Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс
Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Ласково нам улыбнувшись, Соломон сразу же стал расспрашивать, что мы читали из марксистской литературы. И тут обнаружилось, что Сергеи гораздо начитаннее меня. Мне это показалось обидным, и, чтобы не ударить лицом в грязь, я похвалился, что, когда мы недавно проходили в реальном историю Великой французской революции, я прочел и Тэна и Менье.
—    Реакционер и либерал! — сказал Соломон,— Если хотите знать правду о Великой французской революции, прочтите-ка вот это...— И он из большой кипы книг, которая появилась в доме Елькиных одновременно с его возвращением, достал толстую книгу. Это была книга Жореса о Великой французской революции.— Жореса нельзя назвать марксистом,— говорил Соломон,— но он в этой замечательной истории обнаружил понимание борьбы классов. Замечательный человек! Вы слыхали о нем?
Мы ответили, что слыхали. Карл Лнбкнехт и Жорес — это были имена борцов за интернационализм. Соломон удовлетворенно кивнул головой и стал развивать нам большевистские взгляды на войну, которые в то время, признаться, нам казались крайними. Мы и спорили и соглашались. С ним было легко и просто. Мы рассказали Соломону о нашем ученическом журнале, о литературных увлечениях и в разговоре упомянули имя нашего преподавателя литературы Андрея Алексеевича Стакена.
—    Андрюшка Стакен?! — Соломон резко вскинул голову и оглянулся, словно Андрей Алексеевич присутствовал где-то здесь, рядом.— Это же мой товарищ по организации! Нас вместе арестовали. Хорошо все-таки, что он уцелел...
—    А разве он был большевиком?
—    Еще каким большевиком! Да я разыщу фотокарточку, где мы все вместе сняты, вся наша группа. Сниматься, конечно, нам не следовало... Мы были мальчишки, но неплохие мальчишки! Но Андрей — он и среди нас был орленок... Как хорошо, что он жив! Мы с ним здесь больших дел наделаем!
—    Да ведь он не большевик! — твердили мы.
—    Что вы можете знать о его партийности? Неужели он будет вам докладывать об этом? — возразил Соломон.
Мы переглянулись. Очень не хотелось разочаровывать его. Мы слышали, как Андрей Алексеевич Стакен сразу же после революции выступал у нас в реальном на митинге учеников старших классов от имени партии народных социалистов — это была самая правая из всех партий, называвших себя социалистическими.
Соломону нужно было идти в Совет, и мы пошли вместе с ним. Судьба подстроила так, что в ярко освещенном фойе Народного дома мы столкнулись с Андреем Алексеевичем Стакеном. Он был в чесучовом летнем костюме, оттенявшем смуглоту его красивого оживленного лица, в летней панамке. Но едва он увидел Соломона, оживление сразу сбежало с его лица и заменялось каким-то неподвижным, стеклянно-бесстрастным выражением. Соломон с удивлением вглядывался в него,— видно было, что оба они сильно изменились за эти десять лет...
—    Андрей, здравствуй! — сказал Соломон, протягивая РУКУ-
—    Здравствуйте,— ровно, не возвышая голоса, произнес Андрей Алексеевич. Рукопожатия, которым они обменялись, могло и не быть.— Вы давно вернулись? — спросил Андрей Алексеевич, подняв па Соломона свои темнокарие, словно затянутые прозрачной пленкой глаза.
Соломон ответил очень коротко. Но глаза его искали, расспрашивали, требовали. А лицо Андрея Алексеевича и глаза его ничего не отвечали, были немы и тусклы. Соломон назвал несколько имен.
—    Нет, нет, не знаю, не слышал...— отвечал Андрей Алексеевич.
Вдруг, словно что-то уяснив себе, Соломон резко оборвал этот спотыкающийся разговор н вошел в зал заседаний. Кивнув нам головой и чуть улыбнувшись, Андрей Алексеевич бросил быстрый взгляд па наши лица и тоже исчез куда-то.
—    Ну, что ты скажешь? — говорил Сергей.— Видал своего любимца? Хорош!
—    А что, собственно, произошло? — вопросом ответил я.— Разошлись в политических взглядах?
—    Что произошло? А вот что. В юности оба были революционеры. Но Соломон оказался стойким. Ни ссылка, ни реакция не сломили его, он не опустил головы ни перед чем! А наш Андрюшка...



Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс

Неподвижный интересный конкурс