалась, что человек покупал цифры, чтобы прикрепить их на дверь квартиры, ей прислали вирус, он сожрал всю компьютерную душу. Мери Белл умерла. А Маша Медведева не смогла пережить ее смерть. Понимаешь, она была не Маша, а Мери. Я понятно объясняю?

Глава 16

В первую секунду мне почему-то стало страшно, но потом способность разумно мыслить вернулась.

— Эка беда! Конечно, неприятно, когда дорогая техника выходит из строя, но можно купить новый ноутбук!

Приходько отвернулся к окну.

— Это реакция здорового человека. Сначала злость на идиота, который прислал заразу, а затем поход за новым ноутбуком. Но Маша, как ты говорила, была излишне эмоциональна.

— Она так переживала из-за идиотских уток, — подхватил Коробок, — при всей своей красоте была очень одинока, придумала Мери Белл, а та умерла.

— Можно восстановить придуманный персонаж, — возразила я, — это дело нехитрое, или я ошибаюсь?

— Ты не понимаешь психологию такой девушки, — терпеливо продолжил Федор, — она всерьез решила, что Мери Белл умерла, а Маша кто? Мери Белл! Значит, и ей жить не стоит. Надо найти владельца сайта с тупой викториной!

— Уже работаю, — кивнул Димон. — Он хорошо зашифровался, но я не теряю надежды напасть на его след, это вопрос времени. Статью об ответственности за доведение до самоубийства еще никто не отменял.

— Маша впала в истерику, она говорила мне о своих бедах до того момента, пока ей кто-то не позвонил, — сказала я, — по второму мобильному.

— В квартире нашли один сотовый, — насторожился Федор.

Я посмотрела на Димона.

— Была еще одна трубка.

— Сейчас попробую найти, — кивнул Коробок, взял мышку, список жителей «Виля» начал быстро двигаться.

— Стой! — крикнула я. — Не уходи со страницы.

— Замер на месте, — отрапортовал Димон. — Шо вы мене пужаете, мамо?

— Там есть кличка «Астраханский Слон». Открой анкету, — попросила я.

Первым загрузился текст. Имя — Христа, фамилия — Улькин, возраст — не имею. Проживает в районе «Белые пруды», дом девять. Владеет болгарским языком. Директор брачного агентства «Кольцо Виля». Не женат, детей нет, интересы: разнообразные. Контакт: исключительно по службе.

— Ну и чем тебя данный фрэнд заинтересовал? — удивился Коробков.

Я вцепилась в сиденье стула. Мой желудок медленно полз к горлу, уши горели огнем, по спине потек пот, ноги, наоборот, заледенели. Понадобилось большое усилие, чтобы небрежно ответить:

— Странная кличка «Астраханский Слон». Со мной в одном классе учился парень с таким прозвищем. Он приехал в Москву из Астрахани и в четырнадцать лет весил почти сто кило. Я подумала, вдруг это он? Хотя на фото совершенно не похож.

— На анкете снимок молодого Хью Гранта, — подал голос Федор, — вероятно, за ним прячется твой однокашник, который с возрастом трансформировался из слоненка в слонище. Зарегистрируйся в «Виле» и поболтай с корешем, задай ему пару вопросов, сразу поймешь, ху из ху!

Мой желудок вернулся на место, спина высохла.

— Ты красная, как из бани, — удивился Димон, — что случилось? Выкладывай! Папе все сказать можно, он простит, даст совет, ну, отшлепает чуток, так это по любви! Ау, Тань!

Я навесила на лицо озабоченное выражение.

— Мне в голову пришел неожиданный вопрос.

— Задавай, — разрешил Федор.

— Компьютер Маши уничтожил вирус? Что будет потом с ноутбуком? — спросила я.

— Больной не подлежит реанимации, — тоном профессора сказал Коробок, — жесткий диск гакнулся. Я осуществляю попытки его восстановить, в принципе, это возможно, но потребует времени…

— Что значит «гакнулся жесткий диск»? — остановила я нашего хакера. — Простой пользователь подошел к чуду техники, включил его — и дальше? Он не войдет в Интернет? Работает лишь программа «Ворд»?

— Ничего не пашет, — снисходительно бросил Федор. — Тань, тебе надо поучиться компьютерной грамотности. Дим, проведи курс молодого бойца и всякое такое.

— Она не дрессируема, как страус, — открестился от роли наставника Коробок. — Я пытался в свое время, но, видно, не Макаренко я, не гожусь в педагоги! Раз показал, два объяснил, а в третий хочется подзатыльник дать!

— Ладно, — мирно согласилась я. — Я кретинка. Поэтому повторите, учитывая крайний дебилизм коллеги. По-вашему, Маша покончила с собой, когда увидела, что вирус съел ноутбук, в котором счастливо жила Мери Белл?

Димон воздел руки к небу.

— О Великий Зевс-громовержец! Да! Именно так!

— И как она сообразила, что Мери Белл превратилась в прах? — вкрадчиво осведомилась я.

Теперь разозлился Приходько.

— Татьяна, ты меня удивляешь! Экран погас! Все! Конец! Привет из Африки! Темно и тихо!

Я картинно захлопала ресницами и капризно-обиженным тоном протянула:

— Если отвратительный вирус пообедал жестким диском, то каким образом Маша напечатала прощальную записку? Простите дурочку Танечку, она в компиках ничего не смыслит, но Машин ноутбук, бедняжка, скончался в муках до того, как она решила покончить с собой! Вернее, так, Медведева решила покончить с собой, потому что ее ноутбук скончался в муках!

Димон чихнул и замер, Федор привстал, сел опять и посмотрел на Коробкова.

— Косяк, парниша!

— Тупейший ситуэшейн, — промямлил хакер. — Типа вопрос: «Папа, зачем ты зарезал бабушку?»

Я ощутила себя героиней и решила закрепить успех.

— Следуя вашей логике, уничтожение Мери Белл послужило мощным стресс-фактором, Медведева потеряла контроль над собой и наглоталась лекарства. Вот только напечатать письмо красавица никак не могла, ей было не на чем это сделать.

— Его принес убийца, — сказал Федор.

— Значит, хозяин сайта на самом деле уничтожает тех, кто не отгадал его задания, — кивнула я, — только он был в курсе, что Маша не справилась с последней загадкой.

— Серийный убийца, который удачно имитирует суицид, — пробурчал Димон, — что-то мне тут не нравится.

— Лично мне не по вкусу все, — заявил Федор и ткнул пальцем в селектор, — Фатя, притащи фотки из дела Бочкиной. Там есть описание ее квартиры и снимки.

Коробок впился взглядом в экран ноутбука.

— Начнем сначала! Что мы знаем? Успешная молодая актриса Алла Константинова стала жертвой человека, который подмешал в ее крем для лица едкую жидкость, а в чай снотворное. Андрей Болотов, гражданский супруг артистки, уверен, что это сделала Зинаида, жена мачо нашего кинематографа Павла Митко. Она ревновала своего красавчика к хорошенькой Аллочке и в конце концов убрала, как ей казалось, соперницу. Вероятно, Болотову удастся привести в приличный вид личико супруги, но актрисой ей более не быть. Косвенно версию Андрея подтверждает спешный отъезд Зинаиды на Кипр, где тетенька обитает и поныне. Деталь: Алла пыталась отгадывать загадки, дело у нее сразу пошло туго, вмешалась домработница Анжелика, и актриса прекратила игру, ей она разонравилась.

Теперь обратимся к Катерине Бочкиной. Подруга детских лет Аллы, они жили в одном доме.

— Бочкина из малообеспеченной семьи, — перебила я, — она выбрала профессию медсестры. Алла очень близко общалась с Катей, познакомила ее с тусовкой. Екатерина не растерялась, начала изображать из себя великого диетолога, стала любовницей телерадиомагната Вадима Дунина, а когда тот умер от СПИДа, испугалась, что тоже заразилась, и нахлебалась жидкости для чистки унитазов. Налила ее в кисель. Такова версия Маши Медведевой. Кстати! В ее квартире нашли обещанные мне снимки Кати? Или аудиозаписи?

— Нет, — ответил Приходько, — ничего. Либо эти материалы хранились в ноутбуке, либо…

— …Маша их выдумала, чтобы получить от нас отгадку, — докончила я.

Димон поднял руки.

— Секунду. Давайте пройдемся по детству подруг. Девочки жили в соседних квартирах. Отец Аллы, Вениамин Михайлович Константинов, был следователем по особо важным делам. Да уж, послужной список у него впечатляющий, ловил серийных убийц, маньяков. Умер от инфаркта, когда Алле стукнуло десять. Мать скончалась в родах, девочка ее не видела, младенца поднимала Вера Николаевна, бабушка, теща Вениамина. Они с зятем делили одну квартиру, вместе воспитывали ребенка. Похоже, отец трепетно относился к Аллочке, он более не женился. Константинова поступила в институт, как круглая сирота, у нее на тот момент не было ни отца, ни матери, а для таких абитуриентов даже в творческих вузах существуют льготы. Безо всяких эксцессов она отучилась положенные годы, пару лет потом о ней ничего не было слышно, затем она начинает мелькать в сериалах, становится звездой. Вау! Ее бабушка вышла замуж! Ай да старушка! Любви все возрасты покорны! Спустя пару лет после свадьбы Веры Николаевны члены семьи разменяли квартиру. Аллочка ушла в однокомнатную, а бабушка и ее новый муж благополучно поселились в двушке на юго-западе Москвы.

Приходько забегал по комнате.

— Что-то у них случилось, раз девушка не захотела больше жить со старушкой.

— Наверное, Алле не понравился муж Веры Николаевны, — предположила я.

— Может, и так, — миролюбиво согласился Димон, — Константинова отпочковалась от родного гнезда и стала жить самостоятельно. Во время учебы она больших надежд не подавала, получила диплом и, похоже, сидела без работы, но потом понравилась продюсеру Сергею Гаврилову, и пошло-поехало.

Екатерина Бочкина не имела столь ярких успехов. Она воспитывалась одинокой мамой Светланой. Та до рождения дочери работала секретаршей у начальника из системы МВД, потом сидела семь лет дома и пошла работать в фирму бухгалтером. Много денег у Бочкиной не было, Катя отправилась в медучилище, с ранних лет она бегала по району, делала людям уколы, не гнушалась никакой работы.

Года за три до смерти она начинает изредка мелькать в прессе среди участников светских вечеринок. Ее снимают в группе, до личных фото она не поднялась, ну, такие снимки с подписями «Гости мероприятия». Мы о ней мало что знаем. Незадолго до кончины Катя уволилась из больницы. На что она жила? С кем? Почему бросила работу? Может, поговорить с Верой Николаевной, бабушкой Аллы? Вдруг она знает детали?

— Старушка жива? — подскочила я.

— Если верить документам, да, возраст у бабушки преклонный, но кое-кто и в сто лет сохраняет ясность ума и быстроту реакции, — ответил Коробков. — Пенсионерка сейчас живет на улице Удальцова, это перпендикулярно проспекту Вернадского. Дать тебе ее телефон?

Дверь приоткрылась, вошла Фатима с пакетом.

— Фотографии, — коротко сказала она.

— Есть что интересное по Медведевой? — оживился Приходько.

Фатя укоризненно посмотрела на шефа.

— В квартире еще не все собрано.

— Она отравилась? — не отставал босс.

— Токсикология пока не готова, — ответила эксперт, — в чашке следы лекарства. Это пока все!

— Выскажи свое мнение, — потребовал Приходько, — ну, как подружке, типа сплетня.

Фатима уперла руки в боки.

— Мнение я составлю только после исследований. В квартире обнаружено много отпечатков пальцев кроме хозяйских. Если повезет, найдем в базах соответствие. Не повезет — не найдем. В качестве сплетни могу сообщить…

Эксперт сделала паузу.

— Говори, говори, — обрадовался Федор, — что тебе ум и опыт подсказывают?

— Ум и опыт шепчут, что Приходько грозят нехорошие заболевания из-за неправильного питания, — отчеканила Фатима, — вместо чипсов, которые лежат посереди стола, надо употреблять свежие овощи, фрукты, зерновой хлеб и каши. В картофельных чипсах полно трансжиров, улучшителей вкуса и прочей дряни, добавь туда гору консервантов и поймешь: после смерти, которая из-за атеросклероза случится с тобой слишком рано, твое тело в крематории и за сутки не сожгут!

Высказавшись, эксперт резко повернулась и ушла.

— Чего она такая злая сегодня? — жалобно спросил Федор. — И чипсы не мои, их Димон жрет! Слышал, что доктор по мертвым сказала? Твой труп, пропитанный консервантами, в печке навечно останется.

— Мне уже будет все равно, — хмыкнул Коробок и потянулся к яркой упаковке.

Я успела схватить целлофановый пакет и швырнуть его в мусорную корзину.

— Фатя нынче в ударе, но в одном она права, тебе стоит позаботиться о своем здоровье. Будущему ребенку нужен папа.

— Эй, у нее тоже были уточки! — воскликнул Приходько, раскладывая снимки на столе.

Я переключилась на фотографии, которые сделали милиционеры, приезжавшие в квартиру Бочкиной.

— Небогатый интерьер для любовницы телерадиомагната, — уныло сказал Димон, — еще в прошлый раз, когда мы ее кухню осматривали, я обратил внимание на убожество. Холодильник старый, плита допотопная, шкафчики из каменного века.

— В комнате не лучше, — согласился с ним шеф.

— Зато ноутбук хороший, — вступила я в разговор, — вероятно, это подарок Дунина.

— Мог уж бабе приличную мебель купить! Наверное, очень жадный ей хахаль попался, — резюмировал босс.

Я решила обратить внимание коллег на детали:

— Одна утка стоит на книжной полке, вторая на кухне, третья в ванной. Больше водоплавающих нет, значит, Катерина далеко в викторине не продвинулась, — подытожила я, — мы можем найти ее комп? Он хранится в уликах?

Коробок стал насвистывать заунывную мелодию.

— Вот молодцы! Рыцари ума!

— Ты о ком? — устало спросила я.

Димон откинулся на спинку стула.

— Компьютер в улики не включали, хорошо хоть обработали его на отпечатки, кстати, нашли исключительно пальчики Бочкиной, но сам ноут не забирали, оставили в квартире.

— Что за бред? — возмутился Федор.

Коробков потянулся.

— Не первый раз с подобным сталкиваемся. Мужикам с земли лишний висяк без надобности. Живенько решили: это самоубийство, и закрыли дело. Вот здесь сказано: «Ноутбук, марка, так… ага. Находится в неисправном состоянии, перегорели все лампы, не включается».

Босс покрылся красными пятнами.

— Лампы?

Димон кивнул.

— Цитирую источник. Протокол осмотра комнаты.

— Лампы? Лампы! Лампы… — на разные лады повторял Федор. — Видно, те парни были суперайтишники! И где же сейчас комп?

Я развела руками:

— Можно порыться в документах и узнать, кому досталась жилплощадь Бочкиной и ее имущество. Но нам оно зачем? Важно другое. Катерина участвовала в викторине, получила трех уродских водоплавающих, и у нее сломался компьютер.

— Ее тоже казнили, — выдохнул босс, — Катя, как Маша, решила покончить с собой, но предсмертного письма не обнаружено!

— Записку она отправила Медведевой, — напомнила я, — с просьбой передать ее Аллочке. Я поинтересовалась у Маши, выполнила ли она желание Кати, но тут пришло сообщение, ноутбук напомнил про загадку, Маша разнервничалась. И я забыла повторить вопрос, но, похоже, Мария наплевала на мольбу Бочкиной, оставила ее просьбу без внимания. Ну как я могла допустить такую ошибку? Уйти, не добившись ответа!

— Почему утки стоят одинаково? — неожиданно спросил чужой голос.

Глава 17

Я подскочила.

— Кто здесь?

— Я, — произнес баритон. Перед Димоном стояло несколько компьютеров, мне показалось, что ответ прозвучал от одного из них.

— Умка! — разозлился Димон. — Слушай, это ни в какие ворота не лезет! Тебя на совещание не приглашали!

Я начала судорожно оглядываться, Приходько стукнул кулаком по столу.

— Егор! Ты что себе позволяешь!

— Ребята, не злитесь, — зачастило из ноутбука, — одна голова хорошо, а вторая…

— …пошла на фиг! — заорал Федор. — Димон! Что творится? У нас шоу «За стеклом»? Или программа «Семейка Осборнов»? На рабочее совещание можно вот так, запросто, вломиться?

— Нет, нет, — возразил Умка. — Коробок отлично защищен, но я пронырливый.

— Сейчас тебя тут не будет, — прошипел Димон.

— Стой, стой! — испугался Умка. — Есть два вопроса. Они вам в голову не пришли. Вдруг помогут, а? Знаете, зачем Шерлок Холмс держал при себе доктора Ватсона? Тот вечно глупостями интересовался, но иногда врач как спросит! А Шерлок за голову схватится: «Вау, я не думал в эту сторону!» Часто вопрос от непрофессионала подталкивает спеца двинуться в правильном направлении.

— Как он попал сюда? — выдохнула я. — Умка нас видит и слышит?

— Привет, Тань, — обрадовался Егор, — легче только носки снять.

— Он подключился к моему компу, — сквозь зубы произнес Димон, — смотрит на нас через веб-камеру и греет уши.

— Так просто! — ахнула я.

— Все имеет оборотную сторону, — произнес Егор. — Современные технологии благо, но одновременно они открывают огромные возможности для человека, который…

— Заткнись, — гаркнул Коробок.

— Пусть задаст вопросы, — неожиданно разрешил Федор.

— Спасибо, шеф, — обрадовался Умка.

Приходько неожиданно подобрел.

— Давай, доктор Ватсон, вываливай свои глупости.

— Вообще-то я Шерлок Холмс, — обиделся Егор, — а доктор…

— Коробок! — ехидно подхватила я.

— Ну все! — побагровел Димон. — Егор, сейчас получишь по заслугам.

— Это Таня сказала, — испугался Гордин, — под Ватсоном я имел в виду Валентину!

— Она с тобой? — опять разозлился Федор.

— Мальчики, не сердитесь, — пропел женский голос, — нам тоже охота поучаствовать! Несправедливо получается! Мы вам про Катю и Аллу рассказали, а вы нас в сторону отодвинули. Мы не зря пришли! У нас есть цель!

— Первый вопрос, — перебил ее Умка. — Видите уток?

— Да, — процедил Димон. — И что?

— Положите рядом фотку, — распорядился Егор. — Комнаты Бочкиной и Медведевой. Видите?

— Пока нет, — прошипел Коробок.

— Утки стоят в одинаковых местах, — воскликнула я, — одна на тумбочке, около кровати, вторая на стенке.

— И в ванной так же, — обрадовался Егор, — игрушки они поместили не у зеркала. Только у Медведевой уток много, а у Кати всего три.

— Ну и что? — удивился Приходько.

— Почему две разные девушки поставили «призы» в одинаковых местах? — не утихал Умка.

— Потому что больше их было деть некуда, — пояснила я, — в ванной игрушки можно поместить только на полочку.

— Зачем они вообще нужны в ванной? — вмешалась в разговор Валентина.

— Мы занимаемся ерундой, — напряженным голосом произнес Димон. — Забудем про кретинских уток навсегда!

— Ладно, ладно, — быстро сказал Умка, — хоть мне и кажется, что утки очень важны, перейдем к другой теме. Записка Бочкиной подделка. Она ее не писала!

— Отлично, — скривился Коробок, — ну и как ты это определил, гений наш?

Умка издал квакающий звук.

— Текст помните? Читаю. «Маша! Скажи Алле, что я извиняюсь! Прошу у нее прощения. Я любила Вадима, а он болел СПИДом, но ничего мне не сказал, презервативами мы не пользовались. Я скоро умру. Нет смысла ждать конца, лучше покончить со всем разом, самой. Прямо сейчас! Так, чтобы стало ясно: я отравилась! День февраля печален и строг, смерть призывает он на порог. Прощай, Маша, отдай мою записку Алле». Ну, и подпись.

— К чему цитата? — рассердился Федор.

— Я тут поинтересовался, откуда слова «день февраля печален и строг, смерть призывает он на порог», — загудел Егор, — это явно чьи-то стихи! Кто их автор?

— Пушкин, — не выдержал Димон, — или Шекспир! Может, Роберт Бернс! Вознесенский! Рождественский. Или наскальная поэзия каменного века! Какая нам разница?

— Вы, ребята, ведете себя неправильно! — объявил Умка. — Если сами не справляетесь, примите помощь! Надо дело размотать!

— Послушайте гения, — защебетала Валя.

— Убей его! — кровожадно потребовал Приходько. — И впредь сделай так, чтобы ни один комар в кабинете во время совещаний не летал. Проверить весь офис! Обесжучить его!

Замечательный глагол «обесжучить» неожиданно вернул мне хорошее настроение, на мой взгляд, он был так же прекрасен, как его брат «особачить». Пару месяцев назад в этой же комнате сидел мужчина лет пятидесяти, который громко жаловался:

— Как преступные элементы могли проникнуть на склад с целью его ограбить? Помещение особачено.

— Песня! Песня! — завопил Егор. — Катерина написала строку из стихотворения Кожаного Хряка.

Теперь развеселился Приходько.

— Кожаный Хряк? Подходящий псевдоним для поэта.

— Он фронтмэн группы «Рваные черепа», — бросился объяснять Умка. — Исполняет лишь то, что сам написал. Стальной рок. В основном там ненормативная лексика. Песня, которую процитировала Катерина, называется «Луна в…». Простите, не могу при женщинах сказать, в какой части тела у Хряка светит спутница Земли. Но самое интересное! Премьера песни состоялась неделю назад в клубе «Ха». Ну никак Катя не могла ее знать! Она умерла значительно раньше, чем Кожаный Хряк запрыгал по сцене, изрыгая эту текстуху!

— Ты уверен? — спросил Федор. — Может, эта твоя свинья занимается плагиатом? Спер строки у коллеги. Не похоже на рок-н-ролл.

— Не, не, не, — зачастил Умка, — Хряк вышел, схватил микрофон, и тут из-за кулисы девушка выпорхнула, в белом платье, блондинка, волосы до пояса. Идет и декламирует: «День февраля печален и строг, смерть призывает он на порог». «У-у-у», зауныв такой, «у-у-у». Хряк гитару об пол фигак! Сапогом по ней бамс! Как заорет в микрофон: «День февраля…» Девчонка выла, а он тынц-бумц, тра-ля-ля! Ну вроде она смерть, а Хряк с ней спорит. Зал беснуется, Хрячина туда-сюда носится, девка, словно приклеенная, стоит и воет: «О-о-о, у-у-у, и-и-и». Типа поет все те же две строки. А потом тишина! И девчонка платье скидывает, стоит вся голая, ну, чуть-чуть прикрыта! Фурор! Народ на пол попадал! На сцену ломанулся! Охрана еле-еле толпу удержала.

— Очень художественно описал, — буркнул Димон. — Ты, оказывается, любитель стального рока!

Умка быстро возразил:

— Не-а, концерт я в Интернете видел, кто-то выложил запись с этой песней. Слова никакие, а вот музыка прилипчивая, застряла в мозгах, я ее все время повторял. Ну, как жвачка! Тынц, тынц, тра-ля-ля! Я читал когда-то фантастический роман про отдаленное будущее, там люди научились читать мысли друг друга. Катастрофа! В той реальности самые большие деньги зарабатывают композиторы, которые пишут мелодии-паразиты. Человек их постоянно напевает и ни о чем не думает. Хряк бы там миллиарды огреб.

— Замолчи! Отвечай на мои вопросы! — приказал Федор.

— Йес, босс! — заорал Умка.

— Стихи написал свин в пальто?

— Кожаный Хряк, шеф, — уточнил Егор.

— Впервые он их исполнил пару дней назад?

— Йес, босс!

— Диска нет? Ранее гениальное произведение нигде не звучало?

— Йес, босс!

— Ты уверен?

— Йес, босс! Уточнял! И строки про февральский день по базам прогнал, — отрапортовал Егор, — оригинальное хряковое творчество! Я молодец?

Приходько усмехнулся и приказал Димону:

— Убей его! Да поживей!

— Эй, эй, — занервничал Умка, — это неблагодарно! После всего, что я…

Коробок, нехорошо улыбаясь, застучал по клавиатуре, речь Гордина оборвалась.

— Он точно исчез? — осведомился Федор.

— Уничтожен, — мстительно заявил Димон.

— Умка сидел в этой комнате, он мог здесь незаметно оставить жучок, — предостерегла я, — надо найти место, куда оборотистый Гордин стопроцентно заглянуть не мог.

Коробок кивнул, мы быстро вышли в коридор, молча добрались до двух дверей с небольшими табличками, Федор толкнул правую. Я схватила шефа за рукав и перенаправила его в левое помещение.

— Вообще-то здесь женский туалет, — заметил Димон, входя в небольшой предбанник с рукомойником. — О! Какая несправедливость! У девочек хороший гель для рук, а у нас даже мыла нет!

— Мы с Фатимой по очереди его покупаем, — улыбнулась я, — а вы не заморачиваетесь подобными проблемами. Беседовать придется в дамской комнате, в мужской Умка элементарно мог шпиона поставить. Простим ему наглость?

— Он получит по полной! — пообещал Димон. — Это мне урок!

Федор прислонился к умывальнику.

— Если чертов Умка прав, то записка Кати фальшивка, ее составил человек, который слышал песню Кожаного Хряка.

— Весьма вероятно, — согласилась я, — мелодия прилипчивая, она крутилась у мужчины в голове, вот он и вспомнил текст, когда письмо печатал.

— Мужчина? — уточнил Федор.

Я кивнула.

— Думаю, это человек от двадцати до тридцати пяти лет. Он хорошо разбирается в компьютерах, раз способен свести на нет усилия тех, кто проиграл, и увлекается тяжелым металлом. Сомневаюсь, что преступник старуха или юная блондинка вроде Лапули. Они пасутся на кулинарных сайтах или посещают разделы о моде, детях, животных.

— Зачем он это делает? — спросил Димон. — Цель преступника? Мотив?

— Загадывает загадки и уничтожает тех, кто не ответил. Вероятно, таким образом он повышает свою самооценку, — вздохнула я, — может, он с дефектом? Слишком маленький рост, косоглазый, хромоногий, зубы кривые, изо рта противно пахнет. Девушки с ним знакомиться не желают, вот он им и мстит. Мы знаем пока о трех участницах викторины, и все они были очень симпатичными внешне. Маша Медведева редкая красавица, Алла попроще, но у нее до истории с кремом было милое личико, Катю нельзя причислить к армии мисс Мира, зато она обладала роскошной фигурой. Что, если жертвы были знакомы с автором загадок? Он пытался с ними наладить отношения, а его высмеяли, оттолкнули, вот парень и озлобился.

— Константинову вроде изуродовала Зинаида Митко, — задумчиво протянул Федор. — Хотя прямых доказательств этому нет.

Я прислонилась к стене.

— Алла разозлилась на домработницу Анжелику и потеряла интерес к викторине. Она не была казнена виртуально, ей изуродовали лицо. Что-то тут у нас не стыкуется.

— Гадаем на бобах, — мрачно сказал Федор. — Дима, ты нашел сайт мальчика-загадчика?

— В процессе, — хмуро сказал Коробок.

— Ищи! — приказал босс. — Активнее! Татьяна, ты завтра с утра езжай к Вере Николаевне, бабушке Константиновой, и задушевно поговори со старушкой, авось она что-то интересное вспомнит. Потом гони к продюсеру Сергею Гаврилову, потряси его за хвост. Необходимо обнаружить людей, с которыми Алла могла быть откровенна. То же по Маше Медведевой и Екатерине Бочкиной. Выяснить подробности смерти Дунина, уточнить, имел ли он любовную связь с Катей. У нас сплошные белые пятна!

— Почему бы не вернуться к самой Константиновой и не попытаться вызвать ее на откровенный разговор? — предложил Коробков. — Спросить: «Алла, кого вы турнули незадолго до того, как увлеклись викториной? Вспомните обиженного человека!»

Я посмотрела на Федора.

— Андрей Болотов полностью контролирует жену, он ее очень любит, делает все возможное для восстановления внешности актрисы, боится, что стресс помешает процессу реабилитации. Сама Константинова пребывает в плохом расположении духа, что, учитывая ее историю, вполне объяснимо. Алла поняла: карьере актрисы пришел конец, и поэтому впала в депрессию. Во время нашего первого разговора Константинова просто ушла, она устала, не захотела ради посетительницы делать над собой усилие, ускользнула под благовидным предлогом из гостиной и не вернулась. Болотов извинился за Аллу, сказал, что ей предстоит новая болезненная процедура, жена нервничает и не хочет опять ложиться на больничную койку.

— Все ясно, — кивнул Димон, — с ней покалякать никак не получится, Алла сейчас в палате, но потом-то она вернется домой! Надо встретиться с Константиновой в отсутствие Болотова.

Дверь туалета распахнулась, на пороге возникла Фатима, она привычно шагнула в предбанник и воскликнула:

— Что вы тут делаете?

Федор быстро отлип от рукомойника и молча ушел.

— Интересный вопрос, — похвалил эксперта Димон, — угадай с трех раз, зачем люди туалет посещают?

— У нас тут состоялся Совет в Филях, — быстро объяснила я, — уже убегаем, не станем тебе мешать.

— Надеюсь, парни не пользовались нашим замечательным гелем с запахом тропических фруктов и кокоса, — сердито сказала Фатима.

— Ни за что не прикоснусь к такой гадости, — заверил Димон, — пошли, Тань, нас ждут великие дела.

Прежде чем уехать из офиса, я, несмотря на поздний час, позвонила Вере Николаевне и, представившись, спросила:

— Можете уделить мне завтра время для разговора?

— Я встаю в шесть утра, — звонко ответила женщина, — никуда не собиралась выходить. Из-за плохой погоды.

— Если я к одиннадцати подъеду, не помешаю вашим планам? — уточнила я.

— Вы представились членом бригады по поиску особо опасных преступников, — голосом радиодиктора советских времен произнесла Вера Николаевна, — смею предположить, что вы уже запросили мои личные данные и знаете, что ваша собеседница ушла на пенсию с поста судмедэксперта, заведующей лаборатории. Я всегда готова помочь коллегам. Раз вы меня беспокоите в поздний час, значит, есть настоятельная необходимость в нашей беседе. По телефону служебные вопросы не обсуждают. Коли вопрос безотлагательный, прикатывайте прямо сейчас. За долгую рабочую биографию я привыкла к ночным звонкам и словам: «Вера, у нас труп, собирайся».

Я решила на всякий случай подлизаться к старшей Константиновой.

— Хорошо иметь дело с профессионалом, он тебя всегда поймет. И, как вы знаете, у нас постоянно спешка, но лучше я побеспокою вас завтра.

Глава 18

Звонок Димона настиг меня, когда я спускалась по довольно крутой лестнице.

— Ты где?

— В пробке стою, — как можно более унылым голосом сообщила я.

— Надолго застряла? Вот бедняжка, — пожалел меня хакер. — Город с ума сошел! Даже ночью не проехать.

— Доберусь когда-нибудь, — успокоила я Коробка, засунула трубку в карман и подошла к парню в наколках, который, сидя за стойкой, читал журнал.

— Можно у вас взять ноутбук напрокат?

— Нет, — ответил юноша, не отрываясь от глянцевой страницы.

— Но почему? — возмутилась я. — На вывеске написано: «Интернет-салон»! Значит, вы пускаете сюда за деньги тех, у кого нет дома компьютера!

Разрисованный администратор нехотя закрыл журнал и снисходительно произнес:

— Здесь нет ноутбуков, исключительно стационарные компы. Напрокат их не выдаем, пользуйтесь на месте.

— Это мне и надо! — обрадовалась я. — Сколько стоят ваши услуги?

— Оплата почасовая, — зевнул администратор. — Давайте деньги и сидите скока влезет!

Я вынула кошелек и очень скоро оказалась перед небольшим экраном.

— Вам помочь? — любезно предложила девочка лет четырнадцати, которая отвела меня в зал.

— Сама справлюсь! — гордо ответила я.

— Зовите, прибегу, — улыбнулась школьница и неспешно удалилась.

Я посмотрела на компьютер. Огромное количество людей освоило этот агрегат, чем я их хуже?

Минут десять ушло на то, чтобы понять, где находится игра «Виль», но в конце концов я добралась до нее, увидела надпись «войти» и кликнула по ней. Появилось окошко с фразой: «Ваши ник и пароль».

Я решила не мучиться и написала:

«Незабудка. Сергеева».

Экран мигнул и выдал новый текст.

«Ник «Незабудка» уже использован. Пароль должен содержать комбинацию букв и цифр».

Я решила не сдаваться и написала:

«Незабудкина. 00 °Cергеева».

Теперь передо мной возникла анкета с вопросами.

«Имя, фамилия, год и место рождения, цель пребывания в «Виле», хобби».

— Точно не хотите, чтобы я помогла? — спросила за спиной девочка.

Я указала на экран.

— Знаешь игру «Виль»? Мне предлагают заполнить анкету, но ведь она потом появится в свободном доступе, и любой человек узнает, кто скрывается под ником Незабудкина! Как соблюсти конфиденциальность?

Школьница перегнулась через мое плечо и застучала по клавиатуре.

— Имя — Незабудкина. Фамилия — Лужайкина, год и место рождения: планета Юпитер, тысяча сотая эра, цель пребывания в «Виле» — ищу свободу, хобби…

Дойдя до последнего вопроса, она взглянула на меня.

— Тут лучше поближе к действительности, а то начнут уроды ломиться.

— Как тебя зовут? — спросила я.

— Аня, — представилась девочка.

— Таня, — в рифму сказала я, — стыдно признаться, но я не умею хорошо обращаться с этой штукой.

— Научитесь, — доброжелательно пообещала Аня, — что написать про увлечение?

— Мечтаю открыть кондитерскую, — после некоторого колебания ответила я.

— Здорово! — восхитилась Аня. — Все, вы в «Виле».

— Дальше как? — растерялась я.

Аня стала водить мышкой по экрану.

— Можно начать с покупки дома, взять кредит в банке, обзавестись друзьями.

— Где искать знакомых? — терзала я девочку.

Аня нажала на какой-то значок.

— Тут список всех присутствующих на данный час, кликайте на любого и беседуйте.

— Как? — чуть не заплакала я.

Простая, по моему мнению, идея поиграть в Интернете оказалась весьма сложной в исполнении.

— Не расстраивайтесь, — приободрила малосообразительную неофитку Аня, — с кем вы хотите поболтать?

— Астраханский Слон, — прошептала я.

Аня пробежалась по столбику ников и выделила один. В углу появилось окно.

— Теперь печатаете, ну, например, вот так «превед!».

Раздался тихий, похожий на бульканье звук, появилось слово «хай!».

— Он ответил, — улыбнулась Аня, — продолжайте, пишите, что хотите, если ему понравится, он будет болтать. Надоест вам, вот сюда ткните, и ку-ку, сольете. Зовите меня, когда понадоблюсь.

Я начала медленно нажимать указательным пальцем на клавиши.

«Здравствуй, Астраханский Слон».

«Добрый вечер, Незабудкина», — вежливо отозвался тот.

«Я новичок».

«Все когда-то впервые пришли».

«Хочу с тобой дружить».

«Где ты живешь?»

«Пока без дома».

«На улице Канареек продают коттедж. Недорого».

«Спасибо. За него надо платить?»

«Конечно».

«А как?»

«Деньгами. В Виле ходят доллары».

«Американские?»

«Вильские. Дом отдают за сто тысяч».

«Где взять такую сумму?»

«Заработать. Кредит».

«Извини, я полный профан».

«Сходи на ярмарку, там найдешь вакансии».

Разговор с Астраханским Слоном продолжался около десяти минут, за это время я успела слегка разобраться в игре и с удовольствием бы продолжила общение, но собеседник неожиданно исчез.

— Аня, — крикнула я.

Девочка подошла к столу.

— Ну? Получается?

— Он куда-то делся, — обиженно пожаловалась я, — мы так хорошо беседовали!

— Астраханский Слон вне игры, — пояснила школьница, — значок «кирпич» сообщает, что он ушел из Сети.

— Но почему? — расстроилась я.

Аня облокотилась руками о стол.

— Вы с ним одним трепались?

Я кивнула.

Аня почесала бровь.

— Он мог вас посчитать за пиявку. Встречаются такие, присосутся к одному участнику и висят. Или он не хочет, чтобы домашние о его вильской жизни знали, может, мать или жена в комнату вошли. Или вы ему надоели. Полно причин. Не трогайте его сегодня больше, даже если он появится. У него есть ваш адрес, пусть сам приходит. Идите в кафе «Руш», там сейчас куча народа тусуется, пошарьтесь, потрепитесь со всеми, просто так, ля-ля! Обязательно с кем-то сфрендитесь! Чем у человека больше контактов, тем к нему охотнее ходят. Вам нравятся надоеды? Те, кто жалуется на жизнь? Пристает с вопросами?

— Не очень, — улыбнулась я.

— Поэтому Астраханский Слон и слинял, — засмеялась Аня.

— Если я опять приду, ты мне поможешь? — спросила я.

— Это моя работа, я деньги за нее получаю, — деловито сообщила она. — Вам холодно? Трясетесь, а лицо красное. Может, вы заболели?

— Я совершенно здорова, — заверила я приветливую Анечку и, выпрямившись, пошла на улицу.

Прости, Аня, ну никак не могу рассказать тебе, отчего я разнервничалась до нарушения терморегуляции организма. Когда-то очень-очень давно, в прошлой жизни, я, тогда не уверенная в себе, совершенно жалкая, безработная, закомплексованная вдова, познакомилась с человеком по имени Аристарх Бабулькин. Впрочем, потом я стала называть его Гри. Именно Гри привел меня в бригаду, которой тогда руководил Чеслав, и я стала тем, кем являюсь сейчас. Трудно себе представить, что не особенно красивая, излишне полная женщина, у которой из всех талантов было лишь умение подмечать мелкие нестыковки, могла заинтересовать красивого, умного мужчину, хорошего актера и опытного сотрудника спецслужбы. Да еще Гри моложе меня. Но очень скоро в моем паспорте появился штамп о замужестве, а в жизни началась ослепительная полоса: новая, захватывающая работа и любимый муж. Обычно судьба отсыпает либо одно, либо другое, она соблюдает равновесие. Если вам повезло с успешной карьерой, то, скорей всего, у вас проблемы дома, и наоборот. Я же отхватила большой кусок торта и наивно полагала, что так будет всегда. А потом Гри отправили работать под прикрытием. Я не имею с ним никакой связи, и в моем паспорте более нет отметки о замужестве, впрочем, о разводе тоже. Человек с забавным именем Аристарх Бабулькин, мой Гри, словно растворился, получается, будто его и не было. Окольными путями до меня дошла весть о кончине двух бывших агентов спецбригады, моего мужа и Марты Карц, но потом я получила подарок .

Лучше перестать думать о Гри. Мне ясно, что он жив, но понятно и другое: я никогда не увижу любимого, не стоит даже надеяться на возможность свидания. Гри изменили внешность, ему вручили новые документы, у него, очевидно, есть семья, он человек с другой судьбой, в которой нет места для Тани Сергеевой. Как однажды сказал Чеслав: «Сотрудник спецбригады имеет лишь одно право — это право на внеурочную работу». Я знала, на что соглашалась, когда подписывала многочисленные бумаги. Впрочем, нет, я не понимала всей серьезности своего решения, а теперь поздно. Из бригады не уходят никогда, даже в старости, на пенсии, став дряхлой старушкой, я могу пригодиться тем, на кого работаю. Дорогие мои, никогда не относитесь пренебрежительно к бабушке, которая тащится вдоль прилавков супермаркета, выбирая пачку печенья подешевле, и не подсмеивайтесь над старичком, надевшим на себя летом ушанку. Откуда вам знать, кто они по профессии? Вероятно, дедуля заведовал управлением в некоей структуре, название которой лучше не произносить вслух, а бабуля легко попадает из любого оружия в кусочек рафинада, и они сейчас на работе, возраст служит им лучшим прикрытием.

Я вцепилась в руль. Главное сейчас — успокоиться. Димон очень внимательный, он моментально сообразит, что я почему-то разнервничалась, и пристанет с вопросами. А я не собираюсь рассказывать правду. Никому! Даже Коробку!

В отличие от меня, Гри хорошо разбирался в компьютерах. Я частенько подсмеивалась над мужем, когда он в редкие свободные минуты самозабвенно играл во всякие «бродилки» и «стрелялки».

— У каждого свой способ отдыхать, — отбивался Гри, — ты читаешь любовные романы и смотришь романтические комедии, я бегаю с лазерной пушкой по коридорам замков.

Стать агентом под прикрытием может далеко не каждый человек. Не всякий сотрудник спецслужб сумеет трансформироваться в другую личность. Не надо думать, что агенту придется изображать некоего Васю Петрова на людях, а оставшись наедине с собой, можно будет вновь стать Сережей Ивановым. Сережу придется похоронить. Теперь вы Вася. И это будет основной проблемой не только для вас, но и для тех, кто руководит операцией. Почему? Допустим, вы Сережа Иванов, сотрудник отдела по борьбе с наркотиками, которому удалось под личиной многократно судимого Васи Петрова проникнуть в среду наркодельцов. С волками жить — по-волчьи выть. Иванову придется думать, как Петров, вести себя, как Петров, и в конечном итоге он может стать Петровым, потеряет свое «я», превратится в настоящего бандита. Сколько агентов на самом деле сменило окрас навсегда? На этот вопрос нет ответа, но то, что такое возможно, хорошо известно тем, кто готовит агентов к спецоперациям. Люди, идущие на службу в особые структуры, как правило, имеют авантюрный склад характера и очень часто похожи на тех, с кем борются. Хороший следователь должен мыслить, как преступник, только тогда он поймает негодяя. Отличный агент под прикрытием становится частью криминального мира, иначе его мигом раскроют. Если долго смотреть в пропасть, она затягивает.

Но даже полностью изменившись, Ваня Петров сохранит кое-что от Сережи Иванова. Ну, допустим, любовь к помидорам или привычку спать на правом боку, вытянув руку вдоль тела, носить махровый халат, мыться не мягкой губкой, а жесткой мочалкой. Крохотные бытовые мелочи на первый взгляд незначительны, но именно из-за них агенты проваливаются. В школе КГБ когда-то рассказывали студентам о человеке, который успешно проник в среду наркоторговцев на Ближнем Востоке. Он был безупречен, его биография кристально чистой, он считался своим. А потом, идя по базару, агент купил пакетик арахиса и съел его. Что тут особенного? Любовь к орехам дилер, который прикидывался арабом, принес из своей прошлой жизни, московский мальчик любил арахис. Юноша с детских лет говорил на арабском, имел соответствующую внешность, его тщательно подготовили, но забыли предупредить, что в той стране, гражданином которой он успешно прикидывался, мужчина никогда не возьмет в руки арахис. Во многих восточных государствах считается, что этот орех губительно влияет на потенцию. Маленький бытовой штришок, но он удивил того, кто наблюдал за парнем, и в конечном итоге привел к его провалу. К чему я об этом вспомнила? Единственный отдых для Гри — пребывание в компьютерной игре. Только там он может расслабиться.

Едва я увидела в списке участников ник «Астраханский Слон», как сразу поняла, что это мой муж. Четыре года назад я купила здоровенный арбуз, с трудом втащила его в дом, оставила на полу в кухне и, когда Гри вошел в квартиру, радостно объявила:

— Мне удалось найти настоящий астраханский «полосатик»! Вон какой огромный!

— Если «вон какой огромный», то он узбекский, — возразил Гри, — в Астрахани вызревают средние по размеру арбузы.

Мы поспорили, в конце концов, муж со словами:

— Сейчас точно скажу, откуда в Москву привезли твое приобретение, — шагнул в кухню и… пнул арбуз, который подкатился к порогу.

Раздался треск, Гри крякнул.

— Ну точно, Узбекистан, аж бордовый внутри.

Я расстроилась.

— Ну теперь-то без разницы, где он вырос, а ты слон! Настоящий астраханский слон!

Эта фраза вылетела у меня от досады, в ту же секунду мне стало смешно, а Гри собрал с пола красно-зеленые руины и сказал:

— Астраханский слон извиняется. Он готов искупить свою вину. Пошли в кино.

Происшествие было благополучно забыто. Возвращаясь после сеанса домой, мы купили новый арбуз. Гри прочитал мне лекцию о том, как лучше выбирать плод, объяснил разницу между «мальчиком» и «девочкой», и я с тех пор никогда не ошибаюсь, ни разу не приобрела незрелый, а муж получил новую домашнюю кличку. Ну, согласитесь, прозвище Астраханский Слон — это не зайка, котик, пупсик, а нечто совершенно эксклюзивное. Какой процент мужчин может его носить? Только Гри.

Я припарковала машину и поторопилась к подъезду. Теперь вспомним анкеты участников игры «Виль». Астраханского Слона зовут Христа, вполне обычное имя для болгарина, румына, югослава. Но если вспомнить, что мой супруг по паспорту Аристарх! Вам понятно? Фамилия участника игры Улькин. Аристарх Бабулькин — Христ Улькин. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, с кем я сегодня пыталась наладить контакт в Сети. Гри скучает по мне, отсюда и ник «Астраханский Слон», муж и подумать не может, что его жена, полная интернет-идиотка, окажется в «Виле» под прозвищем «Незабудкина». Он просто общался с одной из новеньких. И как мне поступить дальше? Дать понять, кто я? Дружить с Гри, не раскрываясь? Может, мы потом договоримся о реальной встрече? Что делать? Никто не дает мне правильный совет. От Димона и Приходько происходящее надо сохранить в тайне, иначе я потеряю возможность беседовать с Гри. С другой стороны, необходимо выяснить, мой ли муж — владелец брачного агентства в «Виле». Да, ник оригинальный, но, возможно, это простое совпадение.

Я вошла в прихожую и, не снимая ни куртки, ни сапог, села на пуфик. Ох, Танечка, никто тебе не поможет, рассчитывай только на себя, повторяй почаще: «Я железная, стальная, я справлюсь, никто меня не согнет, не сломает. Я ванька-встанька, вернее, Маня-неваляшка, или мячик, который лишь выше подскакивает, получив удар, чем сильнее колотят по нему, тем круче его взлет!»

— Устала? — спросил Димон, выходя в холл. — Похоже, сегодня суперпробки, ты добиралась до дома больше четырех часов. Мне повезло, я проскочил за тридцать минут.

Я быстро навесила на лицо самое разнесчастное выражение и простонала.

— Город с ума сошел!

— Это все автокредиты! — сказала Валентина, выглядывая из другого коридора. — Я знаю, как бороться с пробками! Поймать всех, кто взял машину в долг, и запретить ездить на ней до погашения всей суммы. А еще проще решается проблема со взятками дэпээсникам! При помощи эсэмэсок! Тебя задержали, а ты отправляешь на короткий номер из четырех цифр слова: «Штраф за парковку в неположенном месте». Со счета уходит сумма, опля, все довольны. У каждого гаишника свой набор для эсэмэс-оплаты, они будут налоги платить с мзды. Круто, да?

Валентина исчезла.

— Что она тут делает? — удивилась я.

— Пришла к Лапуле, — пояснил Димон.

— И, похоже, уходить не собирается, — пробормотала я. — Надеюсь, ты обыскал новую подружку Лапы? Умка мог навесить на свою любовь микрофоны, камеры и прочие хитрые штучки. Будет вполне уместно просветить дамочку рентгеном, вдруг слишком умный Егор заставил ее проглотить булочку с «жучком»!

Глава 19

Идти к Вере Николаевне с пустыми руками было неудобно. Пожилые люди любят внимание, большинство старушек обожает сладкое, поэтому я не поленилась заехать в кондитерскую, изучила ассортимент пирожных и сказала продавщице:

— Дайте клубничный торт.

— Вишневый последний остался, — ответила она, — их всего три было. Два через пять минут после открытия забрали.

— Отлично, — сказала я, — но мне хочется йогуртовый с самой распространенной садовой ягодой — клубникой.

Торговка не спешила выполнить мою просьбу, она заявила:

— Я бы никогда не посмотрела ни на что другое, если в продаже есть вишневое пралине!

— Замечательно, — воскликнула я, — сколько с меня за клубничный?

— Он йогуртовый, — с презрением сообщила продавщица.

Я прочитала бейджик, прикрепленный к ее форменной блузке, и решила задать ей пару вопросов.

— Майя, клубничный торт несвежий?

— Все сегодняшнее!

— И он стоит как торт из вишневого пралине?

— Верно, — согласилась Майя, — вес один, цена тоже.

— Тогда дайте мне клубничный, — решительно сказала я.

Но продавщица вновь вступила в спор:

— Вишня на вкус приятнее, кисленькая такая.

— Поскольку торт предназначается не вам, тащите йогуртовый, — распорядилась я, — желание клиента закон.

— Валера, — недовольно заорала Майя, — поди сюда, вынь из холодильника картонку, мне не достать!

Из подсобки не спеша выбрался высокий парень и полез в высокий, подпиравший потолок холодильник.

— Который надо?

— Вишневый! — заявила Майя.

— Клубничный, — поправила я.

Валерий, кряхтя, снял с полки круглую коробку, Майя поставила ее на прилавок и сказала:

— Оплачивайте!

— Сначала покажите, что внутри, — потребовала я.

— Ну народ! — возмутилась торговка. — Только бы покапризничать. Любуйтесь!

Я посмотрела на бело-желтую гору.

— Почему здесь повсюду кусочки ананасов?

— Так украсили, — сердито ответила Майя.

Я схватила крышку.

— Ошибка вышла! Здесь написано: «Марципановый с ананасами. Способствует похудению». Странно, никогда не видела кондитерские изделия, которые уменьшают вес, но сейчас не хочу обсуждать эту тему! Где мой клубничный торт?

Майя открыла витрину и вытащила щедро посыпанный ягодами бисквит.

— Пойдет?

— Завязывайте, — обрадовалась я, вытаскивая кредитку.

— С карточкой на кассу, — меланхолично сказала Майя, — я принимаю исключительно наличку.

Мне пришлось сбегать в другой конец магазина и вернуться к вздорной бабе. Когда покупка оказалась в моих руках, я почувствовала себя военачальником, который победил в бою серьезного противника, и вежливо произнесла:

— Спасибо.

— Ешьте на здоровье, — проскрипела Майя, — потом спасибо скажете и еще придете.

Вера Николаевна самым внимательным образом проверила мои документы, проводила меня на кухню, взяла презент и, распутывая бечевку, произнесла нараспев:

— Сомневаюсь, что начальство выдало вам деньги на приобретение торта. В бюджет вашей бригады небось подобные траты не включены.

Я улыбнулась.

— У нас хорошее финансирование.

— Тогда вам повезло. Я постоянно билась с руководством, требовала новое оборудование для лаборатории, а высшие чины считали, что лучше обзавестись очередным креслом для своей задницы, чем позаботиться о специальных щитках, которые прикроют лицо прозектора в момент вскрытия. О! Выглядит аппетитно, вам первый кусок.

— Буду есть исключительно глазами, — пообещала я, — пытаюсь избавиться от лишнего веса, но пока он меня побеждает.

Вера Николаевна отошла к шкафчику и загремела чашками.

— Хоть я доктор по мертвым, но училась на лечфаке, в прозекторы подалась после практики на четвертом курсе. Не используйте диету.

— Почему? — заинтересовалась я. — Сейчас их огромное количество, во всем глянце разные варианты дают!

Вера Николаевна поставила на стол чашки с чаем.

— Человеческий организм легко приспосабливается к трудностям. Допустим, вы месяц едите одну капусту, больше не выдержите. И что произойдет, когда вы перейдете к обычной еде? Мозг, напуганный голодовкой, захочет создать запас, на случай если хозяйка опять отнимет у него питание. В результате потерянные килограммы прибегут назад и приведут десяток друзей. Диета не разовая акция, она стиль жизни.

— Я не смогу до конца дней отказаться от бутербродов с ветчиной, — честно призналась я, — обожаю тамбовский окорок с каймой жирка.

Вера Николаевна отхлебнула чай.

— И не отказывайтесь, ешьте спокойно.

Я похлопала себя по бокам.

— Тогда я точно превращусь в тетю Хрюшу.

Хозяйка поставила чашку на блюдце.

— Есть очень простой способ привести себя в норму. Употребляйте все, но делите порцию пополам. Допустим, раньше вы завтракали двумя бутербродами и запивали их стаканом кофе, куда клали четыре куска сахара. Значит, ешьте один бутер, полстакана кофе и пару кусов рафинада. На обед был суп, котлеты и пюре из картошки? Отлично, я не вижу никакой логики в раздельном питании, наш желудок давно приспособился получать белки вместе с жирами и углеводами! Наливаете полтарелки бульона, берете одну вторую от бифштекса и пюре. И так со всем! Лакомились пакетиком орешков? Там двести граммов. Теперь можете слопать лишь сто. Не забудьте про питье. Спокойно выдували литр кока-колы? Не буду читать лекцию о вреде сладких газированных напитков, но остановитесь на пятистах миллилитрах. Через полгода потеряете часть лишнего веса. Желаете еще похудеть? Отгрызите от рациона еще четверть. Вопрос не в продукте, а в том, сколько вы съедаете! Можно и на огурцах разожраться, если есть их грузовиками. Поэтому спокойно угощайтесь этим замечательным вишневым тортом. Я положу вам совсем чуть-чуть.

Тут только я перевела взгляд на блюдо и не удержалась от сердитого восклицания.

— Пралине! Ну чем руководствовалась продавщица, которая подменила коробку, пока я бегала на кассу? Я просила клубничный торт, а противная баба поступила по-своему, всучила вишневый!

Вера Николаевна аккуратно нарезала торт.

— Есть люди, которые уверены, что одни они правы, а остальные ошибаются. Навязывают всем свои вкусы. Сомневаюсь, что продавщица хотела вам насолить, она действовала из благих побуждений. Ну а теперь к делу. Какая проблема привела вас в мой дом? Она связана с моей профессиональной или личной жизнью?

— Знаете, что происходило с вашей внучкой в последнее время? — осторожно спросила я.

Вера Николаевна встала, взяла с подоконника пачку сигарет, щелкнула зажигалкой и вроде равнодушно ответила:

— Нет. Мы давно не общаемся.

— Алла рассердилась на вас за желание выйти замуж? — предположила я.

Старуха открыла форточку.

— Ей не понравился Иван Николаевич. Аллочка привыкла, что я верчусь вокруг нее. А тут появился другой человек, который стал претендовать на мое внимание. Обычная ревность. Алла никак не хотела понять, что я имею право на личную жизнь, а Иван Николаевич совсем не психолог, он из нашей структуры, кадровый работник, полутонов не признает, черное для него черное, белое — белое. Еще он человек откровенный, честный, врать и лукавить не желает. Ну и пошла у них с Аллой война, оба своей неприязни не скрывали. Девочка как-то раз ему в лицо закричала: «Хорошо устроился! Поселился в нашей квартире, где каждая вещь на деньги моего покойного отца куплена. Ее папочке как лучшему следователю дали! Ты дерьмовый работник, поэтому и жил в коммуналке. Никакой любви у тебя к бабушке нет, голый расчет!»

— Представляю, что он сделал, — вздохнула я, — небось надавал девочке пощечин.

Вера Николаевна села к столу.

— Нет, промолчал. Кстати, Иван Николаевич никогда рук не распускает, у него удивительная выдержка. Он поступил на свой манер. Через неделю положил перед Аллой папку и сказал:

— Специально снял для тебя копии документов. Поинтересуйся. Эти хоромы дали не Вениамину Михайловичу, а Вере Николаевне, ее начальство всех рангов очень уважает, поэтому и выделило ей «трешку». Зять пришел к теще примаком и не ушел от нее после кончины жены. Вениамину очень удобно было: превратил мать покойной супруги в кухарку, поломойку и прачку. Вера Николаевна вставала в пять утра, чтобы приготовить обед, убрать, тебя в школу отвести. Твой отец был спокоен за дочь. Но сейчас ты уже выросла, не догрызай чужую жизнь. Вера Николаевна родилась на свет не для того, чтобы служить внучке. Она имеет право на счастье.

— Сильное заявление, наверное, Аллу оно задело, раз она потребовала разменять квартиру и перестала с вами общаться, — предположила я.

Вера Николаевна повертела пустую чашку.

— Что случилось с Аллой? Я смотрела телесериалы с ее участием. Не могу назвать внучку великой актрисой, но она неплохо справлялась с ролями. А потом исчезла с экранов. Можете мне все рассказать, я не из тех, кто теряет сознание от шока, и с Аллой у нас отношения исчерпаны. Она меня не простила, я же считаю, что ничего плохого не совершила, действовала так, как мне предписывали ум и совесть. В детстве Алла была милейшим ребенком, я испытывала к ней жалость. Девочка потеряла мать, более того, она вроде явилась причиной ее смерти. Лене, моей дочери, врачи запрещали рожать, у нее был порок сердца, кардиолог сказал:

— Немедленно на аборт! Иначе никаких гарантий.

Дочка уперлась, мы с зятем отвезли ее в больницу, через день она вернулась, и, казалось, жизнь по-прежнему потекла.

Вера Николаевна отвернулась к окну.

— Лена повторяла: «Врачи перестраховщики, я рожу спокойно, отлично себя чувствую. Да, я обманула вас, не сделала аборт! И что?» В родах она умерла. Еле успели Аллу спасти. Мне не хотелось, чтобы внучка несла всю жизнь груз ответственности за ошибку Елены. Поэтому ей сообщили отредактированную версию событий: ее мама погибла в результате аллергии, якобы ей ввели лекарство, и случился анафилактический шок. Никто не виноват. Но, поступив на первый курс, Алла узнала правду и чуть не разорвала меня в клочья!

Старуха снова пошла за сигаретами и встала лицом к окну.

— Отлично помню, как она домой ворвалась, на кухню вбежала, скатерть со стола дернула и заорала: «Ты мне всю жизнь врала! Я ни слова правды не слышала!»

Когда поток обвинений иссяк, бабушка попыталась оправдаться, но внучка не желала ничего слушать, она выставила ультиматум. Вера Николаевна разводится с Иваном и более с ним не встречается. Или Алла навсегда покидает ее.

Хозяйка квартиры вернулась к столу.

— Ну хватит о нас с внучкой, говорите, зачем пришли.

Я набрала воздуха в легкие и обрисовала ситуацию с Аллой, Вера Николаевна молча слушала рассказ, я завершила его словами:

— Извините за причиненные переживания. Мы полагали, что вы в курсе дел внучки. Правда, ни Константинова, ни ее гражданский муж не упоминали вашего имени, но мы подумали, что женщина, которая поднимала малышку с младенчества, является для нее родным человеком.

Вера Николаевна криво усмехнулась.

— Вас не насторожил факт раздела нашей квартиры? Дорогие друг другу люди так не поступают.

— Иногда старшее поколение не хочет мешать молодым создавать свою семью, — возразила я. — Некоторые родители считают, что лучше отделить детей. Еще раз простите. Может, вы вспомните имена близких подруг Аллы, ее одноклассниц? Часто связи, завязавшиеся в школьные годы, бывают очень крепкими. С кем ваша внучка могла откровенничать?

— Уж точно не со мной, — сухо сказала Вера Николаевна. — С Марией Медведевой я не знакома, хотя, может, просто не помню ее имени, вероятно, девочка приходила к нам. Я привечала всех подруг Аллы. Если запретить ребенку приглашать приятелей, он устроится с ними в подъезде или отправится в чужой дом. Бог знает, что он там услышит, с кем познакомится, чем займется. Лучше пусть общение происходит на моих глазах.

— Очень мудро, — я похвалила я старуху. — Алле повезло с бабушкой.

— «Нет пророка в своем отечестве», — вспомнила крылатую фразу Вера Николаевна. — Внучка меня не оценила по достоинству, записала во враги. Я совершила ошибку, охраняла ее от неприглядной правды, берегла неокрепшую детскую душу. А что получилось! Одно время я бессонницей мучилась. Лягу в кровать и перебираю в уме мысли, словно четки. Может, следовало лет в шестнадцать посадить перед собой Аллу и сказать правду ей про маму-папу? Но как бы отреагировала девочка? Подростки излишне эмоциональны. Уходя от меня, Алла крикнула:

— Ненавижу тебя, проклинаю! Чтоб тебе счастья не видать и быстрее сдохнуть. Как видите, это не сработало. Я живу до сих пор, и вполне хорошо. Но в тот день я расстроилась, а Иван Николаевич, человек сугубо материалистических взглядов, вдруг сказал ей: «Как аукнется, так и откликнется. Закон бумеранга. Бросишь дерьмо, оно назад прилетит. Посеешь добро — пожнешь удачу. Ты свой выбор сделала, ступай с миром!» Ваня, иди сюда!

Я уловила тихое поскрипывание. В кухню въехала инвалидная коляска, в ней сидел худой старик, похожий на сердитую птицу.

Глава 20

— Здрассти, — сказала я, стараясь скрыть удивление.

Ну почему я считала, что Вера Николаевна одна дома? Она неоднократно упоминала про мужа.

— Ноги у меня не ходят, но голова на месте, — басом сказал Иван Николаевич, — и от торта я не откажусь. Отрежь, Верочка, кусок побольше!

— Доктор говорит, тебе сладкое нельзя, — укоризненно начала жена.

Муж стукнул кулаком по колену.

— Ну, е-мое. Никто еще пятьсот лет не прожил! Все врачебные советы чушь! Короче, давай бисквит! О! С вишней! Хорошо, что не с клубникой, не люблю. И чаю завари покрепче! Надо ей правду рассказать про Веню!

— Кому она сейчас нужна, — возразила жена, — история уже мхом поросла.

Иван Николаевич поправил плед на коленях, подрулил к столу, быстро отрезал себе большущий кусок и нацелился на него ложкой.

— Ваня! — воскликнула жена. — Ты как маленький! Немедленно отдели половину!

Старик подмигнул мне.

— Сердитая! Кстати, ей тот же доктор велел гимнастику от остеохондроза делать. И что? Она о ней и не вспоминает.

Вера Николаевна поставила перед супругом фарфоровый бокал. Иван потянулся к сахарнице, но жена успела быстро переставить ее на кухонный столик.

— Во! — воскликнул старик. — Натуральный геноцид и притеснение инвалидов.

— Или торт, или сахар, — решительно заявила жена. — Врач так сказал.

— Иди делай гимнастику, — засмеялся Иван.

Вера Николаевна возразила:

— В отличие от тебя я человек с медицинским образованием и понимаю, что в моем возрасте остеохондроз не лечится. Ну, если быть честной, он вообще не устраняется, его можно только сдерживать. Гимнастика мне без пользы.

— Женская логика во всей красе, — сказал Иван Николаевич, быстро поедая торт, — в ее случае врач дурак, а в моем — гений. Она не будет выполнять предписания медика, а я обязан его слушать с открытым ртом, записывать благоглупости. Не подумай, что мы к разным терапевтам ходим, нас один красавец лечит. Не завязываются у тебя, родная, бантики. Ты знаешь, что Катя — сестра Аллы?

Вопрос был настолько неожиданным, что я поперхнулась остывшим чаем и отреагировала довольно глупо:

— Вы ко мне обращаетесь?

— Ну не к Вере же, — воскликнул старик, — зачем у нее спрашивать то, что она лучше всех знает?

— Бочкина — сестра Константиновой? — обомлела я. — Родная? Но они не похожи!

— Отец один, матери разные, — вздохнула Вера Николаевна.

Я постаралась успокоиться.

— У вашего зятя было две жены? У Кати с Аллой разница в возрасте всего несколько месяцев.

— Вениамин был красавец, — перебила меня старуха, — по нему сохло пол-управления. Некоторые женщины на все готовы, лишь бы мужчину заполучить. Дом наш ведомственный, своим квартиры давали, чужаков не было!

Старуха примолкла.

— Говори, говори, — поторопил ее муж, — все давно покойники, никому плохо не станет, а бригада, от лица которой Татьяна пришла, должна владеть информацией в полном объеме. Я, как сотрудник органов, не имею права ничего утаивать, ты тоже. Давай, тут все свои, далеко правда не утечет, Таня человек обученный, с любовником дела не обсуждает, ведь так?

— У меня никого нет, — спешно сказала я, — родители давно скончались, первый муж тоже.

— А второй? — мгновенно задал следующий вопрос Иван Николаевич. — С ним что?

Оставалось лишь удивляться прозорливости вроде бы немощного старика.

— Почему вы решили, что я выходила замуж дважды?

Иван облизал ложку.

— Ты сказала «первый муж умер». Если он был один, то фраза прозвучала бы иначе «муж умер». К чему уточнение, а?

— Второй меня бросил, поэтому мне не с кем болтать долгими зимними вечерами, — сердито сказала я.

— Идиот, — возмутился Иван Николаевич. — Ушел от такой красавицы! Роскошной женщины! Умницы! Плюнь ему вслед и забудь!

— Ваня! — укоризненно воскликнула Вера Николаевна. — Не ругайся при женщинах!

— Значит, при остальных, детях и мужиках, можно? — хмыкнул супруг. — Я не матерюсь. Если таракана назвать тараканом, это констатация факта! Парень, который уходит от красотки…! А Вениамин идиот! Знаю, Вера, ты его за сына считала, но что он натворил!..!

Вера Николаевна быстро отрезала кусок торта и подала Ивану Николаевичу.

— Рот затыкает, — улыбнулся тот, — ничего, я это быстро съем. Ты рассказывай, а я поправлю, если ошибешься.

Следователь Вениамин познакомился с дочерью Веры во время праздничного концерта, который был устроен в клубе МВД ко Дню милиции. Елене тогда исполнилось двадцать шесть, и мать начала опасаться, как бы девушка не осталась одна. Но Лена очень кстати оказалась около Вени на соседнем кресле, молодые люди понравились друг другу, парень ухаживал за ней пару месяцев, потом отвел ее в загс и переехал в просторную квартиру Веры Николаевны.

Вопреки всем анекдотам теща обожала зятя, а тот, рано потерявший родителей, платил ей горячей любовью. К Лене у Веры Николаевны была масса претензий. Дочь уродилась вредной, всегда хотела настоять на своем, не признавала ничьего авторитета, любила поскандалить с мужем, могла в запале поколотить посуду и наговорить резкостей. Когда мать пыталась объяснить Елене, что в семейной жизни главное — уважение и терпение, та сдвигала брови и кричала:

— Не тебе меня учить! Через сколько месяцев после свадьбы от тебя мой отец удрапал? Отлично ты себя вела, раз он смылся и больше никогда не проявлялся!

Еще Лена была скрытной, не советовалась с матерью и не любила заниматься хозяйством.

Веня же советовался с тещей:

— Ты не занята? Не знаю, как лучше поступить, давай обсудим ситуацию.

Еще он охотно бегал в магазин за овощами, без напоминания выносил помойное ведро, всегда пребывал в хорошем настроении и говорил Вере Николаевне:

— Вот стану министром, мне дадут дачу, ты там цветы разведешь.

Если Вера Николаевна приползала с работы усталая, Веня не гнушался стащить с нее сапоги, принести горячего чаю и выслушивал ее жалобы на рабочие неурядицы. Конечно, их очень сближала служба в одной сфере, Вениамин с полуслова понимал медэксперта, подчас они вместе рассматривали снимки, при взгляде на которые Лена начинала орать:

— Уберите немедленно! Меня тошнит!

Дети у молодых не получались, но Вера Николаевна не переживала. Она не отличалась особым чадолюбием, младенцы не вызывали у нее ни малейшего восторга, кроме того, она знала, что у дочки больное сердце, и понимала: из Лены не получится хорошая мать. Но дочь была о себе другого мнения. Она решила родить ребенка. Не последнюю роль в создавшейся ситуации сыграла настойчивость Вениамина и Веры, которые умоляли Елену послушать врача, избавиться от плода, не подвергать свою жизнь опасности. Чем больше упрашивали ее родные, тем строптивее делалась Лена. Может, оставь они ее в покое или, наоборот, начни бурно радоваться беременности, Елена назло им побежала бы на аборт. Но вышло иначе.

После смерти дочери Вера Николаевна растерялась. Она не очень понимала, как поступить с неожиданно очутившейся на ее руках Аллочкой. Но Веня быстро нашел выход.

В соседней скромной однушке жила секретарша Светлана, беременная на шестом месяце. О девушке по управлению бродили разные слухи. Кое-кто говорил о связи симпатичной брюнетки с кем-то из высшего руководства. Ну за какие заслуги тридцатипятилетней бабе дали отдельную квартиру? Другие считали Светочку стукачкой, исправно доносящей кому надо о настроениях в коллективе. Беременность секретарши породила массу разговоров, но конкретного имени отца ее будущего чада никто назвать не мог.

Веня сбегал к соседке, а потом сказал Вере:

— Светка не горит желанием возвращаться на работу, она давно мечтала о ребенке и не хочет сдавать его в круглосуточные ясли. Но ей не на что жить, а нам понадобится няня.

— Отличная идея, — обрадовалась теща, — всем будет хорошо.

И Света начала заботиться об Аллочке.

Примерно через год Вере Николаевне стало казаться, что Веня ее сын, а Света почтительная невестка, Алла и Катя — родные внучки. Светлана вела домашнее хозяйство, Вениамин полностью ушел в работу, его считали одним из лучших следователей и поручали особо трудные дела. Девочки подрастали, порой они дрались, бурно выясняли отношения, но в общем-то жили мирно. Когда малышки пошли в первый класс, Света отправилась на курсы, потом устроилась на службу в фирму и перестала работать у соседей. Вера Николаевна теперь была вынуждена заниматься домашним хозяйством и внучкой.

— Света на нас обиделась? — как-то спросила теща у зятя.

— Конечно, нет, — успокоил ее Веня, — ей надо свою жизнь устраивать, няня не профессия для молодой женщины.

— Я думала, мы родные, — вздохнула медэксперт, — а она больше к нам не заходит!

— Я платил Свете деньги за уход за ребенком, — напомнил Вениамин Михайлович, — она их отрабатывала. Полагаю, мы останемся друзьями, у нее сейчас просто нет времени на поход в гости. Светлана поняла, что ей пора позаботиться о своем будущем.

— Тебе тоже, — не выдержала Вера Николаевна, — не ладно бобылем жить.

— Я никогда дочери мачеху не приведу, — отрезал Веня. — Закрыли эту тему.

Теща решила не спорить, но в глубине души надеялась, что Вениамин рано или поздно устроит свою судьбу. Зять хорош внешне, у него покладистый характер, многие дамы из управления с удовольствием побегут с ним в загс, в конце концов Константинов найдет свое счастье. Но Вениамин Михайлович жил монахом, никаких баб не приводил, сам по гостям не бегал, существовал в режиме работа-дом-работа.

Алла подрастала. Когда ей исполнилось девять лет, девочка резко изменилась, начала хамить бабушке, с пеной у рта отстаивала собственное мнение, обижалась и злилась по каждому поводу. К сожалению, Вениамин не хотел замечать назревающих проблем.

— Ерунда, — отмахивался он, — пройдет! Все подростки бузотеры.

Но Вера Николаевна расстраивалась. Ей не хотелось, чтобы из Аллы выросла вторая Елена. Бабушка решила учесть все ошибки, которые совершила, воспитывая дочь, и стала проявлять строгость.

Пятнадцатого декабря Алла не пришла домой к десяти вечера. Бабушка обзвонила всех ее одноклассников, не нашла внучку, впала в истерику, стала искать зятя, но тот тоже словно сквозь землю провалился, к телефону в кабинете не подходил, а мобильных тогда еще не было.

Алла заявилась около полуночи. Вера отчитала внучку, та ей нахамила, вспыхнул скандал. В самый разгар военных действий раздался телефонный звонок, бабушка схватила трубку и услышала знакомый голос одного из милицейских начальников:

— Немедленно приезжай в морг.

Эта фраза медэксперта не удивила, странным показалось лишь то, что ее произнес один из первых людей управления, но Вера Николаевна была слишком возбуждена семейными неурядицами, чтобы заострять внимание на данной детали. Она заглянула к Алле, увидела, что вредная девчонка спит, тщательно заперла квартиру и поторопилась на работу.

В прозекторской находилось четверо мужчин: начальник управления Арсений Павлович, его заместитель Илья Борисович и два незнакомца с хмурыми лицами. На столе лежал труп в одежде. Веру Михайловну сначала это возмутило. Вот здорово! А где дежурный медэксперт? Что, тело прибыло с места преступления самостоятельно? Если срочное вскрытие предстоит делать Вере, то куда подевался ее помощник? Затем эти чувства вытеснило любопытство — высшее руководство редко спускается к патологоанатомам, собственно говоря, Вера не помнила такого случая! Значит, стряслось нечто из ряда вон.

— Что у нас? — быстро спросила она.

— Вроде самострел, — как-то странно сказал Илья Борисович.

Вера натянула халат, перчатки, зажгла точечную лампу у стола, направила пучок света на рану и сказала:

— По первому впечатлению похоже на суицид. Но необходимо детальное исследование. Оружие при нем нашли? Если…

— Вера, — остановил ее Арсений Павлович, — ты на лицо посмотри.

Илья Борисович перебил шефа:

— Там каша! Костюм посмотри, руки, часы, обувь. Иван, поддержи ее.

Один из незнакомцев крепко взял медэксперта за локти. Вера Николаевна поразилась, но посмотрела на одежду, увидела бежевую рубашку, галстук в крапинку и неожиданно подумала:

«Ну надо же! У Вени есть похожий…»

А потом пришло понимание: на столе лежит труп зятя.

Глава 21

В ту ночь Вера домой не вернулась. Арсений Павлович и Илья Борисович спешно решали вопрос, как поступить с телом Вениамина. Факт самоубийства следователя требовалось скрыть, как, впрочем, и все остальные нюансы тоже. После того как Вера Николаевна завершила свою работу, Иван отвез ее домой и откровенно рассказал, что произошло.

Некоторое время назад Вениамин работал над делом серийного убийцы Валерия Локтева. Следователь вышел на преступника, он не сомневался в его виновности, но никаких прямых улик найти не удалось. Вениамин Михайлович очень переживал, но Локтев выдержал все допросы, не поддался на провокации, и его отпустили.

Спустя шесть месяцев Локтева нашли убитым в одном из московских парков. Теперь Валерий из подозреваемого превратился в жертву. Вениамин Михайлович не мог вести это дело, его отдали другому следователю, Кириллу Гонкину, который постоянно консультировался с Константиновым. Под подозрение попали родственники жертв Валерия. Кирилл считал, что с Локтевым посчитался кто-то из мужей убитых им женщин, но у всех оказалось неопровержимое алиби. Дело тихо перешло в разряд висяков. Личность Локтева была настолько отвратительной, что Кирилл не испытывал ни малейшего энтузиазма, разыскивая человека, пристрелившего гадину, более того, Гонкин сочувствовал парню, который совершил самосуд. Нет, не стоит думать, будто Кирилл считал, что гражданам следует самим разбираться с преступниками. Но иногда машина правосудия буксует. Немалое количество сотрудников МВД хоть раз, да испытывало в своей жизни желание придушить педофила или насильника, убийцу, маньяка, которым благополучно удалось избежать наказания.

Еще чуть-чуть, и папки с бумагами по убийству Локтева очутились бы на полке в спецархиве, но внезапно у Гонкина возникла идея проверить, а что случилось с другими мерзавцами, которыми в разное время занимался Вениамин Михайлович?

Почему молодой следователь принял такое решение? Его насторожил взгляд Константинова. Гонкин в очередной раз зашел к Вениамину в кабинет, о чем-то спросил его, а потом уныло сказал:

— По Локтеву труба.

— Помяни мое слово, тут дело в мести, — ответил старший коллега.

— Я проверил всех мужей, отцов, братьев, любовников и коллег по работе тех, кого убил Локтев. Пустышка, — окончательно расстроился Кирилл. — Ох, не погладят меня по голове за глухарь.

— Привыкай к оплеухам, — усмехнулся Константинов, — у нас не хвалят. Если хорошо сработал, то так и надо. А вот если напортачил, тут тебе от всех достанется. Локтева убрал родственник жертвы, Валерий на моих допросах ни в чем не признался, думаю, были еще несчастные, лежат где-то закопанные тела, мы обо всех не знаем. Некто из их окружения и постарался.

Гонкина охватила безнадежность.

— Ну тогда тупик. Информация об убитых умерла вместе с Локтевым. А его киллер вел себя, как профи, зацепиться не за что!

Именно в этот момент Вениамин поднял глаза от бумаг, встретился взглядом с Кириллом, и Гонкин неожиданно понял, что лучший следователь управления испытывает удовлетворение, удовольствие. Каким образом Кирилл прочитал эмоции Вениамина? Почему сообразил, что Константинов знает, кто убил Локтева? Сто раз потом Гонкин задавал себе эти вопросы, но не мог найти на них ответ. Он просто понял это, и все.

Напуганный своими подозрениями, Кирилл стал изучать старые дела, и перед ним развернулась странная картина. За последние годы — а глубоко Гонкин не копал. — Константинова постигло несколько неудач. Два дела были закрыты из-за смерти основных подозреваемых, но там обошлось без криминала, одного убили сокамерники, второй умер в сизо от инфаркта. А вот четверо других преступников так и не понесли наказания. Они ускользнули от правосудия, потому что доказать их вину не удалось. Галина Андреева, акушерка в роддоме, убивала новорожденных детей, мстила роженицам за свою несчастную женскую судьбу. Вениамин знал, что на совести бабы не одна жертва, но, увы, Андреева осталась на свободе. Георгий Павлов, серийный насильник, Лариса Финкина, отравившая всех своих мужей, и отставной майор Николай Веников, который развлекался по ночам поджогом квартир. Все они, по мнению Константинова, были виновны, но избежали суда, и всех потом убили неустановленные лица.

В кулуарах МВД давно курсируют слухи о некоем тайном обществе под названием «Белая стрела». Его члены, люди в погонах, опытные следователи, оперативники, медэксперты, ведут борьбу с преступниками, и в отличие от суда им не нужно соблюдать всякие формальности. Если Совет организации решает, что преступник достоин смерти, его непременно убьют, а потом тщательно заметут следы.

Кирилл не знал, существует ли это общество в действительности, но то, что Константинов казнит тех, кто ушел от закона, он понял.

Гонкин пережил не лучшие дни, когда смог доказать вину Вениамина Михайловича. Попробуйте встать на его место и поймете, как тяжело пришлось парню. Константинов взял его под свое крыло, всегда помогал советом. Гонкин знал, что Вера Николаевна заведует лабораторией, уважал ее и понимал: когда правда о Вениамине станет известна, его теще придется туго. Кроме того, Кирилл не осуждал Вениамина. Нет, умом он осознавал, что нужно соблюдать закон, но, изучив дела четырех не осужденных, лишний раз убедился: в судопроизводстве есть дыры, которые на руку преступникам.

Промучившись неделю, Гонкин набрался смелости и совершил должностное нарушение: минуя свое непосредственное начальство, пошел к Илье Борисовичу и честно доложил о своих выводах. Замначальника управления велел Кириллу молчать. Дальнейшие детали дела остались ему неизвестны. Спустя два дня после беседы Кирилла с Ильей Борисовичем Вениамин поздним вечером покончил с собой в служебном кабинете. Он оставил подробную предсмертную записку, в которой признавался, что лично расправлялся с теми, кто представлял опасность для общества. Иван Николаевич читал письмо самоубийцы и хорошо запомнил его заключительную часть: «Я спас жизнь многим потенциальным жертвам. Сколько бы женщин погибло от рук серийного насильника Георгия Павлова, который любил медленно мучить беспомощные жертвы? Я не чувствую себя виноватым и ни на минуту не раскаиваюсь в содеянном. Жаль, что приходится уходить из жизни, но мои товарищи и братья продолжат борьбу с теми, к кому государство относится излишне лояльно. Почему девочка, укравшая из магазина туфли, получает восемь лет, а педофил не садится на скамью подсудимых и, смеясь в лицо родителям изуродованного им ребенка, отправляется отдыхать на курорт? Сколько детей должно пострадать, чтобы негодяй очутился за решеткой? Я прекрасно знаю, что ждет Аллу и Веру Николаевну, если их ближайший родственник попадет на зону. Всю жизнь девочка будет писать в анкетах: «Отец осужден за убийства».

На самоубийство меня толкает забота о близких, а не раскаяние за содеянное».

Арсений Павлович и Илья Борисович решили скрыть правду от всех. Начальникам не хотелось выносить сор из избы, они не желали разговоров об обществе «Белая стрела», на участие в котором открыто намекал в своем предсмертном письме Вениамин. Тело следователя спрятали в надежном месте, его кабинет ночью спешно отмыли от крови не уборщики, а Кирилл Гонкин и Иван Николаевич. Вере Николаевне пообещали иммунитет и сохранение места работы, если она заявит, что у зятя случился инфаркт. Труднее всего было придумать, как восстановить лицо следователя. Попрощаться с одним из лучших сотрудников придет большинство коллег, все они профессионалы, а опытный глаз увидит то, что никогда не заметит обыватель. Но с этой проблемой справился опытный гример. Константинова благополучно кремировали, Вера Николаевна сохранила свой пост, Иван Николаевич стал навещать дочь покойного, приносил девочке подарки. В конце концов, он сделал предложение теще Константинова, его ничуть не смущала разница в возрасте. Вера всегда смотрелась моложе своих лет, а Иван из-за трудной работы выглядел старше.

Спустя некоторое время Вера вышла на пенсию, и они с Ваней прожили вполне счастливо до того момента, как заболела соседка Светлана. Кате тогда исполнилось шестнадцать, денег Бочкиным не хватало, девочка отправилась учиться на медсестру, она по-прежнему дружила с Аллочкой, часто заглядывала к ней, а вот Светлана заметно избегала общения с Верой Николаевной еще при жизни Вениамина, а после его похорон вообще не пересекалась с соседями. Узнав, что Светлана тяжело больна, Вера Николаевна искренне расстроилась, купила фруктов и направилась к бывшей няне. Дверь открыла Катя.

— Как мама? — поинтересовалась бабушка Аллы.

Катя опустила глаза.

— Не очень хорошо.

— Можно к ней зайти? — спросила Вера Николаевна.

— Сейчас узнаю, — пробормотала Екатерина и убежала.

Вернулась она через пять минут и смущенно забубнила:

— Тетя Вера, поймите, ей плохо. Мама стесняется в таком виде людям показываться.

— Тогда передай от меня корзинку, — сказала Вера.

Катя взяла фрукты, Вера ушла, но не минуло и часа, как Екатерина примчалась к ней и сказала:

— Мама очень просит вас зайти.

Едва Вера Николаевна увидела огромные, растерянные глаза Светы, сразу сообразила, что соседка скоро умрет. Света спросила:

— Что? Совсем плохо?

Прозектор опомнилась и постаралась изобразить непонимание:

— Ты о чем, Светлана? Если про погоду, то на дворе кошмар, дождь, слякоть, холод.

Бочкина махнула рукой.

— Не прикидывайтесь! Обеим нам ясно, что мне жить пару дней осталось. Я все ломала голову, стоит ли вам правду открывать? Сначала решила, будет лучше, если она со мной в могилу уйдет, но вдруг сообразила: у Катюхи-то никого не останется, вы ей вроде тети, авось поддержите в трудную минуту.

Вере Николаевне стало безмерно жаль Свету, она взяла ее за руку и твердо сказала:

— Не сомневайся, мать, конечно, я ей заменить не смогу, но другом стану.

— Вы всегда говорили, что Веня вам как сын родной, — тихо сказала Света.

— Верно, — подтвердила Вера Николаевна, — он был лучшим из тех, кого я знаю. Честный, благородный, заботливый, умный, необыкновенный отец, обожал Аллу.

— Точно, — со странным выражением на лице перебила ее Светлана. — Для одних леденец, для других камень. Катя его особенно не волновала, он лишь об Алке и вас пекся. Хотя деньги платил, надо быть объективной, тут он вел себя честно!

Вера Николаевна, забыв, что перед ней больная женщина, возмутилась:

— И зачем бы Вене Катю как дочь любить?

— Потому что она тоже его родная дочь! — брякнула Света.

Вера ахнула, а Бочкину прорвало. Она выложила Вере Николаевне шокирующую правду.

Светочка давно была влюблена в Веню Константинова. Секретарша старалась почаще сталкиваться с симпатичным следователем, а тот всякий раз, увидев девушку в столовой или коридорах управления, улыбался. Света считала поведение Вени многообещающим, надеялась, что скоро Константинов сделает решительный шаг, пригласит ее в кино или на прогулку. И Вениамин действительно сделал тот самый шаг. Увы, не в сторону Бочкиной. Он женился на Лене и стал соседом Светланы по дому.

Запретный плод сладок, чужой супруг многим кажется лучше своего, а неразделенная любовь легко может стать навязчивой. Свете следовало поплакать в подушку, забыть Вениамина и попытаться устроить личную жизнь, но Константинов постоянно маячил перед глазами. Она ежедневно видела его на работе и частенько встречала на лестничной площадке. А еще она знала, что семейное счастье Вени вовсе не было безоблачным. Иногда Лена и Веня достаточно бурно выясняли отношения, крик соседки проникал в однушку Светы, и ей было до боли жаль Константинова. Она с тоской думала: «Если б Веня достался мне, то он бы никогда не расстраивался. Ну почему повезло противной Лене? Господи, сделай так, чтобы Веня хоть разок ласково посмотрел в мою сторону!»

Если просишь чего-то у судьбы, то четко формулируй свои желания, в противном случае тебя неправильно поймут. Именно так и случилось со Светланой. Елена забеременела назло родным, беспокоившимся о ее здоровье, не сделала аборт, но согласилась лечь в клинику, чтобы быть под наблюдением врача. В понедельник Веня отвез супругу в больницу. Вечером того же дня, где-то около восьми, он позвонил в дверь к Бочкиной и смущенно попросил:

— Свет, разреши, я с твоего балкона на наш переберусь!

— Ключ потерял? — догадалась она.

— Ума не приложу, куда он подевался, — развел руками Веня. — Лена в медцентре, мама с Ильей Борисовичем уехали в командировку в Воронеж, вернутся послезавтра, а я, растяпа, связку посеял.

— Заходи, — кивнула Света, — могу ужином угостить.

— Не откажусь, — обрадовался Веня, — я проголодался аки тигр, но перспектива готовить фрикадельки меня не вдохновляет.

— Фрикадельки? — удивилась Светлана. — Ты можешь приготовить столь сложное блюдо?

Веня открыл портфель, выудил из него красно-белую пачку с надписью «Сибирские» и серьезно сказал:

— Для приготовления сочных фрикаделек надо очистить пельмени от кожуры.

Незатейливый бородатый анекдот рассмешил Бочкину до слез, она накормила Веню макаронами с сыром, напоила чаем, а потом они внезапно оказались в постели.

Неделю после происшествия Веня не общался со Светой, потом пришел к ней и прямо сказал:

— Свет, сам не знаю, как это случилось. Я люблю Лену, мы ждем ребенка, ну прости дурака! Не собираюсь изменять жене, я не из тех, кто заводит любовниц.

— Понятно, — кивнула та, — можешь не бояться. Ни Елена, ни Вера Николаевна ничего не узнают.

Светочка мечтала, чтобы Константинов хоть один раз посмотрел в ее сторону, и богиня судьбы услышала ее мольбу, выполнила заказ. Вениамин один раз посмотрел на Светлану. Второго не случилось. Вот только у Бочкиной оказались экстраординарные способности к зачатию, Катя получилась сразу.

Вера Николаевна отшатнулась от больной.

— Вот почему Вениамин пристроил тебя к нам няней! Он заботился о незаконнорожденной дочери и любовнице.

— Вы неправильно меня поняли, — пролепетала Света, — всего один раз у нас с ним и было, Веня любил только Аллу и вас, я стала досадной ошибкой, к Кате он нежных чувств не питал. Но Веня был удивительно порядочным человеком, мы с ним договорились: я помогаю воспитывать Аллу, получаю зарплату, и еще он дает деньги, сколько может, чтобы Катюша не нуждалась.

— И ты согласилась? — поразилась эксперт.

Света попыталась сесть в кровати.

— Я его очень любила и после смерти Лены надеялась, что он оценит меня по достоинству, в конце концов женится, Катя получит отца, а Алла мать в моем лице, всем будет хорошо. Но Веня весь ушел в работу, он обожал лишь старшую дочь, Катерина ему не нравилась.

— Твоя девочка знает, кто ее отец? — прошептала Вера Николаевна.

— Нет, — ответила Света, — я обещала Вениамину сохранить тайну, а еще боялась, если обнародую истину, вы меня возненавидите, Алла с Катей поцапаются, придется мне квартиру менять. И я до последнего ждала, что Веня поймет, что лучше меня никого нет. Но даже если б он меня в загс отвел, я не сказала бы вам, кто отец Катюши. У меня никого нет, вы вроде как моя семья, глупо получилось, но уж как есть. Правду открыла лишь по одной причине: если вы Веню сыном считали, то знайте, есть у вас еще одна внучка. Не бросайте Катюшу, она круглой сиротой станет.

Глава 22

Иван Николаевич оглушительно чихнул и поехал к чайнику, стоявшему на отдельном столике, Вера Николаевна примолкла, а я решилась нарушить молчание лишь после того, как оно стало тягостным:

— И как вы поступили? Сообщили девочкам правду?

Медэксперт зябко поежилась.

— Все размышляла, следует ли их ставить в известность? Алла очень ревнива, она с Иваном Николаевичем из-за меня чуть ли не дралась, ей казалось, что любовь это пирог, если его один ест, то ему все достанется, коли на двух делить, ополовинится. Близких подруг у Аллы не было, одна Катя, я боялась, что их хорошие отношения с треском лопнут. А затем…

Вера Николаевна прикрыла лицо ладонью.

— У меня голова разболелась.

— В те годы газета выходила, — неожиданно сказал Иван Николаевич, — называлась она «Солнце», да еще с эпиграфом «Луч прогоняет тьму». Типа нынешней «Желтухи». Вот там одна журналистка и напечатала статью, ну, типа, расследование репортера. Любят они вонючие материалы, вытаскивают на свет всякую дрянь, где приукрасят, где наврут. Положат в основу материала один правдивый факт и накрутят вокруг него лжи!

— Эта женщина к нам приходила, — сказала Вера Николаевна, — под видом режиссера. Алла как раз на первый курс института поступила, о славе мечтала, думала, ее прямо сегодня в Голливуд позовут. Мы с Иваном Николаевичем пытались девочку в хорошую, надежную профессию направить, лицедейство вещь несерьезная, единицы прорываются, остальные прозябают, но Алла нас не слушала. Ваня тогда сказал:

— Верушка, не надо ей противоречить, в театральный вуз с улицы не попасть, нужно соответствующих родителей иметь. Нехай попробует, не сдаст экзамены — выберет другую дорогу. А вот если мы на своем сейчас настоим, она нас всю жизнь упреками будет мучить, дескать, коли б не вы, сейчас бы я получила десять «Оскаров».

Вера согласилась с мужем, даже придумала, как утешить внучку, если та срежется на первом туре. Но Аллу приняли! А ближе к зиме журналистка приехала. Заявилась утром, когда Алла на занятия ушла, и завела разговор:

— Студентка Константинова отобрана на роль в фильме, но поскольку ей еще восемнадцати не исполнилось, необходимо ваше разрешение на работу.

Я, дура старая, ей поверила! Чаем угостила, детские фото Аллы показала, там были и снимки девочки с Веней.

— Не кори себя, — велел Иван Николаевич, — репортеры выдающиеся вруны, они ложью на жизнь зарабатывают.

Вера Николаевна сдвинула брови.

— Нет, мне стоило насторожиться. Она в туалет попросилась, в спальню Аллы заглянула, а когда я по ее просьбе альбом достала, на головную боль пожаловалась, начала в сумке рыться и приговаривать:

— Ох, забыла дома аспирин!

Ну я и пошла за аптечкой!

Вера Николаевна нахохлилась, Иван Николаевич подъехал к жене и взял ее за руку.

— Через неделю статья появилась! Уж как эта стерва предсмертную записку Вениамина раздобыла, одному черту известно, но она ее в своем материале процитировала. Все вытряхнула, назвала фамилии тех, кого Веня казнил. Кто-то из наших ей хорошо помогал, но вот кто? О делах Константинова знал очень ограниченный круг людей, все умели хранить секреты. Знаешь, почему Арсений Павлович тогда из дома Веру в морг вызвал? Отчего он ей труп зятя продемонстрировал? Уж не из жестокости. Не доверял начальник другим патологоанатомам, а убедиться в том, что это самоубийство, хотел. Всякого мы на своей работе навидались. Собственноручно составленная записка не аргумент. Если тебя хорошо напугать, что угодно напишешь. Живые врут, мертвые никогда. Пришлось Вере вскрытие Вени делать, чтобы сомнений не осталось. Понимаешь, на что мы пошли, как тайну хоронили? Не один год секрет под камнем лежал, и тут вона! Я во всех, кто тогда в морге был, как в себе уверен.

— Вероятно, журналистка кого-то обманула, — мрачно сказала Вера Николаевна, — ну, как меня. Она в газете снимки из нашего семейного альбома напечатала: Алла с Веней, мы втроем. Ну и расписала все в красках! Мол, Вениамин Константинов руководил организацией «Белая стрела»! Лично расстреливал тех, кого считал виновным! Творил самосуд! Часто ошибался! Вот, например, акушерка Галина Андреева замечательная женщина, младенцы умирали оттого, что в роддоме не было нужных лекарств. Георгий Павлов никого не насиловал, он просто попал в поле зрение следственных органов, его вину не доказали. Всех мерзавцев репортерша обелила, а из Вениамина сделала монстра, сумасшедшего, получилось, что он маньяк. И как вам такое?

Я тяжело вздохнула и решила промолчать. Если мы хотим жить в правовом государстве, нельзя подменять собой правосудие. Вина человека должна быть доказана, никакая интуиция, размышления, логические цепочки к делу не пришьешь. Следователь абсолютно уверен, что «N» убил свою жену? Супруги плохо жили, ссорились, соседи рассказывают об их драках, «N» орал: «Я тебя зарежу», а потом женщину нашли в луже крови? А еще у муженька была любовница, и он по завещанию супруги получил ее бизнес? Ну тут все предельно ясно, сомнений нет, кто зарезал бедняжку. Простите, а где улики? Вот если на орудии убийства найдутся отпечатки пальцев мужа, обнаружится свидетель, который видел его входящим в квартиру за короткое время до убийства, на его одежде в свете специальной лампы проявятся замытые следы крови жертвы, тогда другой разговор. Имел ли право Вениамин Михайлович распоряжаться чужими жизнями? Понимал ли он, что, убивая людей, сам стал преступником?

Вера Николаевна неправильно истолковала мое молчание.

— Я тоже была в шоке. Для нашей семьи началась черная полоса. Идешь по двору, соседи перешептываются, стали звонить бывшие коллеги по работе, ахать, жалеть, кто одобрял Вениамина, кто спрашивал: «Это правда?» Люди на редкость бесцеремонны.

— Хуже всего получилось с Аллой, — перебил жену Иван Николаевич, — за ней толпой бегали корреспонденты из аналогичных изданий, всем хотелось ее комментарий получить.

— Что могла сказать внучка? — воскликнула Вера. — На момент самоубийства отца девочка была младшеклассницей, и она ни о чем не подозревала!

Иван Николаевич откатился в другой конец кухни.

— Алла повела себя отвратительно. Она обвиняла во всем Веру, устроила немыслимый скандал, кричала: «Мерзкая старуха! Ты продала газете эту историю, получила за нее деньги, предоставила мои фото! Что, муж за бесплатно с тобой не спит?»

Я тогда еще не обезножел, схватил хамку за плечи и вон вытолкал.

Вера Николаевна подошла к мужу и положила ему руку на плечо.

— Чего не скажешь на пике эмоций. Я думала, она остынет, мы помиримся, но Алла закусила удила. Прислала к нам Екатерину, а та заявила: «Внучка не желает больше вас знать, разменивайте квартиру, отдавайте ее долю. Не захотите по-доброму, Алла обратится в суд». Мы разменялись и переехали сюда.

— Аллу более не видели, — подхватил Иван Николаевич, — я сериалы по телевизору не смотрю, а Вера их любит, говорит, девчонка сейчас звезда, в многосерийных фильмах снимается. Нас, слава богу, никто не трогает, новые соседи ничего не знают, живем тихо.

— Друзья все поумирали, — грустно сказала Вера Николаевна, — их и раньше немного было, в основном бывшие коллеги, а сейчас и вовсе не осталось. Что у Аллы теперь происходит, не расскажем, она нам ни разу не звонила.

— Если занимаешься делом, необходимо досконально изучить и настоящее, и прошлое фигурантов, некоторые события отбрасывают длинные тени, — по-учительски серьезно сказал Иван Николаевич, — я всегда придерживался в работе этого правила, оно никогда не подводило. Помнится, был у меня эпизод, мужчину столкнули под электричку. Сначала это несчастным случаем посчитали: толпа на платформе, все в двери ломились, ну и смели мужика. А потом все раскрутилось! Оказалось, его к праотцам бывшая одноклассница отправила, очень он ее, когда был мальчишкой, доводил, издевался, гнобил. Девочка терпела, молчала, спустя много лет увидела бывшего мучителя возле поезда, хотела мимо пройти, а однокашник возьми да скажи:

— Ну, привет! Ты ваще не изменилась!

Вот при этой фразе у нее предохранители перегорели. В момент свершения преступления им по сорок пять исполнилось. Ушла б убийца от ответственности, ну кто про школьную вражду вспомнит, когда людям скоро пенсию оформлять! Но меня учили асы, теперь таких великих сыскарей нет. Я с тобой опытом поделюсь. Всегда тщательно изучай прошлое, до детства иди, нароешь кучу интересного, у каждого есть тайничок, оттуда часто призраки выбираются.

— Сильно у Аллы лицо испорчено? — вдруг спросила Вера Николаевна.

— Страшно выглядит, — честно сказала я, — правда, ее гражданский муж уверен, что ситуацию можно исправить, он владелец центра, где создают и производят новые косметические средства, человек со средствами и связями в мире медицины.

— Но маловероятно, что внучка сможет продолжать карьеру киноактрисы? — продолжала Вера Николаевна.

— Да, — согласилась я, — Андрей Болотов очень надеется на восстановление относительно приличного вида жены, но перед камерой ей уже не стоять.

— Еще хороший мужик попался, — резюмировал Иван Николаевич, — другой бы ее бросил.

— Вы, конечно, знаете, что психология разделяет преступления на мужские и женские? — спросила Вера Николаевна.

Я кивнула:

— Сейчас учусь на профайлера, нам о таком рассказывали.

— Что такое профайлер? — удивился Иван Николаевич.

Жена неожиданно заулыбалась.

— Вот не смотришь сериалы и пребываешь в неведении. Я из многосерийных лент узнала кучу деталей. На Западе давно существуют специалисты, которые, изучая поведение преступника, составляют его психологический профиль. Их называют профайлеры.

— Чушь собачья! — отрубил Иван Николаевич. — Типа мама в детстве за двойки ругала, поэтому, став взрослым, сын у людей деньги крадет? Напридумывают ерунды, потом сами в нее верить начинают.

— Ты и компьютер «железным дураком» называешь, а его применение в криминалистике совершило революцию, — возразила жена.

Я встала на сторону Веры Николаевны.

— Профайлер, исследуя преступления серийного маньяка, рано или поздно добирается до его детства. Иван Николаевич, вы же сами советовали копать глубоко.

— Искать факты, а не хрень! — фыркнул бывший оперативник.

— Профайлер резко сужает круг подозреваемых, — не сдалась я, — он создает профиль, определяет: «Преступление совершил мужчина европейской внешности, у него свободный рабочий график, вероятно, он служит доставщиком пиццы, продуктов, заказов из интернет-магазинов и т. д. Очень аккуратен, водит минивэн, не женат, обожает кошек, любит мороженое, крайне аккуратен, входя в чужой дом, надевает бахилы». С каждой новой озвученной чертой характера все яснее становится, где искать преступника.

— Ну и как он это узнает? — насупился Иван Николаевич. — Не мели чушь!

— Тебя не переубедить, — мягко сказала Вера Николаевна. — Но, признай, есть мужские и женские преступления.

— Бабы редко применяют огнестрельное оружие и ножи, — нехотя согласился супруг. — Они травят человека лекарствами или науськивают на свою жертву любовника.

— Сомневаюсь, что представитель сильного пола мог подмешать в крем кислоту, — сказала медэксперт, — больше это смахивает на обиженную бабу, очень женское желание — изуродовать лицо соперницы. Я бы предположила наличие у мужа любовницы.

— Маловероятно, — отмела я эту версию, — Болотов так заботится об Алле, он окружил ее заботой, непохоже, что у него есть еще одна связь.

— Тогда обратите внимание на актрису, которая получила роль Аллы, — сказала старуха, — мужчина, как правило, сразу убивает, а бабе хочется жертву помучить, насладиться ее отчаянием. Поговорите с Аллой, спросите: «Кто вам регулярно звонит, сочувствует, постоянно твердит: «Ты непременно поправишься». Очень часто такое поведение характерно для преступницы.

Несмотря на то что хозяева были в прошлом сотрудниками МВД, я не стала рассказывать им о подозрениях в адрес Зинаиды Митко, но сама подумала о ней.

Иван Николаевич подрулил ко мне и проникновенно сказал:

— Собака глубоко зарыта. Вера ас в своем деле, но она с мертвыми общалась, а я с живыми. Ноги у меня отказали, но нюх остался. Вот я и задаю сейчас вопросы: кто той журналистке правду о Вене рассказал? Зачем она похороненную историю раскопала? Кто слил информацию? Какие цели преследовал?

— Не мудри, — остановила супруга медэксперт, — ищите ревнивую, обиженную бабенку. У этого Болотова сейчас посторонних связей нет, но, вероятно, ранее были. Или крем отравила другая актриса. Вечно ты ищешь мотив в глубине, а он лежит на поверхности.

— Хорошо, проверю все ваши соображения, — пообещала я, — но давайте отвлечемся от Аллы. Кому могла насолить Катерина?

Вера Николаевна начала загибать пальцы:

— Пыталась отбить чужого мужа. Помешала продвижению по службе коллеги. Кого-то обидела. Масса вариантов. Но точный не назову.

— И вам не кажется странным, что с обеими сестрами случилось несчастье? Пожалуйста, вспомните, вдруг Бочкина, навещая вас, что-то сказала, обронила фразу про их общего с Аллой знакомого, которого они обе боятся? Ну хоть что-нибудь!

Иван Николаевич, не говоря ни слова, поехал к мойке, а его супруга удивилась:

— Отчего вы решили, что мы встречались с Екатериной? Она к нам не заглядывает. И про их родство с Аллой ни одна душа, кроме Светы и нас с Ваней, не знала, я вам рассказала, потому что вы этим делом занимаетесь.

— Стоп! Ох я старый пень! Почему раньше не догадался! Татьяна! Ты сказала, что с Катей тоже случилось несчастье. А ну посмотри на меня! — велел Иван Николаевич.

Я постаралась выдержать взгляд старика, но не смогла.

— Ну ответь, — мрачно сказал бывший оперативник, — зачем к нам приехала про врагов Аллы и Кати узнавать? Отчего у них самих не спросишь?

Я начала оправдываться.

— Алле только что сделали очередную процедуру, она в клинике!

— Ага, а с Екатериной что? — насупился Иван Николаевич. — Она где? Говори правду! Со своими лучше по-честному! Мы люди опытные, крепкие, в истерику не ударимся.

Мне пришлось рассказать про бутылку с киселем.

Иван Николаевич и его жена с каменными лицами выслушали мой рассказ, потом старик выдвинул очередную версию:

— Думаю, актрису изуродовала коллега, Катя с Аллой были в теснейшем контакте, Бочкина, наверное, поняла, кто виноват, и начала шантажировать преступницу. Она из породы людей, способных на вымогательство. У Екатерины всегда был пунктик насчет денег, она в детстве мечтала разбогатеть. Непременно нажмите на даму, которая получила роль Аллы в сериале. Я уверен, без нее тут не обошлось!

— Да, да, конечно, — твердила я.

Иван Николаевич повернулся к жене:

— Напиши ей фамилию, имя, отчество и прочие данные той журналюги, что статью про Веню напечатала. Когда очерк вышел, я взбеленился, отыскал паскуду, хотел ее взгреть, да Вера удержала!

— Я за руки его схватила, — подтвердила та, — к сожалению, в ее материале была правда. Другой вопрос, как она ее преподнесла! Если на репортершу налететь с кулаками, она свободой прессы прикроется, любой суд выиграет. Ее адвокат заявит: «То, что репортер преступников обелила, не вранье, а ее личное мнение». А вот Ивану, если бы он по шее бабенке накостылял, пришлось бы за нанесение телесных повреждений отвечать. Сбегает эта гадина в больницу, зафиксирует синяки, и тогда бы не отвертеться Ване, и снова шум пошел бы, оно нам надо?

— Но ты ее найди, порасспрашивай, — не утихал бывший опер. — Смотри, какая цепочка вырисовывается. Алка поступила на первый курс — и бац, статья с разоблачениями Вени. Смерть Константинова была объявлена естественной. Как репортерша до всего докопалась? Ее наняли, чтобы Алле навредить. А когда не получилось, Алла не сорвалась, в институте ее травить не начали, а, наоборот, выбилась в звезды, тут ей внешность изуродовали. Носом чую, на Аллу охота идет!

Я постаралась не улыбнуться. У Ивана Николаевича чувствительный нос, а Приходько нет-нет, да и скажет «спиной чую». Каждому свой орган помогает в расследовании.

— Ерунда, — возразила Вера Николаевна, — вечно ты все усложняешь. Большинство актрис друг друга ненавидит. Смотри на вещи проще. Преступница хотела получить роль Аллы и заимела ее.

Я послушала некоторое время спор супругов, получила бумажку с координатами журналистки, распрощалась со стариками и медленно пошла вниз по лестнице. Не имела я права рассказывать бабушке Аллы и Ивану Николаевичу про интернет-сайт с загадками. Да и не понял бы оперативник сути дела, персонального компьютера у него нет. Следует признать, выйдя на пенсию, профессиональных навыков Вера и ее муж не растеряли, выдвинули хорошие, крепкие версии про коллег Аллы и журналистку, которую наняли, чтобы причинить вред Константиновой, но мне требовалось выяснить, с кем дружили пострадавшие, кого они обидели до такой степени, что к ним подослали киллера с загадками. Увы, никаких имен Вера Николаевна и ее муж не назвали.

Глава 23

Весна в этом году выдалась странная. Утром светило солнце, и я, не подумав как следует, влезла в бежевый плащ, дополнив его нежно-розовым шарфом. Очень уж надоело ходить в черном пальто или темно-коричневой куртке вкупе с тяжелыми сапогами, захотелось ярких красок. Но за то время, что я просидела у бабушки Аллы, погода резко испортилась, сейчас над городом висела черная туча, из нее лил дождь. А если в Москве начинается ливень, я непременно забываю дома зонтик. Вернее, не так. В Москве начинается ливень, потому что я забыла дома зонт. Я умею влиять на погоду в столичном регионе. У меня в запасе есть несколько безотказных методов вызывания осадков. Про зонтик вы уже слышали. Но он не особенно действенен, ему под силу устроить лишь скромную морось. А вот если я помою машину, да еще потрачусь на полировку джипа и чистку салона, вот тут начнется ураган, торнадо, цунами, стая перепуганных ворон залетит в джип и уделает сиденья. Москвичи даже не предполагают, от каких природных катаклизмов я спасаю их тем, что не заезжаю на мойку.

Кстати, аномально жаркое лето прошлого года тоже моих рук дело. В начале апреля Димон вдруг захотел оборудовать квартиру кондиционерами. Какой-то его интернет-приятель обзавелся фирмой по установке «ветродуев» и предложил Коробку свои услуги.

— Андрюха только раскручивается, — радовался хакер, — поэтому недорого берет, заманивает клиентов, рассчитывает, что потом я расхвалю его продукцию всем знакомым.

— Будешь рекламировать сплит-системы? — ехидно спросила я. — Ну-ну. Про болезнь легионеров слышал? О воспалении легких знаешь? И для кошек это нездорово, они простужаются. Зачем нам короба под потолком? В Москве лето один день длится.

Коробков внял моим советам, но едва он отказался от услуг знакомого, как столбик термометра уперся в отметку сорок градусов и остался там до середины сентября. В июле, озверев от жары, хакер позвонил своему дружку и попросил его все же оборудовать квартиру кондиционерами.

— Надо было соглашаться раньше, теперь цена возросла в десять раз, — спокойно сказал новоявленный бизнесмен, — лето на славу выдалось, не помню такого.

И никто не помнил! Метеорологи наперебой выдвигали все новые и новые причины аномальной жары, но я-то знала: Африка в Москве наступила из-за меня, ведь это я уговорила Димона не обзаводиться охладителями воздуха.

Размышляя о своих уникальных способностях, я, осторожно огибая лужи, шла к своему джипу. В какой-то момент мне пришлось ступить на проезжую часть, с тротуара водительская дверь не открывалась. В ту же секунду мимо промчался седан и попал передним колесом в яму, наполненную водой. Фонтан грязной жижи взлетел ввысь и осел на моем плаще, превратив светло-бежевый наряд в одеяние бомжа.

Я чуть не зарыдала от обиды. Неужели водитель меня не заметил? Мои сто кило сразу бросаются в глаза. Нет, шофер просто поленился затормозить! Из-за его невоспитанности мне придется ехать переодеваться, а тренч предстоит сдать за немалые деньги в химчистку.

Я стащила испорченную шмотку, отправила ее в багажник, села за руль и поторопилась домой, одновременно рассказывая по телефону шефу о результатах своего визита к Вере Николаевне.

В прихожей у вешалки валялись два больших мужских ботинка, их сосредоточенно обнюхивала кошка.

— Эй, надеюсь, у тебя нет преступных намерений? — спросила я и отпихнула киску от штиблет. — Ты кто? Гера или Лера?

— Мяу, — недовольно сказало животное, и лишь тогда я сообразила, что наши питомицы все рыжие, а в прихожей стоит черный кот.

Сейчас по нашему дому разгуливает Бонапарт Умки, а огромные кожаные «лыжи» небось принадлежат его пронырливому хозяину. Егор проник в квартиру, он думает, раз Димон и я находимся на работе, самое время нашпиговать наши комнаты «жучками». Валентина специально подружилась с наивной Лапулей, она шпионка, засланная Егором.

Я решила поймать мерзавца на месте преступления и на цыпочках подкралась к гостиной. Оттуда слышался возбужденный мужской голос:

— Цвет стен отвратителен!

— Солнечно-песочный, — робко возразила Лапуля, — зайчику подходит, хотя лучше голубой, но он будет, когда все получится, поэтому пока вот так!

— Я не специалист по зайцам, — заявил бас, — хотите здоровую Музу, озаботьтесь изменением интерьера. Психологическое напоминание о пустыне болезненно, оно вызывает тягостные эмоции…

Мое любопытство стало нестерпимым. Я вошла в комнату, увидела Валентину, Лапулю, долговязого, абсолютно лысого дядьку и спросила:

— А где Умка?

— На работе, — ответила Валентина.

— И лучше всего будет комната с окнами на юг, — неожиданно произнес мужчина.

— Танюшечка, хочешь жить на Красной площади? — засуетилась Лапуля.

Вопрос прозвучал странно.

— Нет! — категорично ответила я.

Губы Лапы задрожали, в глазах появились слезы.

— Танюшечка! Очень-очень надо! Иначе Муза умрет!

— Ну какая тебе разница? — загудела Валентина. — Не вредничай! Красная площадь большая! Там можно с комфортом устроиться!

— Плиииз, — пропела Лапа, — кошечка, душечка, свинюшечка!

Я ощутила себя персонажем пьесы абсурда и решила внести каплю здравого смысла в океан маразма.

— Мне хорошо и в моей комнате.

Лапуля простерла вперед руки.

— Она душненькая, маленькая, плохенькая, убогенькая!

— В ней накоплена плохая энергетика, — подпела Валентина. — Больная, косоногая аура, фэншуйский косяк.

— Красная площадь светлая, — ныла Лапуля. — Ну клевенькая такая!

У меня закружилась голова.

— Танюсенька, — захлопала в ладоши Лапуля, — зайчик перестанет тошниться! Он желает Музе здоровья и… этого… самого…

— Психологического комфорта, — с умным видом подсказала Валя.

— Но где прикажете мне спать? — от удивления задала я глупый вопрос. — В Мавзолее? Историческом музее? Храме Василия Блаженного? Или мне раскинуть палатку на Лобном месте? Если честно, больше всего мне нравится ГУМ, там есть гастроном, много бутиков с красивой одеждой, кафе, туалеты, в принципе, не самое плохое место для жизни. Одна беда, мне не разрешат свою кровать у фонтана поставить! Поэтому я останусь на прежнем месте. Если, по вашему мнению, Красная площадь Эльдорадо, то можете туда сами перебираться!

— Чего она наговорила? — попятилась Лапуля. — Про мавзолейчик?

— Шутила она, — объяснила Валентина, — типа юмор!

— А-а-а, — протянула будущая мать зайчика, — Танюсечка, если ты переберешься на Красную площадь, Муза поселится в твоей комнатке. Ей нужны окна на юг. Ну скажите, Яков Сергеевич!

Лысый дядька кивнул:

— Правильное освещение залог здоровья.

— Муза умирает, — всхлипнула Лапуля, — от… ну… этого… еще его из яиц получают!

— Желток, — услужливо подсказала Валентина.

Лапа вытерла лицо рукавом розового спортивного костюма из плюша.

— Вау! Цвет другой.

— Белок! — сообразила Валя.

Лапуля схватилась пальцами за виски.

— Когда она была не моя, то я о плохом не думала. Но раз приобрела, то расстраиваюсь. Из Музы белки высыпаются горой! Когда все закончатся, ей кранты. Зайчик не переживет, он ее любит. Муза заскучала, и вот! Новость! Еще и стены плохие! Ну, плиз, Яков Сергеевич, объясните Танюсе, она умненькая, разумненькая, глаза добрые, поможет Музе, переедет на Красную площадь.

— Нарушения обмена веществ могут привести к скорой гибели даже устойчивого экземпляра, а в вашем случае наблюдается излишняя эмоциональность вкупе с неправильным содержанием. Музе надо предоставить необходимые условия, — не моргнув глазом, продекламировал незнакомец.

— Стоп! — воскликнула я. — О какой Музе вы говорите? О той, что посещает поэтов-писателей-музыкантов?

— Танюленька, мы ее вместе для зайчика приобрели, неужели ты позабыла? — укоризненно спросила Лапуля и взяла со стола… черепашку.

Я перевела дух.

— Отлично помню рептилию. Но при чем здесь Муза?

— Это ее имя, — растолковала Валентина, — черепашоня Муза.

— Минуточку, вчера ее обозвали то ли Герой, то ли Герасимом, — опешила я.

— Я передумала! — подпрыгнула Лапа. — Дома есть кошка Гера. Крикнешь черепашечку, прибежит кисонька, спросит: «Что надо?» И наоборот, тоже получится очень неудобненько. Каждому свое имечко необходимо!

Я закрыла глаза. Пару дней назад я была в супермаркете и услышала замечательный диалог. Покупательница с возмущением выговаривала продавщице:

— Зачем вы взвесили сыр? Я хотела колбасу!

— Так вы потребовали полкило «российского», — ответила женщина по ту сторону прилавка.

— Разве не понятно, что я успела передумать, пока вы ходили? — заморгала клиентка.

Ей-богу, Лапуля ее родная сестра! Так, попробую сообразить, что она задумала. Черепашка Муза въедет в мою спальню, а мне почему-то предложили для жилья Красную площадь? Кто-то из нас сумасшедший! Говорят, что человек с поврежденной психикой считает всех окружающих ненормальными. Мне сейчас неадекватными кажутся и Лапуля, и Валентина, и лысый незнакомец. Интересно, свидетельствует все перечисленное о том, что это я тут с левой резьбой?

Я вздохнула и спросила у мужчины:

— Кто вы такой?

— Доктор наук Яков Сергеевич Загребин, — поклонился тот.

— Лучший черепашатник в мире, — запрыгала Валентина.

— Дедушка Константина Сергеевича из магазина, где я купила Музу, — зачастила Лапуля. — Бедненькая черепашечка, вчера она заплакала…

Валентина сжала кулак и продемонстрировала мне:

— Вот такими слезищами!

Перебивая друг друга, подружки завели рассказ, и я постепенно разобралась в этой истории.

Утром Лапуля начала кормить приобретенную накануне черепашку, но та не пожелала отведать завтрак. Она втянула в панцирь голову, лапы и предпочла не реагировать на внешние раздражители. Лапа впала в панику, но вот уж чудо, проявила несвойственную ей сообразительность, нашла визитную карточку, полученную от продавца, и вызвала Якова Сергеевича. Загребин определил у Музы сильный стресс. Я появилась в квартире в тот момент, когда доктор наук советовал переселить черепаху в комнату, окна которой выходят на юг. У нас в квартире есть только одно такое помещение. Там живу я.

— Танюсечка, свинюсечка, кошечка, лисонька, ну согласись! — канючила Лапуля.

— Она зайчика ждет! — выдвинула железобетонный аргумент Валентина. — Ей нервничать нельзя, иначе получится истеричный, судорожный, больной зайка, с кашлем, мигренью и выпадением белка! Ну прямо как Муза.

Переезжать в другое помещение мне не хотелось, но волновать Лапулю сейчас действительно нельзя.

— В принципе я готова перебраться на новое место, — осторожно сказала я, — вот только меня слегка смущает Красная площадь. Надеюсь, Муза не растеряет весь белок из своего организма, если я останусь в квартире? Готова переселиться… ну… хоть в эту гостиную.

Валечка всплеснула руками:

— Так мы о ней и толковали! Стоим сейчас на Красной площади!

— Сами все сделаем, — засуетилась Лапуля, — в один день! Муза въедет в бывшую комнату Танечки. Танюлечка — в гостиную. Вау! Круто! Я поеду жить к Музе! Мой будуарчик превратится в гостиную.

— Не пойдет, он маленький, — расстроилась Валентина.

— Ох, правда, — наморщила лоб Лапуля. — О! Сообразила!

Я втянула голову в плечи. Избави нас, Господи, от идей Лапы.

— Муза к Танюсе, Танюся в гостиную, я к Музе, библиотека в будуарчик, кухня в бывшую библиотеку, если разбить стену между ней и кабинетом котика, выйдет суперски, — огласила новый план наша Барби.

— Котику может не понравиться, что у его кабинета не хватает стенки, — вполне разумно сказала Валя. — Умка бы точно распсиховался. Мужчины очень странные, любят взаперти сидеть, не со всеми вместе!

Лапуля нахмурилась, но туча быстро улетучилась с ее милого личика.

— Ванную переместим к Анфисе, Фису отправим в кухню, Музу к Танюле, Таня в гостиную, туда и Маргошу, им вдвоем хорошо будет, спальню Марго сделаем общей и…

Я подняла руку.

— Есть простое предложение. Пусть Муза живет у меня. Я не против черепашки.

— О! Нет! — возразила Лапа. — Музоньку купили зайчику, а не Танечке! Он с ней должен постоянно общаться, а не ты.

— Я лучше придумала! — подскочила Валя. — Поменяйтесь с Таней комнатами, и усе!

— Она хочет в гостиную! — всхлипнула Лапа. — Постоянно про Красную площадь твердила!

Я попыталась успокоить Барби.

— Неправда. Кстати, почему вы именуете общую комнату «Красной площадью»? Только запутали меня этим названием.

— Она большая-большая, — объяснила Лапуля, — парадная.

— И занавески зеленые, — дополнила Валя.

В кармане моих брюк затрезвонил мобильный.

— Если хотите, меняйте нас с Лапулей спальнями, мне без разницы, — сказала я, вышла в коридор и приложила трубку к уху.

— Ты где? — поинтересовался Коробок.

— В сумасшедшем доме, — вздохнула я, — только что стояла на Красной площади, она украшена шторами цвета молодой травы, тут собрание народа, спасают Музу от потери белков.

— Интересная у тебя жизнь. Поторопись в офис, — велел хакер.

Глава 24

Когда я вошла в комнату, где мы обычно проводим мозговой штурм, то первым мне на глаза попался Умка.

— Ну, здрассти, — разозлилась я, — тебя сюда звали?

— Сам приехал, — не обиделся Егор, — вам же не нравится, когда я незримо присутствую и помогаю, поэтому я объявился в реале.

— Тань, глянь сюда, — попросил Димон.

Я присела около Коробкова и уставилась на экран.

— Ну как? — незамедлительно поинтересовался Умка. — Впечатляет?

— Что? — удивилась я. — Обычная, не особенно богатая московская квартира. В комнате стенка, дешевый диван, пара кресел, повсюду барахло разбросано.

— Дай четверть, — распорядился Умка.

Димон сделал пару быстрых движений пальцами, экран разделился на несколько частей. В правом верхнем углу появилась ванная комната, там у рукомойника спиной к зрителям стояла абсолютно голая девушка и корчила рожи зеркалу. Похоже, она недавно принимала душ — на голове у девицы красовался тюрбан из махрового полотенца. Продолжая гримасничать, незнакомка взяла с полки баночку с кремом и начала отвинчивать крышку.

— Грудь у нее на самом деле небольшая, — разочарованно произнес Умка. — Как такое может быть?

— Лифчик специальный, — объяснил Димон, — со вставками. Тань, как он называется, ну когда в чашечках поролон проложен?

— Пуш ап, — машинально ответила я и тут же рассердилась: — Вы позвали меня смотреть порнографию? Отлично рабочее время проводите!

— Это круче фильмов с немецкими сантехниками, — заявил Умка, — когда-то такое шоу по телеку крутили, называлось «За стеклом», до сих пор где-то в Сети оно живет. Вот это типа того.

— В той программе участники знали про камеры, — сказал Коробок, — и работали на них. А здесь все без обмана! Она спокойна, чувствует себя в безопасности. Смотрите! Пошла в комнату!

Я проследила взглядом за девушкой, та действительно перешла в комнату, сдернула с головы полотенце, бросила его на пол, села в кресло, расставила ноги и начала щелкать пультом от телевизора.

— Не шикарно она живет, — констатировал Умка, — насчет пентхауса враки!

— Похоже на дешевую съемную квартиру, — предположил Коробок, — и телек у нее не супер!

Я наконец-то обрела дар речи.

— Что происходит?

Димон кивнул в сторону Умки.

— Он допер, пусть сам и объясняет. Не хочу себе чужие заслуги приписывать.

Егор вскочил, потом сел, снова встал и крикнул:

— Почему утки? Объясни! Зачем загадки кому-то рассылать? Резиновых водоплавающих раздавать? В чем смысл?

— Его нет, — вздохнула я, — владелец сайта — маньяк, убивающий тех, кто не смог пройти через все испытания.

Егор взъерошил и без того торчавшие волосы.

— Ладно, он псих! Но при чем тут утки?

Я постаралась ответить спокойно.

— Потому что убийца, как ты верно заметил, человек с левой резьбой! Его действия нельзя объяснить логически.

Умка погрозил мне пальцем.

— Не просекла ты фишку! Мы видели уток у двух девушек, у них было разное количество игрушек, но все стояли в одинаковых местах: ванная, комната, кухня.

Я не поняла, отчего Егора так беспокоит, куда игроки пристроили копеечных уток.

— Ну и что?

Умка подошел ко второму компьютеру и без разрешения Димона задвигал мышкой.

— Странно, что ты не замечаешь очевидного. Смотри, водоплавающие даже повернуты головами в одну сторону. Разве могут девушки, не сговариваясь, так их поставить?

— Хочешь сказать, что им велели отнести игрушки, например, в ванную и поместить на бортик? — протянула я.

— Именно! — обрадовался Умка. — Это веб-камеры. То, что ты сейчас видишь на компе Димона — трансляция чужой жизни в реальном времени. Неужели не узнала женщину?

Я перевела взгляд на первый ноутбук. Теперь девушка сосредоточенно рылась в шкафу. Вытащила колготки, натянула их прямо на голое тело, забыв про трусики.

— Нет, — сказала я, — что происходит? Не понимаю!

Димон откинулся на спинку стула.

— Место Аллы Константиновой в сериале заняла Инна Каретина. Сейчас ее очень агрессивно пиарят по всем СМИ: снимки в глянце, участие в телепрограммах. Продюсер Сергей Гаврилов опытный звездозажигатель, с новой главной героиней он делает то же, что ранее с Аллой. Народ хочет иметь кумира, небожителя. Ну разве может всеобщая любимица жить в халупе и ездить на метро? Держать актрису в нищете нельзя, тогда никто не поверит, что она звезда. Селебритис получают огромные деньги, это ж всем известно. Вон, в Голливуде по несколько миллионов долларов за роль платят даже актрисам второго эшелона. Чем мы хуже?

— Мы не хуже, мы беднее, — перебил Димона Умка. — Наши девочки из сериалов не Джордж Клуни, у них нет денег на покупку хорошей жилплощади, они маются в однушках, а прессе врут про загородные особняки, бриллианты и «Бентли».

— В одном ты прав, — не удержалась я от ехидства, — девочки не Джордж Клуни, он мужчина, а они принадлежат к женскому полу.

Но ни Димон, ни Егор не обратили внимания на мои слова. Умка начал говорить быстрее, чем Валентина:

— Инна вот уже несколько месяцев рассказывает корреспондентам о покупке пентхауса. На престижной жилплощади было сделано несколько фотосессий, но глянь! Вон она, юбчонку застегивает!

— Лажа, — щелкнул пальцами Коробок, — значит, прекрасные хоромы рекламный трюк! В действительности у нее обшарпанная однушка даже без так называемого евроремонта.

— В ванной дешевая косметика, — подхватил Умка. — Инна пока не получает больших денег!

Я молча слушала мужчин и в конце концов поняла, в чем дело.

Коробок с Умкой проявили недюжинную сообразительность. Они нашли сайт, вход на который разрешен исключительно тем, кому был известен пароль и кто оплатил доступ к информации. Простой пользователь никогда бы не добрался до этого уголка Интернета. Во-первых, надо знать, где забрасывать удочку, во-вторых, без кода не войти. Я не могу объяснить вам технические детали, не надо спрашивать у меня, на какие кнопки нажимали хакеры, чтобы стать зрителями реалити-шоу. Просто поверьте: они взломали защиту и попали в квартиру Инны Каретиной. Умка оказался прав. Уточки раздавались не просто так.

— Гениальная идея! — восхищался Димон. — Простая, как консервная банка. Наш Минотавр совсем не дурак.

— Минотавр? — повторила я.

— Мы дали ему кличку, — чуть раздраженно сказал Коробок, — слушай дальше. Минотавр рассылает по электронной почте письма, предлагает отвечать на загадки, получать призы, скопить семь штук уточек-наград, затем стать магистром, войти в некий Совет, получить респект и уважуху от всех участников викторины.

— По-моему, это глупость, — вздохнула я.

— Не на тебя рассчитано, — сказал Федор, входя в комнату. — На другой умственный уровень. Учти, есть люди, которым очень хочется стать победителем в любой игре, им викторина кажется прикольной, и сначала они легко с ней справляются. Девушка получает уточек. Одну, вторую, третью…

— Ей велят ставить их в определенных местах, — перебил Коробков. — Не знаю, как Минотавр убеждает участниц отнести приз в ванную, но они его слушаются, устанавливают дурацкую утку в нужном месте и…

— …становятся главными действующими лицами шоу для вуайеристов, — вклинился Умка, — трансляция идет в режиме нон-стоп. Представляешь, как интересно? Девчонка и не подозревает, что за ней подсматривают, ведет себя абсолютно естественно. Вот только ей никогда не стать победительницей, в конце концов она получит задание, на которое ответить не сумеет.

— И будет убита, — прошептала я. — Почему мы до сих пор сидим в офисе? Необходимо брать Минотавра.

— Мы не знаем, где он и кто, — нехотя признался Умка.

— Как это? — возмутилась я. — Димон, ты мне говорил, что анонимность Сети призрачна. Всегда можно вычислить адрес компьютера, откуда исходит информация!

Умка сложил руки на животе.

— Дима, ты такое говорил?

— Она меня неверно поняла, — мрачно ответил Коробок. — Тань, в Интернете есть темные болота, ну, например, те, где педофилы ловят детей. Знаешь, сколько усилий прилагают, чтобы обнаружить развратников?! След так запутан, что до хозяина компьютера не добраться.

— Самый верный способ прикинуться малышом и вызвать похабника на встречу в реале, — вздохнул Умка, — к сожалению, совсем не каждого можно отследить в Сети.

— Даже тебе? — без всякой иронии спросила я.

— Даже Коробку, — ответил Умка. — Минотавр отлично спрятался, нет возможности подобраться к монстру. Более того, мы не знаем, какое количество людей посещает его шоу.

— Ясно одно, они платят за зрелище, — уточнил Коробок. — И еще. По собственной воле вступить в викторину в качестве игрока нельзя. Никаких намеков на нее нигде нет, нужно получить персональное приглашение.

— Преступник сам выбирает жертву и зовет ее? — догадалась я.

— Точно, — согласился Умка.

Мне стало не по себе.

— Сколько женщин играло в эти загадки?

— Неизвестно, — коротко ответил Федор, — вероятно, были и участники мужского пола.

— Как долго существует сайт? — не успокаивалась я.

— Неизвестно, — нехотя буркнул Коробок.

— Как выбирают жертв? — нервничала я.

— Неизвестно, — хмуро повторил Приходько.

— Получается, мы ничего не знаем?! — воскликнула я. — Выследить Минотавра не можем?

— Хорошая новость, — сказал Умка, — мы в курсе, на кого он сейчас охотится, — на Инну Каретину.

— На хлебную крошку поймаем рыбешку, — прошипел Димон.

Меня охватило беспокойство.

— Смотрите, она уходит! Уже сумку берет!

— Не дергайся, — остановил меня Димон, — маньяк их на улице или на работе не трогает. Вспомни Бочкину и Медведеву.

— Мы считаем, что Минотавр имитирует самоубийства исключительно в домашней обстановке, — сказал Федор, — пока Каретина в городе, ей ничего не грозит. Таня, Дима, поезжайте к продюсеру Гаврилову. Умка, ты останешься в офисе, следи за трансляцией, работай по этой части.

— Йес, босс! — не смог скрыть радости Егор.

— Берем мою машину, — быстро сказал Димон, — сам сяду за руль.

Я не стала спорить.

— Меня вполне устраивает роль пассажира. Зачем нам продюсер? Не проще ли договориться напрямую с Каретиной?

Федор вышел вместе с нами в коридор.

— Неизвестно, как отреагирует Инна, вполне вероятно, впадет в истерику. Вернется домой и не станет себя вести обычным образом, зажмется, не дай бог начнет исполнять роль интердевочки. Минотавр заподозрит неладное, прервет трансляцию, заляжет на дно, исчезнет. Каретину нельзя предупреждать.

Я напряглась.

— Мы позволим наблюдать за ней исподтишка?

Приходько остановился у кулера и вытащил пластиковый стаканчик.

— Есть другие предложения? Я уверен на сто процентов, что уточек жертвам вручает сам киллер. Не будет он использовать помощников. Наша задача не спугнуть, выследить его, думаю, он сам притопает к Инне домой, переодетый курьером. Нам нужен домашний адрес Каретиной, а он есть у Гаврилова.

— Что, нельзя по прописке посмотреть? — буркнула я. — Коробок несчетное количество раз выуживал информацию о людях!

— Инна родом из Челябинска, — пояснил Димон, — была зарегистрирована в Подмосковье, в городке Нахабино. Так многие делают, платят какой-нибудь пенсионерке и прописываются на ее жилплощади. Каретина не стала исключением, а когда актрисой заинтересовался продюсер, ее «поселили» в доме девять по улице Колокольникова. Там офис Гаврилова. Журналистам врут про пентхаус, в действительности героиня телесериала где-то снимает дешевую квартирку.

— Где-то? — повторила я. — Мы видим ее на экране, значит, имеем адрес.

— Нет, обнаружить точку, откуда идет трансляция, не получится. Пожалуйста, не проси объяснять тебе технические детали, — взмолился Коробок, — просто поверь.

Приходько одним глотком осушил стакан.

— Давайте, ребята, не тормозите.

— Гаврилов может отказаться сотрудничать, — возразила я, — он испугается за свою звезду, в которую вложил деньги. Оставит Инну в офисе, отправит на ее квартиру верного человека, который уничтожит уток, заберет вещи актрисы, перевезет ее в другой дом и навсегда запретит ей пользоваться Интернетом. Уж извините, но я бы на месте Сергея повела себя именно так. С какой стати ему соглашаться делать из нее наживку? А вдруг что-то пойдет не так и Минотавр убьет Инну? Зачем помогать нам? Надо вывести из-под удара Каретину и умыть руки.

Федор кивнул:

— Резонно. Но у Гаврилова мало ярких персонажей, на которых ведется зритель. Один из них Павел Митко. И как понравятся Сергею ваши слова: «Знаете, что жена мачо российского телевидения изуродовала Аллу Константинову?» Сделайте ему простое предложение: продюсер помогает нам поймать серийного убийцу, мы молчим про Митко. Не хочет сотрудничать? Тогда, простите, информация о Зинаиде случайно попадет в прессу.

— У нас нет никаких доказательств в отношении Зинаиды, — напомнила я, — одни домыслы.

— Думаю, до конкретики не дойдет, Сергей сразу согласится работать совместно с нами. Действуйте, — приказал босс.

Глава 25

После того как Коробок показал Гаврилову видео из квартиры Инны, Сергей сначала онемел, а потом закричал:

— Немедленно прекратите это! Сейчас же прервите трансляцию!

— К сожалению, все не так просто, — вздохнул Димон, — мы же вам рассказали про игру в загадки. И про то, что знаем правду об Алле. Ничего не скрыли, но остановить видео не в наших силах.

— Среди ваших артистов ранее были самоубийцы? — спросила я.

Продюсер вскочил.

— Нет! Все живы! У нас нет никаких проблем, кроме мелких! С Константиновой произошла ужасная, трагическая случайность. Полагаю, при производстве эксклюзивного крема некто допустил оплошность. Ясное дело, Болотову не хочется признать, что его косметика причина беды. Ситуация с Константиновой особая, но предельно ясная. А это зрелище! Вы не можете прихлопнуть сайт?

— Нет, и мы не хотим вспугнуть убийцу, — ответил Коробок, — мы с вами предельно откровенны, от вас зависит, сумеет киллер ускользнуть или нет.

— И при чем здесь я? — взвизгнул Гаврилов.

— Очень нужна ваша помощь, — почти ласково произнес Коробок, — выслушайте нас спокойно.

Сергей героически попытался взять себя в руки.

— Попробую!

Но беседы у нас не получилось. Едва продюсер сообразил, что задумали члены бригады, он схватился за телефон и заорал в трубку:

— Инка! Ты где? Бросаешь все, бежишь в офис! Сказано! Бросаешь все! Насрать на твой педикюр! Да, пожар! Не смей заезжать на свою квартиру! Хотя, нет! Сиди в салоне, не высовывайся, сейчас за тобой прикатит Леонид. Леня! Чертов кретин! Ленька!

В комнату заглянул кудрявый парень.

— Звали?

— Звали! — с истерическими интонациями в голосе передразнил подчиненного Сергей. — Заведение «Валентино» знаешь?

— Конечно, — кивнул Леонид, — там все наши обслуживаются.

Гаврилов стал отрывисто раздавать указания.

— Езжай туда. Забери Инну. Не выпускай козу из машины! Запросится в туалет, пусть срет в салоне! Привезти ее сюда! Ни на секунду не оставлять одну. Пошел!

— Пошел, пошел, — закивал юноша, — случилось что?

— …через плечо! — окончательно растерял остатки воспитания продюсер. — Распустились! Вопросы задают! Ать-два! Шагом марш!

Леонид исчез, через секунду из коридора раздался его громкий голос:

— Атас! У Гаври говно в вентилятор попало! Лучше к нему не соваться.

Сергей оперся локтями о стол.

— …! Фу! Простите, девушка!

— Психотерапевт дорогое удовольствие, — тихо сказала я, — но вместо него у русского человека всегда есть возможность выматериться. Сказал пару крепких выражений, и полегчало.

— Теперь, когда вы успокоились, давайте еще раз обсудим план действий, — предложил Коробок.

— Я с вами не в одной команде, — ответил Гаврилов, — мне нет необходимости с сачком за киллером носиться. Спрячу Каретину, запрещу ходить в Интернет не только ей, но и всем другим!

Я посмотрела на Димона, тот развел руками.

— Тань, один — ноль в твою пользу. Мы хотели по-хорошему, раз не получилось, давайте, как всегда. Выбирайте. Или вы помогаете нам, или мы сообщаем прессе о том, что сделала с Аллой Константиновой Зинаида Митко.

На лице Гаврилова появилось выражение совсем не наигранного удивления.

— А что она сделала?

Коробок цокнул языком.

— Желаете услышать?

— Непременно, — отрезал Сергей, — и в подробностях.

— Нам совсем не трудно их сообщить, — согласилась я. — Дима, запевай!

Когда рассказ Коробкова иссяк, Сергей спокойно произнес:

— Захватывающий сценарий. Не хотите продать сюжет? Из него получится убойный сериал. Где доказательства? Пока одно бла-бла!

— Два — ноль в мою пользу, Димон, — отметила я.

Коробок усмехнулся.

— Ну, пора и мне мяч в ворота загнать. Есть видеозапись. На ней отлично видно, как Зинаида входит в квартиру Аллы и возится с кремом.

Я знаю, что Коробок великолепно играет в покер, с ним лучше не садиться за стол, разденет догола, а все благодаря умению блефовать. Вот и сейчас Димон врет с непроницаемым лицом. Я-то в курсе, что никаких улик против Митко нет, но в эту минуту верю хакеру, а он говорит:

— Минотавр расселял по квартире уток, глаза которых и являлись веб-камерами. Трансляция в Сети шла в режиме нон-стоп, и Митко попала в зону видимости. У Аллы была одна резиновая игрушка.

Гаврилов расхохотался.

— Ребята, вы врете!

Я поразилась нервной системе продюсера, Димон выдал убедительный текст, кто-нибудь другой уже давно бы элементарно испугался и согласился сотрудничать. Даже я, знающая, что Константинова бросила игру, так и не получив ни одной уточки, сейчас почти поверила хакеру, но Сергей ехидно смеялся.

Коробок скептически глянул на теледеятеля.

— Не стану вас разубеждать, но могу дать гарантию: «Желтуха» опубликует сенсационный материал про Зинаиду.

— Шантажируете? — восхитился Гаврилов. — Плохого пиара не бывает. И даже бульварная пресса нынче побаивается откровенно врать! Главный редактор потребует показать запись, а у вас ее нет.

— Есть, — уперся Димон.

— Стопроцентно, — с самым честным видом подтвердила я.

Сергей опять захохотал.

— Ну, ребята, вас я на главные роли не возьму, Дмитрий, вы еще ничего, а Татьяна переигрывает, выдает Актрису Актрисовну. Не верю! Митко не трогала Аллу! Это я знаю точно.

— Откуда? — попытался прижать Гаврилова Коробок.

Сергей показал на дверь.

— Гуд бай! Будьте осторожны на поворотах!

Димон прищурился, а я быстро сказала:

— Покажи ему на айпаде фотки.

Надо отдать должное Коробкову, он почти всегда понимает меня с полуслова. Хакер положил перед продюсером экран, Сергей вздрогнул.

— Знакомьтесь, — сказала я, — впрочем, Аллу вы и так знаете. Вот как она выглядела, когда ее привезли в больницу. Сейчас Константинова смотрится лучше, но в кино ей больше не сниматься.

— Я хотел ей помочь, — сдавленно произнес Сергей, — у нас в запуске сериал про женщину, которая попадает в авиакатастрофу и чудом остается в живых. У нее изуродовано лицо, она носит маску, но иногда камера будет показывать главную героиню во всей красе. Внешность ужасная, но под ней кроется прекрасный человек, а еще экстрасенс, который помогает полиции. Этакая смесь мистического триллера с детективом. Я подумал, что Алла — лучший кандидат на эту роль, но ее муж возмутился: «Не разрешу на несчастье жены наживаться». Я попытался его переубедить. Знаю, что актрис лечит работа. Сериал громадный, пока намечено двести пятьдесят серий. Алла бы несколько лет могла заниматься любимым делом. Но Болотов уперся, он полностью контролирует жену. Поверьте, я не сволочь! Я очень хочу дать Алле шанс.

— Вот только спрятали Зинаиду на Кипре, — вставил фразу Коробок.

— Ребята, Митко Аллу не трогала, — вздохнул Гаврилов.

Я показала на айпад.

— Мария Медведева, манекенщица, красавица. Это фото судмедэксперта, на нем девушка не очень привлекательна. Екатерина Бочкина, мучительная смерть от отравления дезинфицирующим средством — они жертвы маньяка, поймать которого можно лишь с вашей помощью. Если вы откажетесь, правда про Митко выплеснется в прессу.

Сергей прикрыл глаза.

— Пожалуйста, уберите. Меня тошнит.

— Тебя отпустит, а они в могиле, — зло сказал Димон. — И сколько еще девушек умрет? Есть гарантия, что маньяк никогда не отыщет Инну? Сейчас ты ее спрячешь, но спустя год, два, три… А?

— Эффект незавершенного действия, — добавила я, — больше всего человек зацикливается на том, что не сумел довести до конца. Мальчик влюбился в одноклассницу и не решился ее поцеловать. Сколько у него потом было связей, давно позабыл. Но ту девочку помнит, потому что не поцеловал. Встретит случайно где-нибудь и обязательно поцелует. Хоть через несколько десятилетий, да воплотит в жизнь свое желание.

Коробок постучал пальцем по айпаду.

— Видишь фото жертв маньяка? Ты нам помочь не хочешь, значит, появятся новые трупы. Сейчас есть реальный шанс взять психа. Не будь падлой, Серега! Нам необходима Каретина!

— Ты предал ради своих денег Аллу, спрятал Митко, — начала я, но договорить не успела.

Гаврилов вскочил, запер кабинет, подбежал ко мне, схватил за плечи, встряхнул и зашипел:

— Хватит! Идиотка! Зинка ни при чем!

— Вот интересно, — хмыкнула я, — а чего она на Кипре сидит? В России не показывается? Павел с ней не общается, а уж какой замечательный семьянин был!

Гаврилов сел на диван.

— Зинаида дура! Ей ревность мозги съела. Проблема появилась не сразу, Пашка хороший мужик, по бабам не носился, жил со своей циркулярной пилой. А та! — Сергей повернулся к Димону: — Женщины, блин! Не знаю, как у вас, а у нас беда! Логики в бабском поведении не сыскать. Например, Каретина. Требует забыть, сколько ей лет, но при этом надо помнить про ее день рождения, поздравлять и подносить подарки! Это как? Но кроме актрис есть жены актеров. Те вообще чума! Зинаида Пашку ела поедом, скандалила, что он мало зарабатывает. Ну прямо сказка про рыбака и золотую рыбку! Хочу квартиру, машину, дачу, шубу.

Я молча слушала Гаврилова и теряла остатки иллюзий. Не считайте меня наивной незабудкой. Работая в бригаде, я насмотрелась на разных людей и понимаю, почти все врут. Психологи подсчитали, что обычный среднестатистический гражданин говорит неправду около двадцати раз в день. «Как мои дела? О! Прекрасно!», «Замечательно выглядите», «Платье тебе идет», «Так рад за тебя, хорошо, что повысили в должности», «Дорогая, я тебя люблю и никогда не смотрел на других», «Ничего, пусть твоя мама поживет у нас недельку, я буду рад», «Как ты похудела». Я могу продолжить перечень лживых высказываний, которые люди произносят из вежливости или не желая затевать скандал. Ну выпалишь жене откровенно в лицо: «Какая, на фиг, мама? Мне она теща, которая меня терпеть не может! Незачем ей к нам приезжать».

И что получится? Но иногда хочется верить в сказку, думать, что на свете существуют по-настоящему счастливые семьи, такие, как у Зины и Павла. Я помню их снимки в журналах, читала интервью о том, как Митко оберегают друг друга. Но Сергей владел другой информацией. Чтобы утолить ненасытный аппетит Зины, Павел соглашался на любые съемки, часто мелькал на экране, выбился в первый ряд звезд, начал приносить в дом солидные гонорары. Зина получила в материальном плане почти все, о чем мечтала, но теперь у нее появилась другая проблема — ревность. Вокруг красавца Павла роились поклонницы, журналистки, молодые актрисы. Зинаида старалась не отпускать далеко супруга, родила ему двоих детей, чтобы покрепче привязать к себе. Но она хорошо понимала, если Паша влюбится в какую-нибудь молоденькую нахалку, никакие веревки его не удержат.

Когда на экране появился сериал «Крокодил в бассейне», Зине стало совсем плохо. Ради привлечения зрительского внимания Гаврилов велел Алле с Пашей инсценировать бурный роман. Сергей несколько раз беседовал с Зинаидой, повторял:

— Пойми, мы устраиваем спектакль, Алка Пашке совсем не нужна. Хочешь собственный дом на Кипре?

— Да, да, — кивала Зиночка, — очень.

— Тогда слушай меня, — внушал ей продюсер, — изображай из себя верную, глупую жену, которая ничего не знает. Бери пример с Элен Карповой! Ее муж бросил, связался с актрисой, с которой снимался в сериале «Ужасная домработница», поставил на уши всю прессу, радио, телек! Страна полгода их связь обсуждала, гадала: любит — не любит! Глянец взбесился, из номера в номер только физиомордии Карпова и его пассии мелькали. Он ей покупает кольцо! Она ему дарит отдых на островах! Любовница из мелкой актрисульки выросла до мегазвезды, попала в два российских блокбастера, начала вести программы на всех телеканалах. Карпов стал продюсером. И что? А все! Роман тихо умер. Неверный муж приперся назад к Элен, они во второй раз тихонько сходили в загс и живут себе счастливо, набив счет миллионами. Учись, Зинуля!

Но у Зины не было безграничного самообладания Элен, ролик, снятый в бассейне сауны, взбесил ревнивицу. Жена Митко взяла пистолет, который Павлу за создание образа «настоящего» полковника в сериале «Полигон» подарили сотрудники Минобороны, приехала вечером на съемочную площадку и выстрелила в мужа со словами:

— Ей ты точно не достанешься.

У ополоумевшей от злости Зинаиды оказался сильный ангел-хранитель. Почти все сотрудники и актеры в тот момент уже разъехались, а в гримерке спиной к двери сидел не Паша, а каскадер, который заменял его при исполнении трюка. Понятно, что парень был похож на Митко, его так же постригли, нарисовали такую же татушку на плече. Зина в пылу ревности не заметила разницы. А у каскадера сработал профессиональный инстинкт. Парень в зеркале заметил женщину с револьвером и живо скатился со стула. Пуля по касательной оцарапала руку юноши, было много крови, но никакой опасности для жизни рана не представляла. Зина бросила пистолет и упала в обморок, на шум прибежал настоящий Митко, он вызвал Гаврилова. Сергею пришлось раскошелиться, чтобы заткнуть рот трюкачу. На следующее утро Павел улетел с Зинаидой и детьми на Кипр. Через пару дней Митко вернулся и как ни в чем не бывало продолжил съемки. Семья осталась в другом государстве. Развод мог помешать карьере, но жить вместе с женщиной, которая собиралась его пристрелить, Павел больше не желает.

Сергей встал, открыл сейф, вытащил из него папку и дал Димону.

— Посмотри, там письменный рассказ Зинаиды о покушении и показания каскадера. У нас уговор. Зина остается на Кипре, получает алименты на детей, денежное содержание для себя и живет тихо. Если вернется в Москву, я ей бурю в пустыне устрою. Аллу изуродовал другой человек. Правда, я б на вашем месте тоже на Зинку подумал. Ладно, я вам помогу, но чур потом пресса наша.

Глава 26

— При чем здесь пресса? — не сообразил Коробок.

— Расскажем журналюгам, как Каретина сама ловила маньяка, — потер руки продюсер, — такого еще ни у кого не было! Эксклюзив. Сейчас все Инке объясните!

— Каретину нельзя предупреждать, — предостерегла я.

Теперь настал черед Сергея удивляться.

— Почему?

— Инна застесняется, — сказала я, — начнет вести себя неестественно, преступник заподозрит неладное.

— Только не она, — воскликнул Сергей, — ребята, вы не знаете Каретину! А вот и наша звезда! Иннуля, мы тут о тебе гадости говорим!

Вошедшая в кабинет шатенка не стала шутить в ответ, она села в кресло, сбросила с ног изящные ботильоны и сердито сказала:

— Что за идиотизм? Я успела сделать педикюр лишь на правой ноге! Надеюсь, ты побеспокоил меня в выходной для того, чтобы передать приглашение на семейный обед к президенту?

— Нет, у нас более важное дело, — произнес Димон.

Инна нехотя повернула голову:

— Да ну? Сергей, здесь сегодня парад клоунов?

— Зря не носите белья под колготками, — тихо сказала я, — могут возникнуть проблемы по линии гинекологии. Кстати, вы пользуетесь лифчиками пуш-ап, сегодня выбрали голубой.

Глаза Каретиной приобрели форму блюдец.

— Вначале хотели взять красный, — вступил в разговор Димон, — повертели его в руках и швырнули в кресло.

— Долго рылись в шкафу, — дополнила я, — выглядели недовольной, потому что у бежевого бюстгальтера оторвалась застежка. Еще момент, у вас родинка… э… пониже спины, лучше ее дерматологу показать! На всякий случай удалите, если врач разрешит!

— Не очень красиво шмотье повсюду расшвыривать, — укорил Димон, — и вы ели булку с маслом. Не держите диету.

— Серега, они кто? — жалобно пискнула Каретина. — В чем прикол, а?

— Спецагент Дмитрий Коробков и спецагент Татьяна Сергеева, — поспешил представить нас Гаврилов. — Детка, выслушай их. Чую аромат небывалого пиара.

Инна на самом деле оказалась хорошей актрисой. Узнав от нас правду, она спокойно натянула элегантные ботиночки и другим голосом сказала:

— Отлично. Можно в их присутствии не зажигать звезду. Здрассти, ребята! Что вам надо?

Каретина не потеряла самообладания, не завизжала, когда услышала, что мы незримо присутствовали в ее квартире, а спокойно констатировала:

— Лет через двадцать, когда я стану жертвой целлюлита, буду ходить по дому в спортивном костюме. А пока мне есть чем похвастать. Я красавица! Ставьте задачу, не сомневайтесь, я не подведу.

Потом она повернулась к Гаврилову:

— Мою лучшую подругу изнасиловал и убил подонок, которого так и не нашли. Нам было по четырнадцать лет. Я тогда удрала, а Наташа нет. Вероятно, теперь мне представился случай отработать за свою трусость.

— Ты никогда мне ничего не рассказывала, — пробормотал Гаврилов.

Инна подняла бровь.

— Вау! Хочешь поговорить об этом?

— Лучше обратимся к загадкам, — остановил назревающий скандал Димон. — Вы сейчас на каком этапе?

— Пятая утка, — ответила Инна, — если я отвечу верно на последний вопрос, получу очередную игрушку.

— Вы не похожи на девушку, которая увлекается подобного рода викторинами, — не выдержала я.

— А вы не выглядите спецагентом, — отбила мяч Инна, — обычная тетка, на голове кошмар, одежда, как у всех, и сумка не супер.

Я улыбнулась.

— Неужели вы считаете, что сотрудник спецбригады это роскошная блондинка с талией пятьдесят сантиметров и шестым размером бюста? Она передвигается на «Мазератти», носит в кармане яд, наручники и непременно автомат на плече?

— Было бы прикольно, — засмеялась Инна, — как вас угораздило попасть на эту службу? Мечтали о ней с пеленок?

— Нет. Случайно вышло, — в тон ей ответила я, — я была хорошей девочкой, которую бабушка научила уважать старших. Я помогла один раз на улице старичку, и вон что получилось. Мораль: осторожней с дедушками, они могут тебя завербовать .

Инна состроила глазки Димону, который сегодня стянул волосы в хвост, и спросила:

— Дедуля — это он?

— Нет, мой старичок был намного моложе, — честно ответила я, — не кокетничай с Коробковым, у него жена ребенка ждет.

Каретина моргнула и сменила тему:

— На мою личную почту пришло письмо. Сначала там содержались лестные слова в мой адрес, а потом сообщалось, что в России есть объединение людей, решающих загадки. Среди его членов в основном ученые, доктора наук, профессора, академики. Многие не женаты, все люди с юмором, они принимают в свои ряды тех, кто им приятен. Мою кандидатуру отобрал совет. Чтобы получить постоянное членство, мне предстоит пройти семь туров. За победу в каждом выдается резиновая уточка, которую надо установить в квартире на определенное место.

— Зачем? — быстро спросил Димон.

Инна очаровательно улыбнулась.

— Не знаю. Это будет последней загадкой. В послании указывалось, что когда семь игрушек очутятся там, где положено, я должна буду дать ответ на вопрос: по какой причине их приказали так разместить. Положение уток — подсказка. Если я угадаю, стану полноправным членом общества, буду принимать участие в их мероприятиях, они проходят в реальности. Мне показалось интересным войти в круг умных людей, хочется встретить достойного человека для семейных отношений. Но где его найти? На тусовке? Среди актеров-режиссеров? Избави бог. И, понимаете, уточки! Так прикольно пошутить могут лишь очень умные люди.

— Гениально! — воскликнул Димон. — Маньяк, похоже, имеет высшее психологическое образование. А вы молодец, преодолели несколько туров.

— Первые были чистой ерундой для второклашек, затем сложность увеличилась, стало трудно, — призналась Инна, — я все справочные системы изрыла. Ну, например, был в пятом туре первый вопрос: «Французский философ Поль Валери говорил: «Никогда не судите о человеке по его друзьям». Кого конкретно он имел в виду, назовите имя». Сможете ответить?

Гаврилов поднял руки.

— Я пас!

— Может, какой-нибудь благородный дворянин, случайно попавший в компанию к разбойникам? — осторожно предположила я.

Инна фыркнула.

— Мимо. Нужно назвать имя!

— Это невозможно! — возмутилась я.

— Иуда, — заявил Коробок, — у него все друзья были безупречны, а он сам предатель.

— Вау! Ты умней, чем кажешься! — восхитилась Каретина. — Мне пришлось найти материалы по Валери, покопаться в них, лишь тогда я ответила. А ты как допер?

— Логически, — сказал Димон, — вспомнил, когда жил француз, он родился в тысяча восемьсот семьдесят первом, философ, несомненно, хорошо знал Библию, ну и как-то само собой получился ответ. Правда, сейчас некоторые отцы церкви говорят, что Иуда совершил подвиг, специально предав Христа по просьбе самого Иисуса. Если б Сына Божьего не казнили, он бы не смог исполнить свою миссию.

— Прекращаем теологический спор, — приказала я, — возвращаемся к загадкам. Они стали сложными?

— Очень, — подтвердила Инна, — в особенности та, что пришла последней. На решение дают не много времени, кто не успел, тот опоздал. Знаешь, викторина очень захватывает, начинаешь переживать, как маленькая. Ждешь этих уточек.

— Расскажи о процессе получения игрушек, — велел Димон.

Инна вынула из элегантной сумки бархатную резинку и стянула пышные волосы в хвост.

— На экране появляется веселый смайлик и надпись «Утка едет, утка мчится, утка в дверь к тебе стучится». Чуть пониже, мелким шрифтом, предупреждение: «Доставка осуществляется с девятнадцати до двадцати двух. В случае отсутствия хозяина посылка возвращается отправителю. Повторная доставка не производится. Администратор Совета». Потом раздается звонок в дверь, входит курьер и отдает пакет.

— Как он выглядит? — спросила я.

— Обычно. Темно-коричневая бумага, заклеен скотчем, — сказала Каретина.

— Нас интересует посыльный, а не конверт, — уточнила я.

Инна растерялась.

— Ну… Куртка, джинсы, бейсболка. Я его не разглядывала.

— Мужчина? — уточнил Коробок.

— Да, — подтвердила Каретина, — художник, наверное. За мной когда-то ухаживал студент Строгановского училища, но я его бросила. Вечно ныл о желании написать великое полотно, а сам спал до обеда!

— Отчего курьер вызвал у вас воспоминание о неудачном романе? — не успокаивалась я.

Инна потрогала изящным пальчиком верхнюю губу.

— Усы. Мой парень такие же носил, и бородку, маленькую, аккуратную, она лишь окаймляла подбородок. Вроде она называется «шкиперская».

— Руки? Может, на них были шрамы, наколки? Отсутствовали пальцы? Часы на запястье? — сыпал вопросами Коробок. — Марка одежды?

Каретина сморщилась.

— Он был в перчатках. Одет обычно. Я ничего не запомнила. Ну кто станет разглядывать курьера?

— Действительно, — кивнул Коробок.

— Уточек привозил один и тот же человек? — перебила я Димона.

— Ну… вроде, — без особой убежденности сказала Инна.

— Переходим на другой уровень, — объявил Димон, — что с последней загадкой?

— Плохо, — скуксилась Каретина.

— Озвучь задание! — приказала я.

— Человек, делающий это, в нем не нуждается; человек, покупающий это, сам им не пользуется; человек, который это получает, не знает об этом. Что это?

Все притихли.

— Чума, — нарушил молчание Гаврилов, — нелепица. Я сделал что-то, оно мне не надо, продал тебе, ты его не съел, не выпил, на экране не смотрел, кому-то отдал, а тот не сообразил, что получил подарок? Ни хрена себе вопросы у математиков-академиков!

— Надо успеть решить до утра? — поинтересовался Димон.

— До десяти, — печально уточнила Каретина.

— Подключай Умку, — сказала я Коробку, — если не решим, утку не принесут, упустим маньяка.

— Уже, — тихо сказал Димон, — он нас слышит, но молчит. Эй, Умка, издай гудок.

— Ту-ту, — прозвучало из ноутбука Коробкова, который он держал на коленях.

Надо отдать должное Инне. Вернувшись домой, она стала вести себя самым обычным образом. Я бы, наверное, зная о том, сколько глаз за мной наблюдают, не смогла спокойно сбросить на пол одежду, пойти в ванную и корчить там рожи зеркалу. Но Каретина оказалась девушкой без нервов, Сергей Гаврилов сказал о ней чистую правду. Актриса не растерялась, не смутилась, она великолепно исполняла роль звезды популярного телесериала, которая расслабляется в одиночестве, твердо зная: в квартире она в полнейшей безопасности.

Компьютер Димона громоздился на углу стола, Каретину не оставляли без присмотра. Мы с Димоном сидели, словно куры на шестке, и пытались решить загадку. В небольшом помещении, набитом аппаратурой, было душно, изредка на экране другого компьютера возникало лицо Федора и звучал вопрос:

— Ну?

Увы, никакой утешительной информации от нас не поступало. Впрочем, была и хорошая новость. Похоже, маньяк скрупулезно соблюдал им же самим установленные правила. Около подъезда Инны не вертелись подозрительные личности, Димон не спускал глаз со входа в дом, фотографировал всех, открывавших дверь, и каждого, выходившего наружу.

Совсем забыла упомянуть: мы с хакером находились в небольшом малоприметном минивэне мышиного цвета. Спецслужбы всего мира используют для слежки подобные автомобили, в них помещается необходимая аппаратура (поверьте, ее много) и влезает несколько сотрудников. Вот последним не особенно удобно, мягких кресел в фургончике не предусмотрено, сидеть приходится на привинченных к полу табуретках, но ведь никто не обещал, что будет уютно. Еще здесь отсутствуют холодильник, электрочайник и телевизор. Зато есть биотуалет, которым лично я стараюсь не пользоваться. Поверьте, самое неприятное в нашей работе — это ждать и догонять. Порой томительное ожидание оказывается пустым, а погоня безрезультатной.

Раньше такие спецмашины легко вычислялись ушлыми прохожими по торчащим из крыши в разные стороны антеннам. Честное слово, ну это же смешно писать на темном фургоне «Доставка почты», а потом парковать его на улице на несколько дней. Не следует считать окружающих идиотами, кто-то пройдет мимо и не заметит минивэн, а другой увидит разнообразные «тарелки», «усы» и живо сообразит, что ведется наблюдение. Но теперь вопрос с антеннами решен: их нет. Коим образом работают многочисленные компьютеры, я не знаю. Впрочем, я не в курсе и того, как Димон наладил с Инной связь, но они переговариваются.

— Я всегда ложусь спать в час, — произнесла Каретина, — если поступлю сегодня иначе, может возникнуть проблема.

— Отправляйся в кровать, — велел Димон.

— А загадка? — возразила Инна.

— Дим, — донеслось из одного компьютера, — мы, кажется, подобрали ответ.

— Ага, — послышался издалека голос Валентины, — он не сам вопрос придумал, воспользовался литературным источником.

— Мы предположили, что киллер не сам сочиняет задания, — повторил Умка, — он использовал художественные произведения. Валя вспомнила, что летом читала сказку.

— Не старинную, — зачирикала Валентина, — не из Умкиного детства, а современную, там герой попал на другую планету и…

— Короче, говорите свой вариант ответа, — велела я.

Но не тут-то было, Валя испытывала острое желание объяснить, какими закоулками бродили ее мысли.

— …там жила нечисть, она задавала вопросы, если прохожий отвечал неверно, его съедали.

— Необычный сюжет, — язвительно воскликнул Димон, — никогда ранее в литературе не встречавшийся.

— Валя не помнила ни названия книги, ни автора, но я ее нашел, — ликующе произнес Умка. — Хотите расскажу как?

— Нет, — хором заявили мы с Димоном.

— Ладно, — чуть разочарованно отозвался Егор, — слушайте. Страница сто восемьдесят девять, второй абзац сверху, цитирую: «Анадей поправил лазерную пушку.

— Ну, задавай свою загадку.

Черное облако закашляло, закряхтело, заухало, приняло форму подушки и завыло:

— Смерть, смерть, смерть тому, кто даст неверный ответ.

Анадей оглушительно чихнул.

— Давай поскорей. Человека, который прошел марсианские каменоломни, ничем не испугать.

Облако распалось на отдельные кусочки»…

— Если ты собрался читать весь роман, то лучше остановись, — не выдержала я.

Умка повысил голос.

— «Один ломоть подлетел к Анадею, лег ему на шлем и пронзительно запищал: «Человек, делающий это, в нем не нуждается, человек, покупающий это, сам им не пользуется, человек, который это получает, не знает об этом. Что это?»

— Был ли у писателя-фантаста редактор? — хмыкнул Коробок. — Текст сыроват, постоянное повторение слов «человек» и «это».

— «Анадей засмеялся: «Эх, чудо юпитерское, ты бы чего посложнее придумало. На Земле любой ребенок угадает. Гроб», — торжественно прочел Умка.

— Черт! — подскочил на табуретке хакер. — Как я сам не допер! Плотник сколачивает домовину, родственник приобретает ее, но сам-то в нее не ложится, а покойник не в курсе, в чем он в могилу отправится. Умка, ты молодец!

Егор не захотел присвоить себе чужие лавры.

— Вообще-то это идея Валентины, я ее лишь осуществил. Хорошо, что Валя читать любит, и память у нее, как у слона! Поехала на море, купила в аэропорту книжку и сюжет не забыла.

Я сгорбилась на табуретке. Нам повезло, Умка прав, хорошо, что Валя любит читать литературу для подростков, ни мне, ни Димону, ни Федору, ни Умке произведение про похождения некоего Анадея на просторах Вселенной не могло показаться интересным.

Коробок нагнулся к микрофону.

— Инна, пиши. Гроб.

Я глянула на левый ноутбук, Каретина как раз сидела за столом, ее правая рука легла на клавиатуру. Мои глаза переместились на экран, прикрепленный прямо перед лицом хакера.

Беленькая стрелочка приблизилась к окошку, превратилась в вертикальную черточку, потом появилось слово «ГРОБ». Опять возникла фигура с острым носиком, она подползла к надписи «ответить».

— Ждем-с, — нервно произнес Димон.

Я вцепилась в край железного стола, надеюсь, очень-очень-очень надеюсь на правильность ответа.

Экран поменял цвет, из голубого стал зеленым, появилось изображение смеющегося смайлика.

— Вах! Мы победили! — обрадовался Коробок.

— Пока не до конца, — остудила я его радость, — наступает следующий этап, завтра, в промежутке с девятнадцати до двадцати одного часа, должен прийти курьер.

Глава 27

Лучше не спрашивайте, как я провела утро и большую часть следующего дня. Минивэн стал для меня роднее дома, я прочувствовала все его царапины на своих боках.

Человек с небольшим пакетом в руке приблизился к подъезду Инны в девятнадцать сорок восемь. Он не оглядывался, не нервничал, явно не думал о слежке, просто открыл дверь и занырнул внутрь.

— Пошла, — приказал мне Федор.

Я выпрыгнула из машины, пересекла двор, вышла через арку на улицу, встала у газетного ларька и тихо сказала:

— На месте. Надеюсь, он пойдет назад в том направлении, на которое мы рассчитывали.

— Больше ему некуда деться, — успокоил меня Федор.

И точно, очень скоро тощий парень вырулил в мою сторону и поспешил к метро. Я двинулась за ним.

— Было изображение, — сказал шеф. — Димон обрабатывает, вероятно, получим лицо.

Объект моего наблюдения неожиданно остановился, присел, начал завязывать шнурок у своей бело-синей кроссовки и разорвал его. Маленькая неудача не огорчила курьера. Он перешнуровал обувь и топнул пару раз ногой, проверяя, не свалится ли кроссовок. Правый выглядел обычно, а у левого часть дырочек оказалась свободной. Результат «испытаний» удовлетворил курьера, он довольно быстро юркнул в метро и пропал из виду.

Я похолодела. Неужели я упустила того, кто привез утку? Но куда он мог подеваться? К несчастью, большая половина пассажиров была в темных куртках, а бейсболка на сегодняшний день один из самых распространенных головных уборов. Я сжала кулаки, вонзила ногти в ладонь и сказала:

— Похоже, я его упустила.

— Ищи, — велел шеф.

Я кинулась к эскалатору, съехала на платформу, поняла, что поезда давно не было, завертела головой в разные стороны и внезапно увидела симпатичную девочку, одетую в курточку персикового цвета и синие джинсы. Кудрявые темные волосы ее были стянуты в хвост, и она абсолютно не походила на парня с бородкой, облаченного в темную куртку. Я бы пробежала мимо нее, но девица неожиданно нагнулась и начала перевязывать шнурок. Мне стало жарко. Левая, бело-синяя кроссовка имела свободные дырочки, ветхий шнурок порвался снова. Я подняла сумку, сделала вид, что роюсь в ней, и тихо произнесла:

— Внимание. Курьер девочка. У нее двусторонняя одежда, прямо циркачка, ухитрилась вывернуть куртенку за одно мгновение, борода и усы накладные, она их сдернула. Есть картинка?

— Поймали, ищем по базам, веди объект, — велел босс.

Девочка вошла в подъехавший поезд, я втиснулась в вагон за ней и сделала вид, что дремлю, привалившись к двери. Школьница закрыла глаза и схватилась за поручень. Состав потряхивало на стыках, было очень душно, от стоящего рядом мужчины одуряюще пахло чесноком. Я попыталась отодвинуться от гражданина, решившего спасаться от болезней при помощи народного средства, и очутилась возле другого представителя сильного пола. Тот вылил на себя пузырек одеколона. Вот и думай, что хуже, парфюм или приправа! На мой взгляд, и то, и другое ужасно. Люди! Пожалейте себе подобных! Не купайтесь в духах и постарайтесь не лопать пучками лук, черемшу и прочие вкусности, если вам предстоит отправиться в место, где много народу!

— Следующая остановка. Объекта перехватит другой агент, — сказал Приходько.

Я старательно зевнула. Слежка непростое дело, одному человеку с ней не справиться, даже ребенок школьного возраста насторожится, если его всю дорогу будет упорно сопровождать одна и та же тетенька. В кино иногда показывают, как объект ловко уходит от преследования, останавливается у витрины, видит в стекле отражение «топтуна», заходит в кафе и покидает его через черный ход. Не спорю, случается и такое, но настоящая слежка — это отлично поставленный спектакль, в котором постоянно меняются актеры. Сейчас нам помогают специалисты из другой структуры, а Федор уверенно руководит всеми. Думаете, это излишние меры предосторожности? Ну, во-первых, девочка умненькая, трюк с выворачиванием одежды не новый, но действенный. А во-вторых, нам неизвестно, одна ли она путешествует по городу или киллер приглядывает за посыльной.

— Большие очки, журнал «Мото», — сказал Федор.

Двери с шуршанием разъехались, в вагон, опередив всех, вошел юноша, на носу у него сидела дурацкая оправа, вошедшая в моду после фильмов про Гарри Поттера. Парень ринулся к свободному месту, плюхнулся на диван, расставил ноги, раскрыл издание для байкеров и начал с упоением рассматривать фотографии. Перегон оказался коротким, на следующей станции я вышла и отрапортовала:

— Объект сдан.

— Живо в офис, — приказал Приходько.

Через сорок минут наружное наблюдение сообщило, что девочка вошла в подъезд дома девять по улице Огородникова и поднялась в квартиру семь. Димон мгновенно выяснил, что по этому адресу проживают Любовь Николаевна и Ксения Юкины. Мать работает медсестрой в больнице, сегодня у нее ночное дежурство. Дочь ходит в десятый класс, учится на одни пятерки, забирает призы на всех олимпиадах, гордость школы, поведение примерное, ни в чем порочащем не замечена, не курит, не пьет, не тусуется по клубам, ангел во плоти, мечта любых родителей, настоящий ботан.

— Разговаривать с ней лучше сейчас, — заявил Федор, — без матери. Татьяна со мной, Дима техподдержка.

Я начала загибать пальцы.

— Перечисляю нарушения. Время позднее, ордера нет. Подростка допрашивают исключительно в присутствии либо его родственников, либо учителей, либо адвоката.

— Какой допрос? — изумился Приходько. — Где протокол? Мы просто приедем в гости! Попить чайку!..

Ксения беспечно распахнула дверь и удивилась:

— Вы кто?

— Данный вопрос лучше задавать до того, как незнакомые люди вошли в квартиру, — менторски заявил босс, — наверное, мама тебя сто раз предупреждала.

— Я заказала пиццу, — пояснила школьница, — а вы не похожи на бандюков.

— Надеюсь, что на доставщиков пиццы тоже, — ухмыльнулся босс.

— Они не носят дорогие ботинки и швейцарские часы, — спокойно произнесла Ксения. — Так вы кто?

Шеф показал удостоверение, и я тут же предупредила:

— Визит дружественный. Можешь нас выгнать, мы уйдем без споров, но нам очень надо спросить у тебя кое о чем.

— Снимайте обувь, — распорядилась Ксюша. — Вы спецагенты? Круто! Как в кино!

— В свободное от работы время мы пишем сценарии боевиков, — сказал босс, идя по коридору.

— Можем для тебя роль состряпать, — вступила я в игру.

Ксения засмеялась.

— Нет. У меня другие планы. Актрисы дуры, а у меня айкью высокий.

— Приятно иметь дело с умным человеком, — согласился Федор, когда мы очутились за небольшим столом на кухне, — поэтому не стану ходить кругами, сразу задам нужный вопрос. Кто нанял тебя развозить резиновых уток?

Глава 28

Ксюша не смутилась.

— Прикольно. А что, нельзя игрушки дарить?

Федор открыл рот, но я успела опередить босса.

— Ты умная, так? И уже вполне взрослая, чтобы узнать малоприятные вещи.

— Типа меня за уток посадят? — уточнила Ксения.

— Конечно, нет, — заверила я, — ты, наверное, хочешь помочь матери, вот и подрабатываешь курьером.

Ксения ухмыльнулась.

— Метро! Вы ехали сегодня со мной в одном вагоне! Ну точно! Едва вошли, я подумала: «Где я эту толстуху видела?» Вау! За мной следили?

Приходько облокотился о стол.

— Скажи имя нанимателя!

— Не понимаю, о чем вы, — прикинулась идиоткой Ксения.

— Ладно, сообщи, как он с тобой связывается? — задала я свой вопрос.

— Кто? — заморгала Ксюша.

Мне стало понятно: нам предстоит долгий разговор. Но у Федора сдали нервы, он положил перед девочкой плоский экран и спросил:

— Что это?

— Люблю сложные вопросы, — тут же ответила десятиклассница, — дайте полчаса подумать. Может, айпад? Прикольная штука, для кино и фоток.

У меня был когда-то опыт работы в школе, и мне хватило одной четверти, чтобы понять: я не способна контактировать с подростками. Но благодаря неудавшейся учительской карьере знаю: нельзя поддаваться на детские провокации. Едва ребенок поймет, что ты заводишься, он утроит усилия, желая вогнать взрослого в истерику. Большинство подростков провокаторы. Но Приходько, похоже, редко общался с детьми, поэтому стукнул кулаком по столу и зашипел:

— Выдрючиваешься? Корчишь из себя самую умную? Думаешь, нам делать нечего? Ладно, смотри, Эйнштейн ты наша!

Я поняла, что собрался сделать босс, и предостерегающе воскликнула:

— Федя! Не надо! Она маленькая!

Приходько щелкнул по экрану.

— Хамит, как большая, значит, выросла. Любуйся! Это те, кому ты уток привозила! Красиво? Вот еще! Супер, да?

Ксения оцепенела, а я начала пинать босса под столом ногой. Он сошел с ума? Даже мужчине станет плохо при взгляде на снимки, которые делает судебный медик. Мне понадобился немалый срок, прежде чем я научилась спокойно спускаться в морг к Фатиме.

— Сейчас меня стошнит, — прошептала девочка, — они, типа, умерли?

— Нет, — зло рявкнул Федор, — наш патологоанатом обожает вскрывать живых. Человек, который платит тебе деньги за доставку уток, серийный маньяк. Ладно, тебе наплевать на всех, но подумай, ты хочешь очутиться на столе из нержавейки? Ты связалась с социопатом, он не пощадит девочку-дурочку, ему наплевать на твой айкью, как у Эйнштейна. Тебя тоже убьют. Андестенд? Или повторить?

Ксения вскочила, подбежала к мойке и нагнулась над ней. Я сердито посмотрела на Приходько, а тот сменил тон:

— Ладно, пойми, я испугался за тебя. Умойся, и спокойно поговорим.

— Мы тебя защитим, — пообещала я, — но убийца-то на свободе, будут новые жертвы. Если не хочешь смерти людей, помоги нам.

Ксения выпрямилась.

— Никого нет. Это я.

Мы с Приходько разом встали.

— В смысле? — вырвалось у Федора.

Ксения поманила нас рукой.

— Пошли.

Спальня девочки поразительно напоминала кабинет Димона: несколько включенных компьютеров, провода, какие-то коробочки, железки, мигающие лампочки.

— Утки и загадки — моя идея, — начала каяться Ксюша, — ща объясню, как это работает.

Я чуть наклонила голову к плечу.

— Димон, поднимись живо.

— Лечу, — отозвался в ухе Коробков.

Очутившись в квартире, хакер не смог скрыть восхищения при виде берлоги Ксении.

— Поколение некст! Ты девочка-индиго? Выкладывай, что затеяла!

Ксюша не стала сопротивляться. Полился откровенный рассказ. Фотографии, безжалостно продемонстрированные Федором, потрясли школьницу, она не стала ничего скрывать.

Общества математиков, академиков, профессоров, любителей загадок, магистров, членов Совета и прочих не существует. Есть Ксюша, которой очень хочется помочь маме. Любовь Николаевна работает сутками, а получает небольшое жалованье, алиментов от бывшего мужа она не имеет. Заботливая мать изо всех сил старается обеспечить дочку. В общем, знакомая ситуация! Вот только девочка у Юкиной выросла слишком умная и нашла нестандартное решение проблемы.

Ксюша отличница, с компьютером она общается чуть ли не с пеленок, Любовь Николаевна экономит на всем, кроме тех вещей, которые, по ее мнению, имеют обучающий эффект. Но сама медсестра далеко не хакер, она даже не дотягивает до уровня простого пользователя, не способна отправить письмо, никогда не ходит в Интернет, ничего не знает о тамошних чудовищах, наивно считая, что во Всемирной паутине для ребенка доступны лишь сведения, необходимые по школьной программе, а все остальное исключительно за деньги и лишь для взрослых. А еще мать доверяет девочке, рассчитывает на Ксюшин ум и абсолютно уверена: ее дочь никогда не совершит дурной поступок. Думаете, таких наивных людей не существует? Ну, тогда познакомьтесь с Любовью Николаевной Юкиной.

В отличие от матери дочь осведомлена о темных закоулках виртуального мира и считает большинство юзеров дебилами. Ксюша сообразила, что на чужом идиотизме и низменных желаниях можно сделать неплохие деньги, и придумала викторину. Кого только не найдешь в Сети! Ксю случайно набрела на сообщество вуайеристов. К ее глубочайшему изумлению, оно оказалось обширным, его члены обменивались интересными видео, выкладывали фотографии, но до реалити-шоу додумалась одна Ксения, которая среди любителей подглядывать известна как «N». Просто «N».

Несколько месяцев ушло у талантливой девочки на шлифовку сценария. Ксюша понимала: изучать исподтишка жизнь звезды пусть даже российского масштаба намного интереснее, чем подсматривать за соседями. В результате родился план, простой в своей гениальности.

Ксю теперь пачками скупала разные глянцевые журналы, в частности, те, что посвящались телевидению, дотошно изучала каждую страницу, знала, какой сериал находится на пике зрительского интереса, добывала электронный адрес звезды и отправляла письмо с предложением поучаствовать в конкурсе.

— Как правило, у известных людей есть пресс-секретари, — заметил Коробок, — они отвечают на послания фанатов, отбиваются от недоброжелателей и сами проводят онлайн-конференции. Электронный адрес хоть и содержит фамилию актрисы или певицы, но реально не имеет к ней отношения. Настоящий, тот, которым пользуется сам кумир, найти совсем не просто.

Ксюша возразила:

— Ничего невозможного нет. Главное — внимательность. Поясняю на конкретном примере. Есть жуткая группа «Монетки», от них весь мой класс тащится. Четыре дуры открывают рот под фонограмму, держат в руках гитары, изображают, что сами поют. Отстой и помойка. Я их интервью тщательным образом изучила. Одна солистка в каждой беседе про свою чихуа-хуа говорит. «Ах, моя Кики! Ой, моя Кики! Вау, моя Кики!» К гадалке не ходи, она себе адресок типа «Kiki собака яндекс ру» выбрала! И пароли они ставят дебильные! Свой год рождения или телефонный номер, ну, прямо дети! Хакнуть их, как чихнуть. Звезды наши боятся, к профессионалам не обращаются, думают: «Ага! Сотовые операторы мои телефонные номера продают, значит, компьютерщики адрес за бабки непременно сольют. Сам его придумаю, дело нехитрое, тогда тайна почты не нарушится». И ставят Кики! Есть и другие способы поиска личных ящиков.

— Опустим ненужные детали, — вмешался Федор, — ты получила доступ к переписке. Дальше.

— Отправляю приглашение поучаствовать в викторине, — улыбнулась Ксюша, — я после школы собираюсь на психолога учиться, вот и тренируюсь. Каждого на свой крючок ловить надо, проколов у меня мало было, всего несколько человек отказалось участвовать, остальные с радостью согласились.

Девочка засмеялась и показала на стопку журналов и газет, которая высилась на подоконнике.

— Люди раздают интервью и пускают к себе домой фотографов. И все звезды врут. Но их ложь правдивее правды.

— Да ну? — поднял брови Федор. — Поясни.

Ксюша схватила пару глянцевых журналов.

— Ну, смотрите. Инна Каретина и Влада Вишнякова. Обе снимаются в сериалах, появились на экранах недавно, сейчас их активно в СМИ склоняют. Журналистам постоянно нужны новые лица, о старых они давно все написали. Ну, например, писательница Смолякова шарашит семь книг в год. Жутких, по-моему, но вот моя мама от них тащится. И зачем репортеру сообщать: «Милада выпустила новый детектив»? Ну, блин, новость! Она их регулярно печет, это все равно что объявить в газете: опять настал понедельник. О Смоляковой уже все известно, про ее детей, любовь к конфетам и дорогой обуви, дома у нее только ленивый не побывал. И чего о ней писать-то? Не пьет, не курит, любовников не заводит, не беременеет, не скандалит, пашет, как трактор. Фу, скукотища! Когда совсем уж у прессы дело плохо, она заявляет, что за Миладу пашут «негры», да только в это уже никто не верит. И что остается? Только ее день рождения. Ну, может, еще, на радость папарацци, она в аварию попадет.

Конечно, есть звезды — вечные ньюсмейкеры, но и они надоедают: опять подрались, поменяли любовника, затащили мальчика из детсада к себе в постель. А вот о новеньких можно интересное накопать. Каретина и Вишнякова, обе дуры, им славы хочется, вот и болтают. Инна своей начитанностью хвастается во всех интервью, не к месту философов, писателей цитирует и постоянно твердит: «Я не замужем, потому что хочу найти достойную пару. Речь не о богатстве, нужен человек, равный мне по внутреннему содержанию». Ну я и читаю между строк. Каретина очень своим интеллектом гордится. И насчет бабла правда, она не хочет с мужиков за трах, как другие, монеты брать. Как я об этом догадалась? Да просто! Во!

Ксюша открыла журналы и засмеялась.

— Фотки из якобы квартир Каретиной и Вишняковой, делали их разные издания и не в один день. Ничего не замечаете?

— Это одно помещение, — сказал Приходько, — мебель, обои, ковры, даже вазы близнецы.

— Ну, а я про что? — фыркнула Ксения. — Хоть бы занавески поменяли! У Инны и Влады продюсер Сергей Гаврилов, он одну квартиру для фотосесий снял и рад! Идиот! Но дальше самое интересное. Каретина в интервью про интеллект журчит, а Влада про секс. И что вышло? Инну по-прежнему в тех же комнатах фоткают, а у Влады нынче дом в Подмосковье, реальный, она там поселилась. Ясно?

— Вишнякова нашла себе любовника, — протянул Димон.

— Конструктивно мыслите, — похвалила хакера школьница, — именно любовника, не мужа! Иначе б она свадьбу закатила с гламурной съемкой. Значит, Влада втихую живет с богатеньким, она красивая и популярная, но я к ней не полезу, потому что у актрисы теперь прислуга и мужик есть, еще просечет правду про уток. А у Каретиной никого и море амбиций. На какой крючок ее ловить, чтобы викториной заинтересовать? Ну я и придумала общество математиков, академиков. Каретиной страшно польстило, что ее профессора к себе позвали. Или, вот еще, спортсмен был, Никита Кралов, я его на модели машинок подловила, он их собирает. А манекенщица Лунина клюнула на союз фотомоделей. Ну анекдот. Присылаешь письмо: «Многоуважаемый Никита! Союз собирателей моделей машин предлагает вам вступить в свое сообщество. Для получения членства необходимо ответить на ряд вопросов». Ясное дело, даю ему загадки про машины. Редко кто отказывается, девяносто пять процентов тупиц согласны играть.

— Первый тур с примитивными заданиями, поэтому утку участник викторины получает элементарно, — сказал Димон, — и ловко ты придумала, что для решения последней задачи надо водоплавающих четко по указанной схеме размещать, получала картинки из всех частей квартиры. Веб-камеры такого вида и действия недешевы. Где деньги взяла?

— На раскрутку дела одолжила, потом отдала, — призналась Ксения, — сейчас деньги сами текут.

— Откуда? — не поняла я.

Димон погладил девочку по голове.

— Она с вуайеристов капусту стрижет. Хотите реалити-шоу наслаждаться? Гоните рублики! Но, крошка, как ты поступаешь, когда умный человек все семь уток собирает?

Ксюша весело засмеялась.

— А таких нет! И не будет! Это безвыигрышная викторина. Мне главное — камеры в спальне, ванной и на кухне разместить. С четвертого тура начинается игра на выбывание, кто-то сразу сваливает, другие дольше держатся. Вот, например, певец Гриша Крикин. Он мне таким умным казался, а съехал на вопросе: «Что нельзя сделать в космосе?»

— Что? — заинтересовался Федор.

Ксюша подбоченилась.

— Вы всерьез? Или прикидываетесь дураком?

— Наш шеф шутит, — пришел на помощь Приходько Димон, — любой дурак слышал про невесомость. В космосе невозможно повеситься.

Федор закашлялся, Ксения кивнула.

— Ага. Крикин идиот, он не ответил. Зато Ленка, блондинка, телеведущая, оказалась ваще! Чего не спрошу, бац, верный ответ дает. Кто мог о ней хорошо подумать? С виду чуть умнее кролика. Но я ее сделала. Она слетела на вопросе: «Человек умирает от жажды в собственном доме. Как такое возможно?» Ответите?

Федор сделал вид, что увлечен разглядыванием календаря на стене. Я же честно сказала:

— Я не знаю.

— Это вам не в метро кататься, — не удержалась от ехидства Ксения.

— Он жил на яхте, — ожил ноутбук Коробка, — домом парню служил корабль, который плыл по океану. Пресная вода закончилась. Морскую нельзя пить.

— Кто там у вас? — осведомилась Ксюша.

— Умка, — сказал Димон, — думаю, ты с ним мигом найдешь общий язык.

— Объясните мне, дураку, по какой причине прекращалось подглядывание? — спросил Федор. — Проведена большая подготовительная работа, получена информация, звезда на крючке, утки уже в ее квартире. Ну и качай себе деньги через сайт для вуайеристов. Зачем быстро менять объекты?

Ксю растопырила пальцы и пропела:

— «У меня на это пять причин. Первая причина — это…» Надоедает на одну и ту же задницу пялиться, пропадает острота. Пара недель, и все. Опасно на одном объекте зацикливаться, он может узнать про камеры, поднимет скандал. Но, главное, клиенты желают видеть новенькое, вкусненькое, жирненькое, сладенькое. Если хочешь много зарабатывать, крутись белкой, не дрыхни. Раньше я могла только из одной квартиры видео давать, а сейчас уже из двух! У меня в работе Каретина и была еще Маша Медведева, но она уже того, слита. Я собиралась Ваню Попова, телеведущего, выставить, он уже у меня готов, на первый тур прошел, скоро утку получит.

— Убедила, — согласился Коробок, — а вирус? Не очень красиво убивать чужие компы.

Ксюша ответила:

— Дяденька! Я осторожная, найти меня сложно, но все же предпочитаю не оставлять следов. Отлетела компова душа в рай, вместе с ней загадки, письма и весь лес с партизанами. Пленных не берем.

Приходько сел в кресло.

— Сурово, ты недобрая девочка. И нарушила не один закон.

Ксения не смутилась.

— И чего мне сделают? Поругают и домой отправят. Да, я поступала некрасиво, но людей не трогала. Могу дать список тех, кто у меня главным героем программы побывал, все живы.

— Например, Алла Константинова? — спросил Федор.

Ксения скривилась.

— Ой, нет, она дура! Ну совсем безмозглая! Ее уровень «сто одежек, все без застежек»! Еле-еле на первый вопрос самого легкого тура ответила и перестала играть, не понравилось ей, не захотела. Я не очень расстроилась, на другой объект переключилась! Потом Алла куда-то делась, вроде в Голливуд на съемки уехала, сплетня такая по прессе ходила.

— Стойте! — закричала я.

Все повернулись в мою сторону.

— Ксения вела трансляцию из дома Медведевой, — закричала я, — она видела того, кто отравил Машу!

Девочка посмотрела на Димона.

— Тетенька явно не Билл Гейтс!

— У Сергеевой другие таланты, — серьезно ответил хакер. — Таня, веб-камеры работают лишь при включенном компьютере.

— Это как телек, — перебила его Ксения, — щелкнули пультом — кинушка! Выключили — ничего нет. Вернее, кино показывают, но вы его не видите, потому что ушли. Так и с моей развлекухой. Пришла Маша, оживила комп, любуйтесь. Если Интернет отключила, упс!

— Я не поняла, а как изображение с камер, вмонтированных в уток, передавалось в Интернет? — недоуменно спросила я.

Ксюша скорчила гримасу и простонала:

— О! Ну только не это. Снова здорово! Сколько раз одно и то же твердить? В утке установлена супертехника последнего поколения. Камера находится в неподвижном положении, а охват на сто восемьдесят градусов, она синхронизируется с компом того, за кем ведется наблюдение. Именно поэтому, когда ноутбук выключен или не подключен к Интернету, трансляция не идет.

— И твои вуайеристы соглашались ждать, когда появится изображение? — спросила я. — Оно же возникало без расписания.

— О! — обрадовалась шкодница. — Им того и надо! Зайдут на сайт, а там объява висит «Смотри, не пропусти». Если постоянно кино идет, это неинтересно. А у меня настоящая жизнь! Поймай момент! Еще круто, когда в самый суперский миг брык — и конец. Некоторые как включат ноут, так он у них и пашет. Медведева не из таких, Маша марафет наводила, стопудово мужичка ждала. Едва он позвонит, красотуля от Сети отрезалась. У-у-у! Мои клиенты рыдали от обиды. Но чем больше облом, тем охотнее они на сайт бегут! Психология такая.

— И у тебя в главных героях были мужчины! — запоздало удивилась я.

Ксения улыбнулась.

— Почему нет? Вуайеристам вообще-то по барабану половая принадлежность, им главное подсмотреть. Вот в стрипклуб они не пойдут. Там открыто раздеваются, им это неинтересно, нужно исподтишка, тайком, через дырку в стене подглядывать. Танцовщица знает: за ней наблюдают, она работает, а мои жертвы дома сидят, в расслабоне, вообще в непонятках. И среди любителей глаза точить много женщин. Мужчин я подбираю красивых, известных, спортсменов, актеров, телеведущих.

— Нас интересуют Бочкина, Медведева и Константинова, — сказал Федор.

— Про Аллу я рассказала, она сама почти сразу викторину бросила, — напомнила Ксения, — а с Бочкиной глупо вышло. Она постоянно в прессе в компании с Константиновой была, я и решила, что звездный диетолог фигура подходящая, на Екатерину много народа клюнет, но вышел облом. Она такая скучная! Дома ходила в тренировочном костюме, рейтинг нулевой. Я просчиталась, зрителям все-таки настоящая звезда нужна, тусовщица даже с красивой попой не проканала. Иногда меня интуиция подводит, ошиблась я с Бочкиной. Я очень недовольна была, хотела ее «убить», а потом у нее комп сломался. Она на сайт вышла с работы, письмо кинула: «Извините, ноутбук накрылся, пока денег нет новый купить. Можно прервать игру по техническим причинам?» Я ей ответила: «Нет, вы выбыли из соревнования». И переключилась на другой объект. А Медведева с Каретиной хорошо пошли. Я уже говорила, что теперь могу фильм сразу про двоих транслировать.

— Понятно, — потер руки Федор, — давай имена тех, кто любуется на чужую жизнь.

— Информация относится к разряду коммерческой тайны, — торжественно возвестила Ксения.

— Детка, у тебя айкью выше, чем у Эйнштейна, — напомнил шеф, — включи мозги и сообрази, как нужно поступить. Твоя лавочка накрылась.

Ксения повернулась к своим компьютерам.

— Паспортов я не спрашиваю, знаю исключительно ники.

— Крошка к крошечке, получается булочка. Подвинься, — велел Коробок, устраиваясь около девочки. — О! Ты раздобыла программу дабл си!

— Ерунда, — воскликнула Ксения, — сюда позырьте!

— Офигеть, — подскочил Димон.

— Мы тут лишние? — спросила я.

— Скорей, бесполезные, — честно ответил хакер, — дайте нам с Ксю побеседовать. Это пятый проход?

— Шестой, — уточнила девочка.

Мы с шефом двинулись к выходу, на пороге я обернулась:

— Ксения, неужели мама не интересовалась, откуда у тебя деньги?

— Спрашивала, конечно, — не отрывая взгляда от ноутбука Коробкова, ответила девочка. — Я ей объяснила, что снимаю кино, потом выкладываю его в Сеть, а те, кому интересно, платят за просмотр некую сумму. Так многие зарабатывают. Мама сказала: «Помню, была на телеке программа «Сам себе режиссер», очень веселая, там видео показывали». Я не стала ничего уточнять, кивнула: «Вот-вот! А теперь можно деньги за это получать». И включила мамуле на Ю-тубе сюжеты про котика Мару.

— Они бесплатные, — подал голос Димон.

Ксения дернула плечом.

— Маме-то это неизвестно, и ей вредно нервничать. Она любит животных, ей про кота понравилось, она решила, что я нечто похожее снимаю. Нам деньги нужны, никто их за так не принесет.

Димон тяжело вздохнул, но промолчал. Мы с Федором вышли из квартиры Юкиных.

— Иногда я чувствую себя динозавром, который выполз из тьмы веков, — признался шеф. — Вполне уверенно обращаюсь с Интернетом, но эта Ксения! Ей еще пятнадцати нет! Общество вуайеристов! Веб-камеры в утках! Куда мы катимся?

— Любовь Николаевна занята работой, — сказала я, — ей некогда осваивать новые технологии. Дочь отлично учится, проблем ей не доставляет, зачем дергаться!

— Хорошо, что у меня нет детей! — заявил Приходько. — А ты что по их поводу думаешь?

— Наверное, я не получила при рождении положенный женщине материнский инстинкт, — улыбнулась я, — мне хорошо одной.

— Ты очень красивая, — неожиданно заявил Федор.

— Лучший бегемот в стаде коров? — засмеялась я. — Можешь не стараться, я не падка на комплименты, у меня отличное зрение, я реально оцениваю собственное отражение в зеркале.

Приходько открыл дверь джипа.

— Ты неправильно оцениваешь себя, как критик. Вес не имеет ни малейшего отношения к привлекательности женщины. Главное другое.

— Что? — заинтересовалась я.

— Нравится тебе девушка или нет, — с самым серьезным видом сказал шеф.

Глава 29

Утром я проснулась от тоненького голосочка, старательно выводившего:

— Кис-кис-кис, пора гулять! Эй, ты где? Кисонька!

Я открыла глаза. Где я нахожусь? Почему вместо привычных светло-бежевых занавесок вижу шторы цвета испуганного поросенка? И откуда в моей спальне возник запах ванили, корицы и чего-то приторно-сладкого?

Я села и поняла, что нахожусь в комнате Лапули.

— Кис-кис-кис, — надрывался голос.

— Кто там? — громко спросила я.

Из-под кровати появилась Валя.

— Ой! Прости! Разбудила, да? — расстроилась она. — Ищу Музу, она удрала! Лапуля мучается зайчиком, попросила кисоньку покормить, а та ножками взбрыкнула и ку-ку! Улетела!

Я схватила халат со спинки кровати и попыталась натянуть его, не вылезая из-под одеяла. Считайте меня закомплексованной особой, но единственный человек, перед кем я могла относительно спокойно предстать в неглиже, был Гри. Остальные, даже женщины, вызывают у меня смущение. Валентина на редкость бестактна. Неужели она не понимает, что лучше отвернуться или совсем уйти.

— Полжизни б отдала за твой бюст, — неожиданно заявила Валя, — с детства мечтаю о красивой груди, но у меня минус нулевой размер. Везет же некоторым!

Я запуталась в рукавах пеньюара, разозлилась и сказала:

— Сомневаюсь, что черепашка отзовется на кис-кис.

— Как же ее подозвать? — пригорюнилась Валя. — Посвистеть? Языком пощелкать?

— Понятия не имею, — ответила я, — впрочем, не знаю ответа и на другой вопрос: почему я заснула у Лапули в спальне.

— Неужели ты забыла? — всплеснула руками любимая женщина Умки. — Ты согласилась поменяться комнатами из-за…

— …болезни черепахи! — вспомнила я. — Доктор велел ей жить на южной стороне!

— Извини, мы не успели перетащить все вещи, — засуетилась Валентина, — вчера до опупения мебель двигали! Гостиную переместили в ванную.

— Куда? — обалдела я.

— Или в кухню, — протянула Валя, — я совсем запуталась! Лапуля сначала одно говорила, потом пришла бабушка с красным флагом, она другое предложила, затем прибежала мумия-спортсменка, ей захотелось этажерку из туалета себе взять, а на ее место трюмо поставить.

Я попыталась структурировать поток маразма.

— Ни в одном из наших санузлов нет мебели.

— Да ну? — протянула Валя. — Точно помню, была этажерочка! Я сама ее перла! Голубенькая такая! С красными кастрюлями! Ты не будешь против, если я поищу тут Музу?

— Пожалуйста, — милостиво разрешила я, поспешила в ванную, распахнула дверь и ойкнула.

В большой ванне, подсунув под голову подушку в наволочке с изображениями розовых мишек, мирно похрапывал Димон. Поняв, что тут принять душ нельзя, я поторопилась в другую ванную и обнаружила там два кухонных шкафчика, набитых сковородками. Около них сидела на корточках Лапуля и перебирала какие-то круглые деревянные штуки.

— Танюша! — обрадовалась она. — Как спала?

— Замечательно, — ответила я.

Лапуля выпрямилась.

— Сон видела?

Я напрягла память.

— Вроде гонялась за непонятным животным с пятью ногами, парой голов и гребнем на спине. А что?

— На новом месте приснись жених невесте, — захлопала в ладоши Лапуля, — очень верная примета, всегда срабатывает.

— Отлично, — кивнула я, — значит, я выйду замуж за кракозябру. А где у нас теперь моются?

Лапа поправила идеально уложенные локоны.

— Я не думала на эту тему. Наверное, под душем. Или в ванне.

— В одной спит Димон, а здесь ты с кастрюлями, — пробормотала я.

— Котик вчера пришел в разгар переезда, — зачастила Лапа, — Валечка немного напутала, кто куда пойдет, поэтому тазики сложила к коте, а его одеялко отправила на место Анфисы. Маргоша пошла туда, где жила Муза, легла на ее место.

— Марго залезла в аквариум черепашки? — удивилась я. — Как она там поместилась?

Лапуля медленно накручивала прядь волос на палец.

— Не! Доктор-профессор велел Музоньку на воле держать. Стеклянные стены ограничивают ее психическую свободу! Люди не могут нормально развиваться, если они постоянно носом в преграду упираются!

— Черепашка не человек, — перебила я Лапулю.

— Не обижай Музоньку, — занервничала та, — зайчик начнет сердиться! Фу!

— Скажи, пожалуйста, где можно умыться? — спросила я.

— Зачем? — заморгала Лапуля.

Я задумалась. Действительно, зачем? Вот уж глупая привычка принимать душ по утрам!

— Если тебе здесь не нравится, — протянула Лапа, — то, вероятно, лучше пойти… э… на бывшую кухню! Раковина пока там! Ее еще не перенесли.

Я потрясла головой.

— А куда ты решила переместить мойку?

— Не думала пока об этом, — призналась Лапуля, — план составляла Валя, а потом все запуталось. Вот. Хочешь посмотреть?

Не дожидаясь моего ответа, она достала из кармана ярко-розового одеяния сложенный листок бумаги и положила его на стиральную машину, тараторя без умолку:

— Валентина сказала, ей Умка сказал, чтобы она мне сказала, что план надо составить иначе, мол, Котик скажет, что Валя сказала не так. И будет она совсем виноватая, если не скажет, что Умка ей сказал, чтобы она мне про план сказала!

Я развернула бумажку, расправила и стала изучать рисунок. Сначала мне показалось, что вижу кривые прямоугольники и квадраты, не связанные между собой, но потом я разглядела: на каждом нацарапаны слова, например, «Спальня Танюши», «Котиков уголочек», и спросила:

— Ты чертила план квартиры?

— Красивенько вышло? — обрадовалась Лапа. — Я очень старалась.

— Схема не точная, — вздохнула я.

— Я аккуратненько рисуночек малевала, — расстроилась Лапуля.

— Здесь нет коридоров, — уточнила я.

— Зачем они? — поразилась Лапуля. — В них не живут!

— И ты забыла про санузлы, — не успокаивалась я.

Лапа нахмурилась.

— Танюсечка, мы меняем спаленки! Туалетики решили не трогать! Ванночки долго вытаскивать! И унитазики! Без них зайчику нельзя, его постоянно тошнит!

Я мысленно перекрестилась. Очень хорошо, что Лапулю мучает токсикоз! То есть, простите, крайне плохо, что беременная женщина испытывает дискомфорт, мне жаль ее, но веди зайчик себя прилично, пара сумасшедших подружек выдрали б саноборудование из полов и стали думать, куда их пристроить. Не сомневаюсь, что события развивались бы именно так: сначала Валентина и Лапа снимают «фарфоровых друзей», а потом судорожно размышляют, на какое место их поставить. Мелочи, вроде труб канализации, как, впрочем, и стояки, их не озаботили бы, пришлось бы обитателям квартиры бегать во двор. На календаре начало марта, вроде уже весна, но еще очень холодно. Вам понравится справлять нужду под кустом? Мне нет! Как-то стыдно, вокруг полно прохожих, соседей. А что тут перечеркнуто?

Я повертела в разные стороны «чертеж», ничего не поняла и снова обратилась к Лапуле.

— Тут кто-то написал «Красная площадь», это гостиная, да?

Лапа кивнула, а я продолжала недоумевать.

— Затем в квадрате указали «Танюся», снова убрали, обозначили «кухня», вымарали это, вписали «Котик» и в результате заменили его на «Бонапарт».

Лапуля потерла поясницу.

— Мы полагали, что ты поедешь на Красную площадь, но ты передумала. Пришла Анфиса, захотела там кухню разместить, пришла Марго, велела на этом месте Димочку устроить, а потом…

— …пришел кот Умки и отбил себе зал, — завершила я ее монолог.

— Боня не умеет разговаривать, — неожиданно логично возразила Лапуля, — мы чуть-чуть запутались. Едва вещи перетащим, сразу кто-нибудь план переделывает! Валюся устала! Чуть не заплакала!

Тут только я догадалась спросить:

— Вы с возлюбленной Гордина сами возились с мебелью? С ума сойти! Тебе ни в коем случае нельзя таскать тяжелое.

Лапа улыбнулась.

— Не-а! Мы руководили. Позвали мальчиков-слоников, они за деньги пообещали все-все сделать и обманули!

— Надеюсь, ты записала координаты фирмы, которая предоставила нечестных грузчиков, — возмутилась я, — ну и народ! Взяли гонорар и удрали.

— Нет, нет, — защитила рабочих Лапуля, — они ни копеечки не взяли! Бегали туда-сюда, туда-сюда, вжик-вжик, туда-сюда, топ-топ, туда-сюда.

Меня стало поташнивать, а Лапуля не унималась.

— Шмыг-шмыг, бах-бах! В одиннадцать вечера один из слоников этажерку уронил и сказал: «Ну, ребята, все, я пошел. У меня мозги вытекли. Перекидываю полки в восьмидесятый раз, офигел». Правда, грубо?

— Не очень вежливо, — согласилась я.

Лапа облокотилась о стиральную машину.

— Остальные слоники не лучше. Все побросали и к двери рванули. Я им кричу: «Слоны, стойте, вы не дотаскали вещички!» А они топ-топ к лифтику. Я им: «Слоны, стойте, вы денежки не взяли», а они убежали. Нет, ты понимаешь, совсем!

Я привалилась к раковине. Представляете, какие указания раздавали Валя и Лапуля, если грузчики предпочли спешно удрать от двух очаровашек, даже не взяв кровно заработанные деньги? Скажете, такое невозможно? Ну так вы не знакомы с нашей Барби и ее новой подруженькой, вас не заставляли сто сорок раз переставлять этажерку из ванной в гостиную и обратно.

— Их главный слон напоследок крикнул: «Никогда не звоните в нашу фирму», — возмущалась Лапуля. — Спрашиваю: «Почему?» А он проревел: «Контора переехала на Канатчикову дачу». Это где же такая? И не глупо ли туда в марте перебираться? Ни цветочков, ни травки еще нет.

Я постаралась сохранить на лице сочувствующую мину, а Лапа продолжала жаловаться на «слоников».

— Другой, ну не главный, тихонько дверку прикрывая, спросил: «Девушка, вы, типа, ваще замужем или одна живете? Может, вам кто нужен? Вроде доктора!» Решил ко мне клеиться, нахал! Ну я его сразу осадила, ответила: «Не на что вам рассчитывать! У меня скоро зайчик родится! Я в интересном положении. Ясно?» А он так вздрогнул и шепнул: «Дай бог вашему мужику-кролику терпения, сходите к врачу!» И кто он такой? Врач? Зачем к нему идти? Валя считает, он нас к дизайнеру направил, который патио оформляет. Ну вот уж глупость! Где тут дворик с фонтаном? Танюля, ответь, не молчи, как ковер!

На мое счастье, именно в этот момент раздался звонок в дверь, и я сбежала от Лапули в холл.

— Лекарства вы заказывали? — спросил простуженным басом курьер.

— Да, да, — закричала Валентина, выбегая из коридора, — вы обещали еще вчера доставить. Почему опоздали?

— Подзадержался, — спокойно сказал парень. — Где проверять будете?

— Выкладывай на тумбочку, — приказала Валя.

Юноша расстегнул пластиковую сумочку и нудным тоном стал вещать:

— Витамины с кальцием. Биологически активная добавка для нормализации психического состояния. Гель для втирания в ноги с эффектом смягчения усталой кожи. Капли в глаза для тех, кто постоянно находится при искусственном освещении, спрей от сухости воздуха, назальный дозатор с календулой…

Я нахмурилась. Конечно, хорошо, что Лапуля решила следить за своим здоровьем. Беременная женщина обязана заботиться о том, как развивается младенец, но не повредит ли ей большое количество медикаментов? А курьер не замолкал:

— Термолосьон для озябших организмов, очистительный кишечный чай, нюхательная соль с ароматом водорослей, растворимые таблетки из ламинарии, мелок от микрофлоры…

— Ерунда какая-то! — не выдержала я. — Неужели бактерии можно уничтожить при помощи мела?

— Тараканы-то, если плинтусы помазать, помирают, — возразил доставщик. — Мне другое интересно, почему средство от насекомых назвали «Машенька»? Что производители имели в виду?

— Займись делом! — прикрикнула Валентина. — Носки от грибка принес?

— Ну так! — сказал парень. — Непременно.

Я напряглась.

— С грибковой инфекцией надо срочно бежать к врачу!

Валя кивнула.

— Доктор уже сюда приходил и кучу лекарств выписал. Мы их по его списку заказали. Мы еще хотели мазь от инфекции, которая передается через поцелуи, и компрессы для головы.

— Приволок, — подтвердил курьер, — с вас пятьдесят три тысячи! Рублей!

— Ух! — выдохнула я. — Ничего себе сумма!

— За две копейки ничего хорошего не купишь, — отрезал доставщик. — Берете? Если отказываетесь, я не уйду, пока десять процентов от счета за ненужную доставку не оплатите. Нечего даже надеяться, что от меня избавитесь. Даете деньги, и я отваливаю. Не даете, живу тут вечно. Я за ваши «хочу», «не хочу» из собственного кармана в кассу тыщи вносить не собираюсь.

— Остынь, — велела Валентина, — нам лекарства нужны. Тань, у тебя есть наличка?

— А что? — предусмотрительно поинтересовалась я.

— Димон в спешке минуту назад ускакал, даже кофе не выпил, а у Лапы только карточка, — объяснила она. — Коробок вечером тебе все вернет.

— Ладно, — кивнула я и отправилась за кошельком.

Лапуле повезло, как раз вчера я сняла большую сумму, собиралась заглянуть в магазин, чтобы купить себе весеннюю обувь, пальто, пару юбок.

Получив деньги, юноша тщательно пересчитал их, убрал в сумку, затем, хитро улыбаясь, произнес:

— За покупку положен подарок. Вот!

Валентина уже успела унести медикаменты. Тумбочка в холле была пуста. Доставщик грохнул на нее картонную корзиночку, в которой стояло шесть крохотных бутылочек, каждая объемом миллилитров двадцать, наполненных прозрачной жидкостью.

— Что это? — удивилась я.

Юноша радостно заулыбался.

— Эксклюзив! Есть только на нашем складе! Уникальная минеральная вода. Ее добывают в Альпах, из ледника, чище на свете нет! Одна беда, она долго не хранится, выпить нужно в течение месяца! Минералка ваще без консервантов, поэтому тухнет.

— Спасибо за презент, — сказала я, — но наш младенец пока не родился, лучше отдайте чудесную водичку какой-нибудь мамочке.

Юноша взглянул на меня с неприкрытым изумлением.

— Думаете, бутылочки для детей?

— Конечно, — сказала я, — для взрослых навряд ли станут выпускать емкости, куда помещается столовая ложка воды.

Курьер показал пальцем на корзинку.

— Они не для человеков!

Настал мой черед удивляться.

— Для кого же предназначена минералка?

Вам ни за что не угадать его ответ.

— Для белок, — выпалил курьер.

— Милых, пушистых, рыжих зверьков? — на всякий случай уточнила я.

— Они еще серые бывают, — обрадовался парень.

Секунду мы молчали, затем я воскликнула:

— Белки могут попить в лесу из лужи.

— Для домашних питомцев воду производят, — перебил меня курьер, — бельчата нынче на пике моды, их в особняках многие держат, на участках селят.

— Ладно, — кивнула я, — оставим в покое олигархов, которые поят своих белок минералкой с Альп. Если есть спрос на подобную воду, то, естественно, ее производят. Но зачем приносить бутылочки в подарок обычной москвичке, которая сделала заказ на витамины, капли в глаза и в нос? Логичнее преподнести ей… ну… не знаю… упаковку ватных палочек!

— Так мы ветеринарная сеть, — зачастил курьер, — продаем исключительно средства, адресованные кошкам-собачкам-хомячкам-крысам. А на подарки акции. Сейчас вода для белок! Вам не нравится, а другие рады. В прошлом месяце мы раздавали пудру для котов!

— Постой! — воскликнула я. — Ты нам привез лекарства для животных?

— Что, сами не знаете, какой заказ делали? — ухмыльнулся юноша.

Я почти лишилась дара речи, но справилась с собой.

— А для кого все эти спреи-мази?

Курьер достал из сумки квитанцию.

— Для черепашки Музоньки. Вы меня проверяете? Зря стараетесь, я учусь в ветеринарной академии, подрабатываю на складе, никогда ничего не перепутаю. Дверь заприте, я побежал дальше.

Я подождала, пока юноша выйдет на лестницу, закрыла замок и замерла. Интересно, как отреагирует Димон, когда услышит, какую сумму я отдала за биологически активные добавки для черепашки? Надеюсь, его слегка утешит дармовая минералка для белок. В течение месяца дедушка российского Интернета непременно найдет время для похода в лес. Там, в чаще, он угостит милых зверушек водой с альпийских ледников, а они будут рыдать от радости, сплетут хакеру венок из ромашек, вручат ему корзинку орехов, лукошко сушеных грибов и проводят аплодисментами.

Глава 30

Около часа дня мы втроем собрались в зале совещаний.

— Мы поставили не на ту лошадь, — мрачно резюмировал Приходько. — Девочка Ксюша со своей викториной вовсе не серийный маньяк.

— Что будем делать? — вздохнула я.

— Начнем от печки, — приободрился Федор, — еще раз все пересмотрим, перечитаем, изучим.

Резкий звонок заставил меня подпрыгнуть. Шеф вытащил из кармана мобильный.

— Да. Кто? Очень приятно. Чем могу помочь? Ага. Хорошо. Сейчас за вами спустятся.

Босс положил сотовый на стол.

— Дима, сходи на первый этаж, там ждет Нина Терентьева, она представилась родственницей Маши Медведевой, хочет нам что-то показать.

Коробок вскочил и умчался.

— Ты поменял мелодию? — спросила я.

Федор покосился на телефон.

— Купил новый аппарат. Хочешь посмотреть?

Я из вежливости взяла черный мобильник.

— Отличная вещь.

Приходько начал перечислять достоинства трубки:

— Здесь все в наличии! Камера, диктофон, блютуз, подключение к Интернету.

Удивительно, до какой степени мужчины падки на технические игрушки. На мой взгляд, телефон должен служить средством связи, а не подменять собой утюг — телевизор — свч-печь — пылесос плюс кухонную технику. Кстати, отличная идея! Ну почему до сих пор не появился симбиоз кофеварка — соковыжималка — мобильник?

— Знакомьтесь, Нина Терентьева, — громко сказал Димон, вводя в зал невысокую полную женщину с большой сумкой, смахивающей на мешок.

Посетительница впилась взглядом в Федора.

— Вы главный?

— В этом коллективе — да, — ответил босс.

Нина поставила свою ношу на стол.

— Почему до сих пор не арестована убийца моей сестры?

— Сестры? — удивился Федор. — По документам Маша не имеет родственников!

— Мы сами себя назвали сестрами, — сердито сказала Терентьева. — Машута мне незадолго до смерти по скайпу звонила! Она не собиралась кончать жизнь самоубийством! Вы плохо работаете! Вам плевать на простую девушку! Выгораживаете богатенькую!

Приходько указал на стул.

— Присядьте, пожалуйста, давайте разговаривать конструктивно.

— Отлично, — нахмурилась Терентьева, — но лучше себе скажите: работайте, братцы, конструктивно!

Я посмотрела на разгневанную женщину и спросила:

— Почему вы уверены, что Марию убили?

Терентьева открыла необъятную сумку, вытащила оттуда розовый альбом и швырнула его на стол.

— Полюбуйтесь, как она их запугала! У него шатался бизнес, Маша не могла любимому навредить. Она испытывала сплошные мучения, которые только возросли после его отвратительного поступка! Он не выдержал, рассказал все Маше! Попросил ее помочь! Та согласилась, иначе бы ему совсем плохо пришлось! А она мою сестру убила!

Я хотела сказать, что ничего не поняла, но тут Приходько открыл альбом и присвистнул.

— Вау! Смотрите!

Мы с Димоном встали и подошли к шефу.

— Знакомо, — кивнул Коробок, — лицо вырезано, осталась одна фигура.

— Зачем уродовать фотографию? — не поняла я.

— В годы сталинского режима людей постоянно арестовывали, забирали целыми семьями, квартирами, — объяснил Федор, — оставшиеся на свободе боялись тоже очутиться за решеткой.

— Ну и при чем тут эти снимки? — пожала я плечами.

Димон погладил меня по спине.

— Ты не понимаешь реалии тех лет. Лежит у тебя на полочке альбом с фотками, заглядывает в гости сосед или приятель, начинает перелистывать страницы… ба! С кем у нас стоит в обнимку Танюша? С общим знакомым Васей Петровым! Но он арестован как шпион! Далее появляется простая логическая цепочка: раз Татьяна дружила с Васей, она тоже враг народа. И пишет сосед-приятель донос на Сергееву, ночью прикатывают сотрудники НКВД, увозят Таню, а фотографии прихватывают в качестве улики. Поэтому многие советские граждане, услышав об аресте друзей, моментально вырезали их лица из общих фото либо заштриховывали их черными чернилами.

— Повезло, что я родилась уже после смерти Сталина, — воскликнула я. — Но сейчас-то с какой стати это проделывать?

Димон сел напротив Нины.

— Расскажите все спокойно, назовите имена, фамилии. Я могу для вашего удобства задавать вопросы. Почему вы называете себя сестрой Маши?

Терентьева набрала полную грудь воздуха, медленно выдохнула и на удивление связно начала рассказывать.

Ниночка и Машенька ходили в один детский садик, но попали в разные школы. Только это никак не отразилось на их дружбе, девочки поклялись никогда не расставаться и решили: они как сестры, будут всегда поддерживать друг друга, приходить на помощь в трудную минуту и вместе радоваться. Такие детские клятвы не редкость, как правило, они быстро забываются, но Нина с Машей с течением времени действительно стали как сестры. Впрочем, близкие родственники могут поругаться, а Терентьева с Медведевой ни разу за все годы общения не повысили друг на друга голос.

Принято считать, что красота облегчает жизнь девушке. Может, оно и так, но Машеньке ангельская внешность принесла одни неприятности. То, что Медведева чудо как хороша, стало понятно уже в младших классах школы. Все мальчики бегали за симпатичной девочкой, более того, даже малочисленные педагоги-мужчины заглядывались на Медведеву. Ну а теперь догадайтесь, как к Маше относились девочки? Наряду с яркой внешностью Медведева обладала малообщительным, робким характером. Другая бы красотка вертела кавалерами, командовала ими, создавала коалиции с девочками, которые хотят дружить с королевой, чтобы быть поближе к ребятам, а Машенька стеснялась, избегала общения и заработала характеристику гордячки, противной, заносчивой. К восьмому классу Медведева стала изгоем. Она сидела одна за партой, ее никогда не приглашали в компании, друзей у нее не было. На беду Машенька отлично училась. Почему на беду? Да потому что красивая девочка ну никак не может быть умницей-отличницей, она должна быть дурой-двоечницей, раз у нее привлекательная внешность.

Дети и их родители пребывали в твердой уверенности: Машеньке ставят пятерки за вьющиеся волосы, огромные глаза и точеную фигурку, а не за отличные знания. Одной Нине было известно, сколько слез пролила подруга, мечтавшая быть как все.

Думаете, в институте, куда поступила Машенька, стало лучше? Вроде в актрисы идут привлекательные девушки, в таком вузе внешность Медведевой зависти не вызовет. Ан нет, даже на фоне симпатичных студенток Маша резко выделялась. Однокурсницы были хорошенькими, смазливыми, а Медведева уродилась красавицей. Из вульгарной ревности женщины-педагоги ставили ей двойки по актерскому мастерству и говорили:

— Конечно, девица красивая, но ведь бесталанная.

Это было неправдой, Маша могла стать замечательной актрисой, просто у нее не хватало веры в себя. Медведева зажималась, во время студенческих спектаклей у нее становились ватными ноги, горло перехватывал спазм, спина деревенела. Но Маша отчетливо слышала шепоток «добрых» одногруппниц:

— Лучше Медведевой выйти замуж, ни фига из нее не получится!

Но вот парадокс: мужчины не рисковали приблизиться к красотке, Машеньку не звали на свидания, ею любовались издали. Другие студентки, курносые, толстощекие, коротконогие, ездили с кавалерами отдыхать, бегали в загс расписываться-разводиться, а Медведева куковала одна. Полный провал как на профессиональном, так и на личном фронте.

Маша часто рыдала на плече у Нины и постоянно спрашивала:

— Что со мной не так?

— Мужики боятся к такой красавице подступиться, — вздыхала названая сестра. — Не хотят выглядеть на твоем фоне бледно, полагают, что ты потребуешь богатое содержание, шубы, бриллианты, машины. А режиссерам не нужно яркое лицо, в нашем кино мало ролей для женщин твоей внешности!

— И что делать? — плакала Маша. — Повесить на грудь табличку: «Я не стерва» или занавеситься паранджой?

Студенческая пора, о которой большинство людей вспоминают как о самом счастливом времени в жизни, доставила Маше одни негативные эмоции. Правда, она обзавелась подругой, Аллой Константиновой. Это была единственная девушка, с которой у Медведевой сложились хорошие отношения, не такие близкие, как с Ниной, но достаточно теплые. Однако и здесь не обошлось без напряга. Алле не нравилась Нина, а Нине Алла. Втроем они никуда не ходили.

Четко сформулировать свои претензии к Константиновой Нина не могла. Ей просто казалось, что хитрая Аллочка преследует какие-то личные цели. А еще у Аллы была ближайшая подружка Катя Бочкина. Та вообще казалась Терентьевой отталкивающей. Екатерина вульгарно одевалась, употребляла нецензурные выражения, оглушительно хохотала и принадлежала к другому социальному слою. Она была простой медсестрой, никогда не скрывавшей, что основная цель ее жизни — удачно выйти замуж за богатого. Аллочка потакала Бочкиной: став известной, она таскала ее на тусовки, пиарила изо всех сил. Справедливости ради следует заметить, что точно так же Константинова везде водила с собой и Машу. Именно Алле пришла в голову идея пристроить нуждавшуюся в деньгах Медведеву на съемку в рекламу шоколада. Константинова, тогда уже снявшаяся в одном сериале, пошушукалась с кем-то, и Маше предложили контракт.

Прежде чем подписать договор, Маша побежала к Нине за советом, а та сказала:

— Я, к сожалению, ничего не понимаю в актерском бизнесе, работаю переводчиком и далека от мира кулис, но думаю, тебе лучше не светиться в рекламе. Лицо примелькается, станет связано с тем или иным конкретным продуктом, ты будешь ассоциироваться с «тетей с мылом» или со «сладкими батончиками с орехами». Ни один режиссер потом тебя в свой проект не пригласит. Лучше подожди, рано или поздно настанет твой час, ты получишь замечательную роль.

Медведева призадумалась, но тут возникла Алла-искусительница:

— Век актрисы короток. Много ты знаешь звезд, вспыхнувших после сорока? Их по пальцам можно пересчитать! Всю жизнь в прихожей протопчешься и останешься на бобах. Реклама — хороший шанс заявить о себе. Если в кино облом, то надо искать другие возможности. Станешь фотомоделью. Знаешь, сколько они зарабатывают? Имеют и деньги, и славу, и лучших мужиков. Не упусти свой шанс!

И Маша подписала договор. Спустя короткое время прекрасное лицо Медведевой засияло на всех телеканалах, в городе появились билборды и растяжки, Машу начали узнавать прохожие, к ней стали обращаться разные фирмы. Карьера модели неожиданно набрала обороты.

Нина оказалась права: режиссеры Маше не предлагали ролей. Но и Алла не ошиблась: Медведева обрела-таки славу и деньги.

Нина перевела дух, а потом, похлопав ладонью по альбому, сказала:

— Я сначала обрадовалась, подумала: «Раз Мася счастлива, ну его, это кино. Спасибо Алке за помощь». Но потом стал ясен план Константиновой. Хитрая гадина отлично все рассчитала!

Глава 31

— Да ну? — спросил Федор. — Что же именно?

Нина легла грудью на стол.

— Они ходили вместе по мероприятиям: Медведева, Константинова и Бочкина. Войдет троица в зал, папарацци со всех ног несутся, давай объективами щелкать. Потом в прессе снимки мелькают с подписями «Супермодель Маша, актриса Алла и врач Екатерина на вручении премии». Алка за счет Маруси Катьку раскручивала, представляла ее журналистам как диетолога. Машуля мне рассказывала, что наглая медсестра стала советы по здоровому питанию раздавать. Медведева служила трамплином для Бочкиной!

Я решила внести немного здравого смысла в страстную речь Нины.

— Алла подружилась с Машей еще в студенческие годы. Навряд ли она уже тогда составила далекоидущий план.

Нина нахмурилась.

— Вероятно, в институте Алка просто ходила с Машей, желая получить ее кавалеров, но потом решила за счет моей сестрички свою Бочкину двигать. Маша стала успешной, ее любили фотографировать на тусовках.

Я решила не сдаваться.

— Но и Алла популярная актриса, ее приход на мероприятие тоже вызывал ажиотаж у журналистов. Она не нуждалась в пиаре за счет подруги. Вам не приходило в голову, что Константинова просто хорошо относилась к Медведевой, желала ей добра?

— Нет! — решительно заявила Нина. — Алла убила Машу!

— Сильное обвинение, — покачал головой Федор. — По какой причине она лишила ее жизни? Где мотив?

Нина показала на альбом:

— Вот. Он здесь. Сначала Константинова убила Бочкину, а затем шантажом заставила своего любовника просить Машу о прикрытии! Екатерина не покончила жизнь самоубийством, она знала правду про крем, который изуродовал лицо Алки! Катька потребовала денег за молчание, Константинова ее убила, подлила в кисель средство дезинфекции, потом…

— Стоп! — попросил Федор. — Не понимаю. Вы недавно говорили, что Алла заботилась о подруге, везде водила ее с собой. И убила?

Нина потерла шею.

— Наверное, я слишком тороплюсь, не все подробно рассказываю.

— Вы нам объясняйте медленно, — сказал Димон, — я плохо сведения на слух воспринимаю.

Терентьева снова открыла альбом.

— Знаете, чье лицо на фото вырезано?

— Нет, — хором ответили Федор и Димон.

— Любовника Маши, она изо всех сил пыталась его скрыть, — выдвинула я свою версию.

Нина кивнула.

— В точку. В позапрошлом декабре, или ноябре, месяц не помню, чуть более года назад, мою сестру пригласили для участия в рекламе нового крема для лица, который устраняет первые морщины, отбеливает кожу, ну и тому подобное. Акцию затевала косметическая фирма, которая в своей лаборатории разработала это средство. Маша понравилась местным специалистам, но рекламу с ней делать не стали. Владелец предприятия, Андрей Болотов, был против, он сказал:

— Вы сказочно красивая женщина, а нам нужен немного иной типаж. Симпатичная, но не ослепительно-прекрасная женщина. Потенциальная покупательница посмотрит ролик с Марией и подумает: «Ну, вранье! Где у нее проблемы с кожей? Их нет. Значит, крем — ерунда, он ничего не убирает!» Может, вы знаете какую-нибудь актрису средней руки, которая согласится испытать на себе новинку? Мы сделаем этакий видеоэксперимент, продемонстрируем людям: вот такой она пришла, и смотрите, как улучшилась ее внешность после использования нашего крема. С вами это не получится, вы прекрасны.

И Маша, добрая душа, сразу назвала Константинову. Болотов начал длительные переговоры с Аллой, одновременно он влюбился в Медведеву, у них завязался роман, который они тщательно скрывали от чужих глаз. Почему? Ну Маша-то по природе скрытна, а у Андрея пару лет назад была связь с одной известной балериной, которая заказывала на фирме эксклюзивные средства по уходу за лицом. Ни Болотов, ни танцовщица своих отношений не скрывали. Зачем таиться не обремененным брачными узами людям? Красивая пара привлекла внимание желтой прессы. Неожиданно началась истерика. Чем обычный бизнесмен и балеринка совсем не мирового масштаба заинтересовали читателей? Ответа на вопрос не ждите, просто так получилось, что издания с фотографиями влюбленных моментально повышали свой тираж. Иные люди идут на все, чтобы привлечь к себе внимание, и не получают его. Болотов и балерина совсем не хотели пиара, но ели его полной ложкой. Через три месяца преследований балерина не выдержала и бросила Андрея, сказав ему на прощание: «Не желаю быть растиражированной и бояться выйти на улицу». Поэтому, влюбившись в Машу, наученный горьким опытом Болотов стал шифроваться почище агента иностранной разведки. И, надо сказать, им с Машей удалось сохранить тайну.

А потом случилась беда с кремом. Андрей поставил с участием Константиновой масштабный рекламный спектакль. За хорошие деньги Алла согласилась испытывать якобы новый продукт. Почему якобы? Да потому что крем, который для Константиновой готовили в спецлаборатории, здорово отличался от того, что продавали в красивых баночках потребителям. А еще Алла подвергалась разным процедурам. В самом конце весны в лаборатории ей сделали кислотный пилинг. Результат приятно поразил Константинову, она попросила повторить процедуру, но Болотов отказал ей со словами:

— Нет, в следующий раз не раньше чем через восемь месяцев.

Это предыстория событий, дальше случилось вот что.

В начале прошлого лета, поздно ночью, Андрей примчался к Маше и рассказал ей о страшном происшествии. Константинова решила самостоятельно воспользоваться пилингом, украла в лаборатории бутылочку с кислотой. Алла не умела правильно наносить средство, но решила, что никаких хитростей в этом нет, она же видела, как женщина-врач сначала вскрыла упаковку, затем влила ее содержимое в крем, тщательно размешала, наложила смесь Константиновой на лицо и предупредила:

— Уж извините, ощущения будут не из самых приятных, зато эффект потрясающий.

Алла в точности повторила действия доктора, сцепив зубы терпела все усиливающуюся боль, потом попыталась смыть массу… Что было дальше, вы знаете.

— Она дура! — бушевал Андрей. — Бутылочки с кислотой похожи, один размер, цвет, отличаются лишь концентрацией содержания активного вещества! Для пилинга берется максимум десятипроцентное сырье, а Константинова взяла восьмидесятипроцентное! Оно предназначено только для лабораторных работ. И то, что актриса приняла за крем, это особое, защитное покрытие.

— Боже! — испугалась Машенька. — Что теперь будет?

— Не знаю, — сказал Андрей, — пока она в VIP-отделении у нас лежит. Попытаемся что-то исправить.

— Получится? — робко спросила Маша.

— Хочешь правду? Нет! — отрезал Андрей. — Значит, так. Никому ничего не рассказывай. Идет?

— Да, да, конечно, — закивала Медведева.

— Будем общаться пока исключительно по телефону, по нашим личным номерам, — велел Андрей. — Тебе никак нельзя быть связанной с этой историей. Авось пронесет.

Надежды Болотова оправдались, газеты ничего не пронюхали, Андрей пытался восстановить лицо Аллы. Почему он так заботился о Константиновой? Ответ прост. Алла сказала бизнесмену:

— Похоже, моя карьера накрылась. Ты обязан теперь содержать меня до конца дней. Лучше всего, если мы оформим брак с договором, по которому в случае развода я получу половину твоего состояния.

Андрей возмутился, а Константинова заявила:

— Если ты откажешься, я покажусь широкой публике и скажу: «Вот что с моим лицом сделал крем Андрея Болотова!» Тогда ты гарантированно лишишься всего.

Бизнесмен испугался, Маша тоже впала в панику и предложила ему:

— Давай я поговорю с Аллой, она, наверное, умом тронулась.

— Нет, нет, — возразил Болотов, — тебе надо держаться от нее подальше! Видишь, как дело разворачивается!

Машу внезапно укусила ревность.

— Ты на ней женишься?!

— Конечно, нет! — разозлился Андрей. — Буду думать, как выкрутиться.

Некоторое время ничего не происходило, а потом умерла Бочкина. Через пару дней после самоубийства Кати Андрей приехал к Маше и сказал:

— Умоляю, затаись! Надеюсь, у тебя нет никаких наших совместных фото? Не дай бог, они в прессу попадут!

— А что? — насторожилась Маша.

Андрей тяжело вздохнул.

— Алла убила Катю.

Медведева оторопела.

— Не может быть! Константинова не способна на преступление.

— Может, может, — возразил Андрей. — У нее развилась ужасная злоба и ревность ко всем бывшим подружкам. Целыми днями твердит: «Они нормально живут, а я урод». Ей не давала покоя Катя, та вроде начала наверх подниматься. Короче говоря, Алла съездила к ней домой и налила в бутылочку с киселем средство дезинфекции для унитазов. Показывай ноутбук, я сам из компа наши снимки удалю.

— Вау, — прошептала Маша.

— У Аллы есть ключ от квартиры Бочкиной, — грустно сказал Андрей, — вот она им и воспользовалась.

— Ее надо сдать в психушку! — воскликнула Маша.

— Ага, а Константинова расскажет про крем, еще она обвинит меня в убийстве Катерины.

— Почему? — опешила Медведева.

Болотов потер затылок.

— Потому что я дурак! Алла попросила меня купить жидкость для мытья туалетов. Естественно, я ее принес! А она прихватила средство с собой, именно оттуда налила отраву в кисель. И заявила: «Если не женишься на мне и не отпишешь половину состояния, я скажу кому надо: «Бочкину отравил Андрей, потому что она выяснила — он меня своим кремом изуродовал, и стала его шантажировать. Вот бутылка с его отпечатками и чек из магазина. Там, наверное, видеокамера есть, проверьте запись, и вы точно увидите, как Болотов отраву купил».

У бедной Маши голова пошла кругом, а Андрей все говорил и говорил.

— Есть научные исследования насчет того, как меняется характер у женщин, внешность которых ухудшилась вследствие разных причин. Грубо говоря, став уродами, они озлобляются. Алла винит в произошедшем всех, кроме себя. Она не способна трезво оценить ситуацию и мужественно признать: «Это mea culpa». Ей хочется уничтожить тех, кто продолжает вести нормальный образ жизни, ходит на работу, встречается с мужчинами, ездит отдыхать. Сама Константинова лишена таких радостей, она заперлась в доме и ненавидит всех. Я попал в западню, мне придется отдать ей половину своего состояния. Но сейчас я не могу изъять деньги из бизнеса, в последнее время дела шли плохо, поэтому я взял большой кредит в банке. Если я расплачусь с Аллой, то разорюсь. Милая, нам надо сидеть тихо, я боюсь за твою жизнь, но непременно что-нибудь придумаю. Я сказал Алле, что ты улетела в Америку, но, на всякий случай, надо осторожничать.

Как только началась неприятная история с Константиновой, Андрей, испугавшись за Машу, уничтожил все совместные снимки. Болотов удалил фото из ноутбука Медведевой, но ему и в голову не пришло, что у нее есть обычный альбом с фотографиями, где запечатлен он. Ну кто в двадцать первом веке будет приклеивать снимки на картонные страницы? Машенька ослушалась Андрея. У нее была привычка перелистывать перед сном альбомчик и мечтать о том времени, когда неприятности закончатся и они с Болотовым будут жить вместе. Но услышав про убийство Кати, Маша испугалась: вдруг сумасшедшая Константинова придет к ней домой, найдет альбом с фотографиями, который был для Медведевой дороже любых раритетов, и она убрала со снимков лицо Болотова. «Акцию по зачистке» Медведева произвела на пике эмоций, через час она пожалела о содеянном, спрятала несчастный альбом в тайник и стала вести себя как обычно.

Андрей звонил Маше каждый день и жаловался ей на Аллу. Иногда им удавалось встретиться. Нельзя сказать, что Медведева чувствовала себя счастливой, наоборот, она никогда столько не плакала, как в последнее время, но Болотов твердил:

— Я все улажу! Подожди! Вот бизнес окрепнет, я отдам кредит, отпишу вымогательнице половину своих денег, и мы с тобой уедем. В противном случае Алка меня в тюрьму засадит.

Медведева даже привыкла к странной жизни с Болотовым, ей стало казаться, что ситуация на самом деле устаканится, Андрей утрясет все проблемы.

Нина закашлялась, я услужливо налила ей воды. Терентьева одним махом осушила стаканчик и горестно воскликнула:

— Маня была чемпионом по ожиданию. Она столько натерпелась и в школе, и в институте, что научилась стоицизму. Она любила повторять: «Все заканчивается, даже наши неприятности»! Сестра считала, что буря утихла, Алла почти смирилась с потерей лица, еще полгода, и Болотов с ней расплатится.

Но несколько дней назад Маша позвонила Нине и воскликнула:

— Господи, опять тридцать пять!

— Что случилось? — напряглась Терентьева.

— Звонил Андрюша, — простонала Медведева, — у Аллы в связи с весной началось обострение шизы. Она вызвала спецбригаду, не простых ментов, а суперпрофи, которые занимаются исключительно сложными делами, наплела им, что Екатерину убили. К Болотову приезжала следователь, баба, скоро она и ко мне заявится, я должна помочь Андрею.

— Каким образом? — не поняла Нина.

Медведева протяжно вздохнула.

— Он просил сказать, что я получила по почте предсмертное письмо Бочкиной, из которого понятно: Екатерина совершила самоубийство. А еще я должна рассказать этой тетке, что Катя поругалась с Аллой, в последнее время не общалась с ней. Константинова якобы обиделась на подружку, потому что та стала врать на тусовках, прикидываться диетологом.

— Это правда? — перебила ее Нина.

— Отчасти, — ответила Маша, — идея назвать Бочкину специалистом по здоровому питанию принадлежит Алке, она хотела, чтобы Катя выбилась в люди, говорила ей: «Не бойся! Ничего плохого ты никому не посоветуешь: «Ешьте умеренно, занимайтесь физкультурой». Нынче модно за здоровьем следить. Вот только они не ссорились, пока Константиновой морду не изуродовали. Еще я должна сказать тетке из спецбригады, что у Катерины был роман с радиомагнатом Дуниным. Вадим якобы умер от СПИДа, Бочкина поняла, что тоже заразилась, и совершила суицид!

— Это ложь? — не успокаивалась Терентьева.

— Насчет Дунина нет, — уточнила Маша, — после смерти Вадика все узнали, что он был инфицирован. Но у Катьки с Вадимом ничего не было. Да только Дунин со всеми спал, и никто сейчас правды не выяснит, все главные действующие лица покойники.

— Не лезь в это дело, — посоветовала Нина, — скажи своему Ромео: «Сам выпутывайся».

— Да ты что! — возмутилась Маша. — Я должна спасти Андрея! Алка его погубить решила! Отдам письмо бабе из бригады, распечатаю его по-хитрому, только текст, без адреса. Хотя Андрюшенька умный, он не со своего компа записку пришлет. Бочкина умерла, нельзя будет узнать, с ее ли компьютера она послана. Он адрес Катеньки укажет! Схитрит!

Терентьева попыталась воздействовать на подругу, но та лишь говорила:

— Нинуша, я его люблю! Осталось подождать до лета. В мае Андрюша кредит погасит, продает бизнес, вручает Алке бабки, и мы улетаем с ним на острова.

Нина закрыла лицо руками и завершила рассказ:

— Я понимала: все закончится плохо. Маша мне не звонила, я дергалась, и тут ее адвокат прорезался с заявлением о ее самоубийстве и о завещании. О Медведевой «Желтуха» сообщила, а юристу деньги за работу заплачены, он честный человек, вот и выполнил свой долг. Маша купила новую квартиру, она очень ею гордилась и решила задокументировать последнюю волю, боялась, вдруг на самолете разобьется, а ее любимая студия государству отойдет. Она ее мне отписала, велела нотариусу, если что, сразу мне сообщить. Я уверена, что все подстроено. Маша не могла отравиться. У нее дома и лекарств-то не было! Никаких! Она ждала, что Болотов разберется с Аллой, хотела ребенка! Ее убила Константинова! Андрей об этом знает, но молчит, спасает свои деньги. Я давно подозревала, что ему капитал дороже Маши!

— Медведева рассказывала вам о своем увлечении компьютерной викториной? — неожиданно поинтересовался Димон.

Нина кивнула.

— Жуткая глупость! Но Маша чувствовала себя очень одинокой, последний год был для нее ужасным. С Андреем они встречались урывками, а я переводчица, меня в Москве практически не бывает, мотаюсь по командировкам с шефом. Мы с Марусей в основном беседовали по телефону, иногда по скайпу. Машеньке не хватало человеческого общения, а тут эти загадки, они ей очень помогали. Маруся боялась проиграть и выбыть из игры. То мне, то Болотову звонила, советовалась по поводу отгадок. Почему вас это заинтересовало?

Ноутбук Димона издал квакающий звук, Коробок пробежал пальцами по клавиатуре, а у меня зазвонил сотовый, на экране высветился незнакомый номер.

— Хотите кофе? — спросил Федор у Нины. Та кивнула.

Приходько вышел, я приложила трубку к уху.

— Слушаю.

— Иван Николаевич говорит, помнишь такого? Ноги не работают, а голова варит, — громко произнес отчим Аллы.

— Ну конечно, — ответила я, — как поживает Вера Николаевна?

— Я не болтать звоню, — осадил меня бывший оперативник, — тряхнул стариной, съездил к той журналистке, что статью про Вениамина напечатала. Нажал на стерву, ну она и раскололась. Инфу ей о самоубийстве Константинова слил Кирилл Гонкин. Ну, тот следователь, ученик Вениамина Михайловича, который все раскопал. Мне б раньше допереть, да видно, я старею. Гонкин был очень принципиальным, из-за этого Вера без зятя осталась. Да времена меняются, МВД за последние годы сто раз перетасовывали, выгнали Гонкина, несмотря на все его заслуги. Кириллу деньги понадобились, вот он и стал с прессой сотрудничать. Но еще занятнее другое…

Я, не перебивая, слушала старика, Димон тем временем уставился в компьютер, Нина пила принесенный Федором кофе. Когда она отставила в сторону чашку, Приходько спросил:

— Болотов знал о вашей дружбе с Машей?

Терентьева кивнула:

— Конечно. Но мы никогда с ним не встречались, я была постоянно в разъездах. То лечу во Вьетнам, то в Корею. Сейчас, по идее, должна находиться в Японии, я туда отправилась месяц назад, командировка планировалась до мая.

— Вернулись из-за известия о кончине Медведевой? — предположил Федор.

Нина грустно улыбнулась.

— Ну кто ж меня отпустит? Мы с Машей считали себя сестрами, но по документам-то чужие люди. Форс-мажор произошел, у моего шефа жена в аварию угодила, вот он и прервал визит. Мы прилетели в Москву неожиданно. Чистая случайность, что адвокат позвонил в тот момент, когда я дома была. Поехала к Мане на квартиру, достала из тайника ее альбом — и к вам. Правда, я не сразу вас нашла, в справочниках телефонов бригады нет. Арестуйте Константинову, она убийца, я готова выступить на суде и рассказать все, о чем мы с Машей беседовали.

— Мы не обнаружили в квартире Медведевой тайников, — протянул Федор.

Терентьева показала на альбом.

— Плохо искали. Но теперь у вас есть эти снимки, они, правда, без лица, зато фигура осталась!

Глава 32

После того, как Нина покинула наш офис, Димон воскликнул:

— Есть новость!

— У меня тоже, — сказала я.

— Моя важнее, — заспорил Коробок.

— Нет, — уперлась я, — не делай опрометчивых заявлений. Ты не знаешь, что рассказал мне сейчас Иван Николаевич.

— А ты не в курсе, какое видео прислал мне Умка, — рассердился Димон.

Приходько встал.

— Спокойно! Иногда мне кажется, что я работаю директором обезьяньего питомника. Говорим по очереди. И первым буду я!

Совещание продолжалось несколько часов, в процессе к нам присоединился Умка, не в виртуальном, а в реальном виде. Я в ходе «разбора полетов» успела простить Федора за то, что он фактически обозвал меня мартышкой, забыла его фразу про обезьяний питомник и разозлилась на себя. Ладно, квартиру Медведевой я не обыскивала, но в гости-то к Константиновой в дом Болотова ездила я! Как я могла не заметить кучу мелких нестыковок? Они буквально били в глаза!

Вечером в зале совещаний появился Андрей Болотов. Прямо с порога он стал возмущаться:

— Имейте в виду, вам мало не покажется! Какое право вы имели меня задерживать!

Я всплеснула руками:

— Господи! Вас просто любезно попросили приехать! У нас появилась информация от Нины Терентьевой.

Болотов сел в кресло.

— Простите, не знаю такую.

— Это ближайшая подруга вашей любовницы Марии Медведевой, — вкрадчиво произнес Коробок, — неужели она вам ничего не рассказывала о переводчице, которую считала своей сестрой? Нина в курсе вашей истории.

Андрей вздрогнул.

— Вы все знаете?

— Ага, — по-детски подтвердил Федор, — сейчас и вам изложим.

После того как Приходько завершил рассказ о визите Нины, Болотов тихо сказал:

— Я полагал, что Терентьева сейчас за границей. Ладно, она вам сообщила правду. Я любил Машу, мы хотели быть вместе. Вот я и признался. Насчет Аллы это ложь, она меня не шантажирует, я сам не хочу огласки.

— Следовало сразу быть откровенным, — участливо произнес Коробок.

Болотов посмотрел на него.

— И кто бы мне поверил?

Я кашлянула.

— Можно вопрос?

— Говорите, — милостиво согласился бизнесмен, — теперь я абсолютно честно отвечу.

— Начнем от печки, — предложила я, — вспомним день, когда я пришла в ваш дом. Было неимоверно трудно договориться о визите. Вы согласились на встречу лишь после того, как вмешался банкир, давший вам кредит.

— Избегал стрессов для Аллы, — пожал плечами Андрей.

— Ай-ай, вы же ее не любите, просто не хотите огласки, — напомнила я, — хотя, надо признать, в присутствии Константиновой вы вели себя безупречно, именно так, как и надлежит супругу, который обеспокоен состоянием любимой жены. Ни одной фальшивой ноты.

— Алла меня не шантажировала, — не смутился Андрей, — мы с ней актерствовали по вполне понятным причинам. Я боюсь потерять бизнес.

— Теперь вспомним рассказ Аллы, она говорила про крем-маску и чай со снотворным, ее якобы усыпили, а вы отдали чай на анализ, — вздохнула я.

— Вранье, — отмахнулся бизнесмен, — мы это специально для вас придумали.

— Угу, — протянула я, — знаете, у меня действительно сложилось впечатление, что Константинова неадекватна. Она очень нервничала, даже сказала, что готова сниматься в роли Квазимодо. Вопрос. Почему вы не рассказали ей о предложении Сергея Гаврилова? Продюсер готовит сериал о женщине с изуродованным лицом. Знаете, он на самом деле не такой жесткий, каким хочет выглядеть, он добрый человек. Старается, правда, не демонстрировать данного качества, считает, что это ему повредит. Но о человеке судят по его делам. Сергей дал денег на лечение Аллы, а потом нашел сценарий и решил включить Константинову в работу. Продюсер не психолог, но он понимает — съемки воскресят актрису, она ощутит, что востребована, даже будучи изуродованной. Это милосердный поступок. А вы ничего не сказали Алле!

Андрей молчал.

— И решили пустить меня по ложному следу, — продолжала я, — солгали про Зинаиду Митко. Эх, мне бы обратить в тот момент внимание на мелкие шероховатости. Ну, например, во время беседы вы уверяли, что обожаете Аллу. Но рассказывая о ревности Зины, произнесли фразу о ее просьбе не снимать бикини. Извините, мало какому мужу понравится, что жена будет голой бегать вокруг бассейна в компании с Павлом Митко. Просьба Зины не должна вам казаться глупой, по идее, вы обязаны были встать на сторону ревнивицы.

— Вы же знаете, что мы прикидывались влюбленными, — мрачно буркнул Болотов.

— Ну да, — кивнула я, — поэтому говорили о Зинаиде, которая якобы подлила в крем кислоту, без всякой ненависти, просто изложили факты!

— Именно, — согласился Андрей, — ваши вопросы лишний раз подтверждают, что Терентьева сказала правду. Я не предполагал, что Мария с ней так тесно общается. У Медведевой, оказывается, были от меня тайны. Она придумала про шантаж Аллы, ничего такого не было, Константинова никого не убивала. Не знаю, зачем Маше понадобилось врать…

— Вот что странно, — не успокаивалась я, — вы произнесли тогда слова: «Кино не главное в жизни, можно найти другую профессию». Ввернули фразу ни к селу, ни к городу, Алла в тот момент говорила о горничной Анжелике и о викторине. Но как только вы это сказали, больная нервно отреагировала и ушла. Вся информация о Зинаиде Митко, Катерине Бочкиной и Маше Медведевой была озвучена вами без Аллы. Почему?

— Сами уже ответили, — огрызнулся Андрей, — я сдуру ляпнула не то, и Алка унеслась! Ей делается плохо при одной мысли, что «кина» более в ее жизни не будет!

— Может, вы все-таки любите Константинову? — неожиданно спросил Федор. — Потому и помогли ей уйти от ответственности за убийство Бочкиной и Медведевой?

— Маша отравилась сама из-за дурацкого проигрыша в викторине, — сдавленно сказал Андрей. — Я и не предполагал, какое значение для нее это имеет. Хотя мог бы сообразить! У нас были вторые сотовые, исключительно для личных бесед! Машенька часто в последнее время мне звонила, просила помочь, я отсылал ответы. Сейчас дам номера, пусть ваш специалист проверит, вы убедитесь, что я говорю правду!

— Уже читали, — кивнул Димон, — вы умный, образованный человек, но, к сожалению, не справились с последним заданием.

Болотов закрыл глаза рукой.

— Да. Теперь всю жизнь придется мучиться. В некотором роде смерть Машеньки на моей совести, я пытался разрулить дело с Аллой, просил ее подождать, а Машка впала в депрессию. Дурацкая викторина оказалась последней каплей. Я не снимаю с себя ответственности за ее кончину. Но к смерти Бочкиной отношения не имею вообще.

В комнате неожиданно раздался кашель. Даже я, знавшая, что Алла с минуты на минуту должна появиться в зале заседаний, вздрогнула от резкого звука. А Болотов взлетел над стулом, словно его укусила змея.

— Аллочка! Ты как сюда попала?

— Привезли на машине, — ответила Константинова.

Болотов кинулся к ней.

— Господи! Они сошли с ума! Кругом инфекция! Грипп! Под угрозой твое выздоровление! Сейчас же надо прикрыть лицо стерильной салфеткой! Молчи. Если хочешь вернуть себе нормальный вид, не произноси ни слова! А вы, господа, ответите по суду! Я привлеку всех за умышленное нанесение вреда больной! Солнышко, пошли отсюда!

— Как-то странно, — хмыкнул Коробок, — вы спасаете свой бизнес? Или любите Аллу? А может, ни то, ни другое?

Болотов замер.

— Кислоту в крем, а снотворное в чай добавили вы, Андрей, — сказала я, — у вас были ключи от квартиры Константиновой, и вы спокойно орудовали в комнате, ничего не боясь. Вы оказались замечательным психологом. В нашу первую встречу вы сразу сказали: «Понимаю, первым делом подумали бы на меня! Очень уж явные улики!»

И я решила: вы ни при чем. Ну какой преступник честно скажет: «У меня есть ключи от жилплощади Аллы, в моей лаборатории имеется кислота, а в научном центре то самое снотворное». Это же глупо. И вы предельно честно объяснили, что боитесь огласки, а происшествие с Константиновой может утопить ваш бизнес. И ведь правда, женщины поостерегутся приобретать крем с дурной репутацией. Вы сразу были вычеркнуты нами из списка подозреваемых. Вы казались заботливым мужем, искренне переживающим за жену, ну, может, слегка перегнули палку, создавая больной тепличные условия. Так это ж из желания сделать как лучше.

— Хитрый жучара! — не вытерпел Умка.

— Умный, быстро принимающий решения человек, способный на нестандартные поступки, — дала я характеристику Болотову, — полагаю, Катя Бочкина каким-то образом поняла, что в несчастье, произошедшем с Аллой, виноват Андрей. Сомневаюсь, что Екатерина шантажировала бизнесмена, она очень любила Аллу. Вероятно, Катя стала искать встречи с ней, Болотову это не понравилось, и он отравил девушку.

— С ума сошли! — заорал бизнесмен. — Ну какой мне смысл это делать?

Алла тихо заплакала.

Федор обнял актрису за плечи и сказал:

— Он вас специально мучил. Это было его главной целью. Ведь так, Болотов?

— Хитрый Андрей рассказал мне про Машу, — вздохнула я, — но не сообщил ее телефон, дал понять, что едва знаком с Медведевой. Он знал: я сама раздобуду номер, но хотел выиграть немного времени. Едва я вышла за порог, Болотов соединился с Машей, наврал ей по своей привычке с три короба и попросил рассказать Сергеевой про письмо от Кати, о ссоре Константиновой и Бочкиной, а еще историю о заражении той СПИДом от Дунина. Андрей сообразил, что допустил оплошность, не оставив у тела Кати записку. Милиционеры, приехавшие по вызову соседей Екатерины, действовали спустя рукава, им не хотелось получить висяк, поэтому они быстренько озвучили версию о самоубийстве и умыли руки. Но неожиданно свое расследование начинает спецбригада, и Андрей решает состряпать предсмертную записку.

А Машенька постаралась изо всех сил. Она тут же соглашается на встречу и самозабвенно врет гостье. Давайте вспомним: Медведева училась в театральном вузе, она умеет прикидываться. Но потом вдруг ее ноутбук издает странные звуки. Маша впадает в панику, восклицает: «Совсем забыла о викторине. Наверное, я не права, не умею отношения строить, о себе в последнюю очередь думаю! Счастья нет!»

Я не обратила внимания на эти слова, но сейчас понимаю: Медведева расстроилась, что, выполняя приказ Болотова, выбросила из головы загадки. Для Маши победа имела огромное значение. У нее нет друзей, потрясающая красота вкупе с нелюдимым характером не сделали Медведеву звездой тусовок, а тут ей предложили стать магистром. Машенька страстно хочет выиграть. Чтобы получить от меня помощь, фотомодель придумывает про несуществующие фото Кати и некие аудиозаписи. Медведева готова на все, чтобы стать магистром. Смею предположить, она устроила Андрею истерику, требуя отгадать загадку. И Болотов понял, что, желая исправить ошибку с запиской Кати, совершил новую оплошность. Не следовало впутывать в это дело Машу. Увы, у него не было времени для обдумывания плана, ему пришлось на ходу сочинять историю, и вот результат. Да, Медведева блестяще справилась с ролью, но у нее определенно нервный стресс, Маша распсиховалась из-за ерунды! Плачет в трубку! Что случится, если ее начнут допрашивать во второй раз, третий, четвертый и поймают на мелких нестыковках? Андрея беспокоит Медведева. Внимание! Она звонит не на тот мобильник, который Болотов всегда отключает и оставляет в бардачке своей машины, перед тем как войти в дом, а на обычный. Этого номера Андрей любовнице не давал, но она его выяснила, и он понимает: Машу нужно убрать. А как?

Пока убийца подыскивал способ расправиться с жертвой, последняя снова выходит на связь с любовником, на этот раз в полнейшей истерике. Ее уничтожили! Мери Белл погибла, компьютер умер!

Болотов делает стойку! Игра в загадки! То, что надо. Необходимо составить предсмертную записку, угостить Медведеву убойной дозой лекарства, и все утрясется. У Андрея есть свидетель, который расскажет дознавателям про идиотскую викторину. Это Татьяна Сергеева. Как хорошо, что Алла в разговоре с сотрудницей спецбригады упомянула про кретинскую игру! Вот только спешка до добра не доводит. Андрей убивает Машу, оставляет записку и уходит. Но он не подумал, что ноутбук Медведевой умер, значит, напечатать текст записки хозяйка не могла. Тупой косяк!

— Сама ты тупая корова, — неожиданно взвился Андрей, — напридумывала с три короба! Где доказательства?

— Нина Терентьева подтвердит, что у вас был роман с Машей! — воскликнула я.

— Я могу доказать, что записку Екатерины составили вы! — звонко объявил Умка.

— Круто, — не испугался Болотов, — давай!

Егор приосанился и развернул свой ноутбук экраном к Андрею.

— В письме есть строка «День февраля печален и строг, смерть призывает он на порог». Это цитата из песни рокера Кожаного Хряка. Стихи парень сочинил после смерти Екатерины, она их знать не могла. А тот, кто написал ее предсмертное письмо, был на единственном концерте Хряка. Я нашел запись действа в Интернете, сейчас включу… где она… вот… видите? Кто у нас там?

— Мужчина в бейсболке и свитере, — не дрогнул бизнесмен, — его трудно опознать.

Умка потер руки.

— Существует одна интересная программа, она редкая, дорогая, но я ею обзавелся. Сейчас с ее помощью снимем кепочку, увеличим, почистим, ну и кто у нас там? Андрей Болотов собственной персоной. Это доказывает…

— Это ничего не доказывает, — оборвал Гордина бизнесмен, — да, я посетил рок-концерт. И что?

— Вы процитировали песню Хряка в записке Екатерины, — напомнил Егор, — больше текст никто не знал.

Болотов расхохотался.

— Да ну? А остальные зрители? Они что, тоже преступники! Ты сам сказал, что запись концерта гуляет по Интернету. Ничего у вас не получится! Первый вопрос: где мотив? Зачем мне уродовать Аллу? Идиоты! Я же лишусь своего бизнеса!

— Документы не горят, — сказал Федор, — литератор утверждал, что огонь не трогает рукописи, но я говорю про архивы.

— Может, хватит? — фыркнул Болотов. — Нам с Аллой пора уходить.

Федор хлопнул ладонью по столу.

— Как звали вашего отца?

Андрей криво усмехнулся.

— Мать никогда не сообщала мне его имени. Дала отчество просто так. В браке мать не состояла, я незаконнорожденный.

Приходько взял со стола тоненькую стопочку бумаг.

— Говорил ведь, документы не горят, а вы давай снова врать. На родителей не клевещите. Ольга Сергеевна Болотова и Георгий Владимирович Павлов честно сходили в загс, о чем в соответствующей книге имеется запись. Через год у них появился сын Андрюша. Когда вам исполнилось девять лет, Георгий Павлов был задержан по обвинению в серийных изнасилованиях-убийствах. Дело вел следователь Константинов, отец Аллы. Вениамину Михайловичу не удалось добиться осуждения маньяка, Георгия отпустили. Но, похоже, ваша мать не сомневалась в том, что ее муж серийный убийца. Она покончила с собой, не подумав о сыне, которого оставляла с, мягко говоря, странным отцом. Не знаю, как вы жили вдвоем, но потом отец Аллы сам совершил правосудие — он застрелил Георгия.

Федор перевел дух, а я моментально заменила босса:

— Когда Вениамин Михайлович понял, что Кирилл Гонкин знает, кто расправлялся с преступниками, он покончил жизнь самоубийством. Но, в отличие от вас, Аллу не отправили в детдом, ее воспитывала бабушка. А вот вам не повезло, вы попали в плохой интернат, стали жертвой педофила Белобородова, вас мучили, над вами издевались. Вы, на мой взгляд, человек уникальный, смогли получить образование, выстроили собственный бизнес. Родственники Аллы и начальство Константинова сделали все, чтобы сохранить самоубийство Вениамина Михайловича в тайне. А вы, Андрей, при получении паспорта взяли фамилию матери и изменили отчество на «Иванович», не хотели ненужных вопросов или решили полностью отмежеваться от своего отца. Вероятно, история маньяка Павлова и следователя Константинова быльем поросла бы, но после очередной чистки личного состава МВД следователь Кирилл Гонкин, тот самый, что заподозрил Вениамина Михайловича в линчевании преступников, избежавших ответственности, был уволен. Гонкину нужны деньги, он зол на свое начальство, поэтому решает сотрудничать с желтой прессой, продает секреты. Одна из газет публикует материал про Константинова. Я не имею ничего против свободы прессы, но, к сожалению, многие репортеры в погоне за сенсационными фактами не думают, какие последствия могут иметь их публикации. Алла узнала правду об отце, посчитала себя обманутой и разорвала отношения с бабушкой. А вы, Андрей, выяснив, кто убил Георгия Павлова, решили мстить дочери Константинова. Нет, вы не любили своего папочку-насильника, вас толкали на месть иные мотивы. Вы прошли в детстве через тяжелые испытания, унижения. Но почему вы попали в интернат? Потому что вашего отца убил Вениамин Михайлович. Вы посчитали Константинова источником всех своих бед. А вот Алле повезло, она росла под крылом у бабушки. Разве это правильно? Настало время восстановить справедливость, и вы решили изуродовать Аллу, отняв у нее самое дорогое — кинокарьеру. Вы лишились счастливого детства, отрочества и юности, а дочери Константиновой предстоит потерять будущее. Вот вам мотив.

Болотов дернул плечами:

— Фрейд отдыхает! Вы создали психологический триллер. Маленький вопрос, зачем я ждал столько лет? Отчего не напал на Аллу раньше?

— Хотели, чтобы ее карьера расцвела пышным цветом, — мигом нашла я ответ, — очень больно падать с вершины горы.

Внезапно Константинова поставила все чашки на столе в линию, повернула их ручками в одну сторону, встала, подошла к Андрею и… обняла его.

— Милый, давай расскажем им правду! Они умные люди, поймут!

Болотов нежно поцеловал ее в макушку.

— Хорошо. Слушайте. Вы зря раскапывали историю с Аллой, никто ей в крем кислоту не подливал.

Константинова кивнула.

— Андрюша приготовил для меня особое средство. Небольшое количество едкого вещества следовало добавить в питательную маску и сразу нанести на лицо. Я несколько раз проделывала дома эту процедуру, и всегда успешно. Но в тот ужасный день я перепутала бутылочки. Приехала в центр за очередной порцией. Медсестру, которая мне собирала набор, срочно вызвали, она, убегая, сказала:

— Аллочка, возьмите на столе крем и пилинг.

Ну я и схватила, как мне показалось, нужное. Не знала, что беру кислоту. Никакого злого умысла ни у кого не было, медсестра не желала мне навредить.

Болотов прижал к себе актрису.

— Никаких личных отношений у нас тогда не было. Я жил с Машей Медведевой.

Алла освободилась из рук бизнесмена.

— Я провела в VIP-отделении почти месяц и, признаюсь в некрасивом поступке, стала шантажировать Андрея, потребовала денег.

— То есть рассказ Нины — правда? — уточнил Федор.

— Отчасти да, — кивнул Болотов, — я не мог заплатить Аллочке, перевез ее к себе, боялся, что она даст интервью газетам. Но потом…

Алла взяла его за руку.

— Мы стали тесно общаться, жили-то в одном коттедже. Мне было очень плохо, больно, страшно. Один раз в состоянии истерики я рассказала Андрюше правду о своем отце. Смотрю, он как-то съежился, а потом и говорит: «Ну, а теперь мой черед откровенничать!»

Андрей кивнул:

— Верно, мы проговорили всю ночь и поняли — нас судьба специально свела, нам надо жить вместе. Я полюбил Аллу.

— А я влюбилась в Андрюшу, — тихо сказала Константинова. — Кстати, он мне сообщил про предложение Сергея снимать меня в роли уродки. Но зачем? Я простилась с кино, теперь у меня другие приоритеты, хочу детей, семью.

— У нас возникло несколько проблем, — перебил ее Андрей. — Во-первых, следовало скрыть происшествие с Аллой, иначе я терял бизнес, деньги, превращался в нищего. Вторая головная боль — Маша.

— Мы не могли сказать ей правду, — вздохнула Константинова. — Вели себя ужасно глупо. Андрей практически перестал встречаться с Маней, все надеялся, что она поймет: роман закончен.

— Беда в том, что в тот день, когда Алла перепутала бутылочки, я в состоянии, близком к истерике, рассказал Марии правду о происшествии, — признался Болотов, — дурацкий поступок! Но у нас тогда вроде была любовь, а мне требовалось излить кому-то душу. Ясно?

— Более чем, — отозвался Димон, — вам приходилось все время твердить Медведевой о своей любви и рассказывать гадости про Аллу, иначе Маша могла разозлиться и выдать вас.

— Стыдно признаваться, но да, — тихо произнес Болотов, — я не знал, что она всем делится с Ниной. Вернее, не так. Терентьева — названая сестра модели, но она надолго уехала в Японию, я думал, от нее вреда не будет. Но я никогда не просил Машу печатать предсмертную записку от лица Кати. Зачем это мне? И убивать Медведеву не было смысла! Она никому не обмолвилась о моей тайне, ни разу не дала понять ни одному человеку, что злится на Аллу.

— Верно, — кивнула я, — мне она рассказывала о том, какая Константинова замечательная, ни капли негатива. Вот Катя ей не нравилась.

— Думаю, Маша решила мне помочь, — вздохнул Андрей, — я-то хотел, чтобы она рассказала про Зинаиду, увела вас в сторону Митко, четко пояснил, что и как ей говорить. Но Маша поступила по-своему. Придумала фокус с запиской! Я дар речи потерял, когда она мне потом позвонила и заявила: «Я все уладила! Теперь у них есть записка от Катьки! Она якобы самоубийца! Не волнуйся, я распечатала им только текст, адрес отправителя не дала!»

Я очень виноват перед Марией, но не убивал ее. Это сделал кто-то другой!

— Все как-то глупо, — всхлипнула Алла. — Мы никому не причинили зла! Ни Кате, ни Маше! Просто хотели избежать неприятностей!

— Через неделю мы улетаем в Швейцарию, — пояснил Андрей, — там есть клиника доктора Роже, он обещает полнейшее обновление лица Аллы. Мы перестанем таиться.

Извините нас, мы очень испугались, когда Татьяна стала настаивать на встрече, и придумали кучу вранья. Не могли признаться, стыдились, опасались за мой бизнес.

Алла заплакала.

— Мы никого пальцем не тронули. И у нас есть алиби. В день смерти Екатерины Андрюша меня возил на процедуру, на лазер. Туда не пробиться, но он упросил врача остаться после смены. В регистратуре есть запись о нашем визите. А в момент, когда погибла Мария, мы сидели в кафе «Ретро», меня там должны запомнить, я была в темных очках, а подбородок замотала шарфом. Пожалуйста, мне плохо! Отпустите домой! Я сначала, когда вы меня сюда привезли, пыталась держаться, храбрилась, но больше не могу! Устала!

Константинова заскулила, словно побитый щенок. Андрей бросился к ней.

— Она очень слаба! Давайте завтра продолжим! Сегодня уже поздно, Аллуся еле на ногах держится. Сейчас я напишу вам адрес клиники и кафе «Ретро». Завтра в девять утра мы вернемся сюда, вы проверите наше алиби и поймете, что ошибались в отношении нас.

— Я не знаю, кто убил Катю и Машу, но очень хочу, чтобы этих людей нашли и наказали, — закричала Алла. — Мы тут ни при чем. Со мной произошла ужасная случайность, а потом мы с Андрюшей полюбили друг друга. Это все!

Алла достала из кармана платок и несколько раз вытерла лицо. Я вздрогнула. Актриса вместе со слезами убрала и макияж. Тональный крем, румяна, тушь, губная помада перешли на бумагу, обнажились замаскированные рубцы, пятна и неровности. Константинова выглядела ужасно. Федор и Димон опустили глаза в пол.

— Сейчас почти ночь, — повторил Андрей. — Во сколько нам завтра сюда приехать?

— В восемь, — чуть поколебавшись, сказал Приходько, — не опаздывайте.

— Конечно, нет, — заверил Болотов, — мы очень устали и не хотим больше прятаться. Я готов объявить денежное вознаграждение тому, кто поймает преступников, лишивших жизни Машу и Катю. Не провожайте нас, лучше занимайтесь делом.

— Опять мы поставили не на ту лошадь, — мрачно сказал Димон, когда мы остались в своем кругу.

— Теперь мы знаем точно, что никто Аллу специально не уродовал, — вздохнула я. — Но почему погибли Маша и Катя?

Приходько взглянул на часы.

— Пора по домам. Завтра проверим их алиби, а сейчас спать!

Я честно попыталась выполнить приказ Федора. Приехав домой, легла в кровать, долго вертелась с боку на бок, потом встала, натянула халат и пошла в кабинет к Димону. Чует мое сердце, Коробок тоже мучается бессонницей.

Хакер сидел у компьютера. Я заглянула ему через плечо.

— Смотришь фото с места происшествия? Студия Медведевой?

— Угу, — кивнул Димон, — может, зацеплюсь за что.

Я устроилась рядом с ним на табуретке и тоже уставилась на экран.

— Ну как? — минут через десять осведомился Коробков.

— Никак, — в рифму ответила я, — красивая у нее была квартира!

— Не дизайнерская, — отметил Димон.

— Маша говорила, что сама придумывала интерьер, — вспомнила я. — Привозила вещи из-за границы, даже обои доставила на самолете.

— У нее царил творческий беспорядок, — отметил Коробок, — но в студии чисто и мило. Мне нравится, когда у вещей определенного места нет. Смотри, белая подушка явно должна лежать в кресле, а она на диване, но глаз не режет, наоборот, создает уют.

— Красные подсвечники, — сказала я, — один на журнальном столике, другой на подоконнике, вообще-то им положено находиться рядом.

— Но это тоже не раздражает, — кивнул хакер.

Внезапно меня охватило беспокойство.

— Аптечка!

— И что? — не понял Коробок. — Маша держала малочисленные лекарства в коробке из-под печенья.

— Верно, — прошептала я, — круглая жестянка находится на подоконнике, у нее снята крышка.

— Преступник хотел, чтобы мы сразу поняли: Медведева вытащила таблетки из этой коробки, — кивнул Димон.

— Внимательно посмотри на то, что находится рядом с аптечкой, — прошептала я. — Три кружки поставлены по размеру, ручками наружу, в одну линию, на одинаковом расстоянии друг от друга. Помнишь, как Алла сегодня машинально навела порядок у нас на столе? Выстроила чашки? Константинова действовала автоматически, она педант, болезненно аккуратна, такой человек подчас не контролирует себя. Когда я была у Болотова в доме, Алла так же выровняла чашки. Это мания. Димон, очнись! Маша обожала свою нору, украшала ее, но ей было плевать, что белая подушка из кресла валяется на синем диване. А вот Алла другая! Она подошла к окну, открыла коробку и машинально выровняла кружки… Вспомнила! Маша мне показывала их, хвасталась, что привезла их из Лондона, чашечки стояли совсем не по линеечке. Алла была в квартире Медведевой! Это она убила свою подругу.

— Черт! — подпрыгнул Димон.

— Звони Федору, — приказала я. — Надо срочно ехать к Болотову! Прямо сейчас!

Эпилог

Мы опоздали. Дом бизнесмена был пуст. Покинув наш офис, Константинова и Болотов прямиком отправились в аэропорт и улетели на Каймановы острова. В момент, когда нам открылась истина, лайнер уже успел покинуть воздушное пространство России.

В кафе «Ретро» пару не помнили, в лазерном центре их не видели. Дальше — больше. Оказалось, что вот уже полгода, как Болотов договаривался о продаже всего своего имущества и бизнеса.

Через день после моего визита к Андрею он достиг консенсуса с покупателем, который перевел очень большую сумму на счет… где? Правильно, на Каймановых островах.

Да, Димон проверял финансы Болотова, но, когда хакер лазил по его счетам, все еще принадлежало Андрею. Ну, а потом бизнесмен скинул цену, и сделка вмиг состоялась. Только мы о ней не узнали, потому что во второй раз никто не стал ворошить бухгалтерию фирмы по производству косметики. Кредит банку Болотов выплатил утром в день побега, поэтому никаких проблем с вылетом из страны не возникло.

След Аллы и Андрея затерялся. Полагаю, они никогда не вернутся в Россию. Поверьте, Каймановы острова — не самое плохое место для людей с деньгами. Кстати, на земном шаре немало уголков, куда вас впустят без особых проблем, даже если вы разыскиваетесь Интерполом.

Константинова и Болотов орудовали сообща. Они рассказали нам кое-какую правду. Лицо Аллы оказалось изуродовано из-за ее собственной оплошности. Константинова переехала жить к Андрею, оба разоткровенничались о своем прошлом, полюбили друг друга. Я думала, что сын маньяка возненавидит дочь следователя, ан нет, все вышло наоборот. Они решили уехать подальше и жить вместе в райском местечке, на берегу океана. Чего они опасались? По какой причине молчала о своей беде Константинова? Почему скрывали любовные отношения? Ну это мы знаем, Андрей боялся потерять производство, потом он начал вести переговоры о продаже бизнеса, ясное дело, хотел получить как можно большую сумму. А кто приобрел бы фирму, если правда об уродстве Аллы вылезет наружу?

Почему они убили Катю? Здесь начинается область догадок. Вероятно, Бочкина слишком активно хотела встретиться с Аллой, не верила в ее отъезд в Голливуд или в какую-то другую ложь, которую Катюше преподнес Андрей, собиралась поднять шум. Алла и Андрей не могли рассказать ей правду. А та, похоже, решила во что бы то ни стало раскопать ее. За это и поплатилась жизнью.

Многим может показаться диким решение Аллы разобраться с проблемой, убив Екатерину. Нормальный человек попытается поговорить с подругой, объяснить ей ситуацию, наврет с три короба, попросит: «Не рассказывай никому о том, что случилось с актрисой Константиновой», в конце концов предложит денег за молчание или напугает чем-нибудь, пригрозит. Но лишать жизни лучшую подругу из страха, что твой муж потеряет бизнес?! Да только у Аллы давно имелись проблемы, вспомним ее маниакальную привычку наводить порядок, психически нормальная женщина не станет выравнивать по линеечке чашки в чужой квартире. А еще Димон нашел в Интернете несколько научных статей, в которых специалисты рассказывали о том, что у людей, чья внешность была сильно изуродована в результате несчастных случаев, начинаются изменения личности, появляется агрессия, озлобление, часто развивается депрессия. Может, Болотов и хороший специалист, но то, что его жена стала психически не адекватна, он не заметил. Совершенно немотивированно Константинова посчитала Катю виновной во всех своих несчастьях, возненавидела ее, испугалась и подумала, что убийство Бочкиной — наилучшее решение проблемы.

У Аллы был ключ от квартиры Кати, Константинова знала, что Бочкина обожает кисель. Вот только про записку они с Андреем не подумали. Но им повезло: смерть простой медсестры, выдававшей себя за врача-диетолога, не озаботила отделение милиции. Думаю, влюбленные вздохнули свободно, Андрей искал покупателя, договаривался с ним о деньгах, счастье было так близко, и тут, бац! Появилась я, свалилась, как кирпич на голову! Наверное, Алла запаниковала, а Андрей второпях решил исправить ошибку, попросил Машу отдать мне «записку» Бочкиной. Вот только потом пришлось избавляться от модели. Судя по порядку на подоконнике, таблетки Медведевой подсыпала Алла. Она вполне способна была водить машину, только притворялась слабой.

Мы чуть было не поймали убийц, но они ловко вывернулись. Константинова безупречно сыграла свою роль, Болотов тоже не подкачал. Кстати, никаких операций-манипуляций Константиновой в последние дни не делали. И, как потом выяснилось, Алла, тщательно наложив грим, иногда ездила в город, надев шляпу с большими полями. В некотором роде смерть Медведевой лежит на нашей совести. Не начни мы поиск убийцы Кати, Андрей и Алла спокойно улетели бы из России. Но мои действия заставили Болотова запаниковать, совершить ошибку с запиской. Сомневаюсь, что когда-нибудь забуду об этом деле, в котором потерпела неудачу.

Впрочем, и Федор, и Димон тоже предпочитают не говорить о бизнесмене и актрисе.

Недели через две после того, как мы упустили преступников, Коробков сказал Приходько:

— Умка отличный специалист.

Федор усмехнулся.

— И что?

— Нам не хватает людей, — напомнил Димон.

— Нет, — отрезал шеф.

— Но почему? — изумился Коробок.

— Он не подходит, — категорично заявил Федор.

— По какой причине? — уперся Димон. — Он умный!

Шеф неожиданно улыбнулся.

— Думаю, лучшим нашим сотрудником может стать девочка Ксюша, устроитель викторины. Но ей еще надо закончить школу, поучиться в университете. Очень талантливый ребенок, мы никому не расскажем о ее подвигах в Интернете. А что касаемо Егора, то причин для того, чтобы не связываться с ним, много, но я назову лишь одну: не хочу видеть здесь Тупку!

Я постаралась сохранить серьезный вид. Ну, шеф, не ожидала от него!

— Кого? — растерянно переспросил Дима.

— Тупку, — повторил Федор, — она мне надоела! Везде лезет, активничает, много и громко разговаривает. Катастрофа, а не женщина. Умка неплохой человек, но к нему в пару прилагается Тупка. Конец беседе!

— Умка немного чудаковат, — попытался настаивать Димон, — но…

— Хватит с нас чудаков, — внезапно вскипел шеф, — лимит исчерпан. Одного дедушки на выданье в коллективе достаточно!

Приходько покраснел и вышел из кабинета, Коробок проводил его недоуменным взглядом.

— Дедушка на выданье? Это он о ком?

Я отвела взгляд, ну не говорить же правду: «О тебе, Димон! Дедушка на выданье у нас ты».

— Егор и Валентина, Умка и Тупка, — пробормотал Коробок, — ну почему Гордин связался с Валей, а? Вроде такой умный, а живет с дурочкой.

Я предпочла уйти, не ответив и на этот вопрос. А почему Димон любит Лапулю? Правда, наша Барби очень мила, абсолютно неконфликтна, прекрасно готовит, ладит с Анфисой, Маргошей, любит меня, кошек, черепашку Музу и скоро подарит своему котику зайчика. Одна беда, Лапа крепко подружилась с Валентиной. Федор не желает сотрудничать с Егором, но нам не удастся избавиться от Умки и Тупки: теперь они навечно с нами.

Я выскользнула из кабинета и поспешила в гараж. Сегодня у меня выдался свободный вечер, я сказала Димону, что собралась прошвырнуться по магазинам, хочу купить новые сапоги. Но на самом деле я тороплюсь в интернет-салон, в город «Виль», туда, где обитает Астраханский Слон. На этот раз буду действовать осмотрительно, заведу с ним дружбу и в конце концов пойму, он Гри или нет? Хотя интуиция мне подсказывает: под странным ником скрывается мой навсегда потерянный муж. Не знаю, куда заведет меня это приключение, и я уж точно не собираюсь никому о нем рассказывать. Чувствую ли я себя несчастной из-за разлуки с Гри и стала ли счастливой, получив призрачную надежду на общение с любимым?

Знаете, на самом деле человек не так несчастен, как ему думается, и он никогда не станет настолько счастлив, как ему хочется. Вечно чего-то будет не хватать: денег, квартиры, машины, работы, детей, здоровья. Поэтому не ждите абсолютного счастья в далеком будущем. Цените мелкие, сиюминутные радости. Какие? Ну я, например, сегодня начну худеть, отдам ужин врагу и буду очень собой довольна. Во-первых, стану уважать себя за силу воли, во-вторых, похудею, а в-третьих… Если всегда отдавать ужин врагу, неприятель превратится в друга.

Примечания

1

Как Таня оказалась у Коробкова, читайте в книге Дарьи Донцовой «Золотое правило Трехпудовочки», издательство «Исток».

2

Газета «Правда» — главный печатный орган советских лет с миллионными тиражами. Каждый член КПСС был обязан на него подписаться.

3

Название придумано автором. Любые совпадения случайны.

4

Софья Ковалевская (1850–1891) — великий русский математик.

5

Маргарет Тэтчер (1925) занимала пост премьер-министра Великобритании.

6

Сестры Бронте, Шарлотта (1816–1855), Эмили (1818–1848), Энн (1820–1848) — английские писательницы.

7

Об уходе Чеслава и последовавших кадровых перестановках в бригаде рассказано в книге Дарьи Донцовой «Золотое правило Трехпудовочки», издательство «Исток».

8

О том, кто такая Марта Карц, рассказано в книге Дарьи Донцовой «Старуха Кристи — отдыхает!», издательство «Исток».

9

Петипа, Мариус Иванович (1818–1910), русский балетмейстер, француз по происхождению.

10

Название придумано автором, любые совпадения случайны.

11

Поняла? (франц. )

12

Насчет слона не знаю, а Репин с Айвазовским совместно создали полотно «Пушкин у моря», оно имеет еще второе название «Прощание Пушкина с Черным морем». Вам подсказать, кто какую часть рисовал, или сами догадались? Если нет, то Айвазовский изобразил водную стихию.

13

ПТУ — профессионально-техническое училище. В советские годы в них поступали после восьмого класса дети, которые не планировали получать высшее образование. Хорошая идея дать молодым людям полезную профессию погибла из-за глупых учителей, которые постоянно твердили: «Будешь лениться, станешь пэтэушником. Вот уж позор родителям».

14

13 сентября 1812 г. в Филях состоялся военный совет, где решался вопрос: сдать ли французам Москву.

15

Об этом рассказано в книгах Дарьи Донцовой «Старуха Кристи — отдыхает!», «Золотое правило Трехпудовочки» и «Рваные валенки мадам Помпадур», издательство «Исток».

16

Болезнь легионеров — редкая разновидность пневмонии. Вспышки возможны в помещениях с кондиционерами, увлажнителями воздуха, принудительной системой вентиляции.

17

О том, как Таня Сергеева стала сотрудницей бригады, читайте в книге Дарьи Донцовой «Старуха Кристи — отдыхает!», издательство «Исток».

18

Вуайерист — человек, который любит подглядывать тайком за другими, подсматривать в окно, замочную скважину и т. д. Для него главное — именно подсматривать, такая личность не пойдет на стриптиз и не купит фильм категории «жесткое порно». Вуайеристу необходимо тайком влезть в чужую жизнь, объект наблюдения не должен ни о чем подозревать.

19

Название придумано автором, любые совпадения случайны.

20

Канатчикова дача — так иногда потомственные москвичи называют московскую психиатрическую больницу № 1. Она была построена в 1875 г. в дачной местности, на участке, который ранее принадлежал купцу Канатчикову.

21

Моя вина (лат. ).


Page created in 0.0222959518433 sec.


Источник: http://e-libra.ru/read/248417-dedushka-na-vydane.html



Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери фото
Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери

Короткие поздравления с днем рождения отца от дочери